1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

В следующие 20 лет России необходимо построить экономику, независимую от экспорта углеводородов

klimat6Каких результатов удалось достичь за последние пять лет в решении проблемы глобального потепления и что надо делать России в данном направлении. Об этом в беседе с Натальей СПИВАК (Лондон) рассказывает председатель Комиссии по переходу на чистые источники энергии (Energy Transitions Commission) Лорд АДЕЙР.

– Господин Адейр, как вы считаете, удастся ли удержать развитие процесса глобального потепления в пределах двух градусов?

– В настоящее время нельзя сказать, что мир стоит на твердой позиции потепления не более чем на два градуса. Скорее всего это значение на уровне трех-четырех градусов. Парижское соглашение призывает все страны принимать все возможные усилия для снижения выбросов диоксида углерода. Если будут приниматься все прописанные в соглашении шаги, то можно будет достичь и лучших результатов. Главная идея Парижского соглашения – сделать первый шаг, который впоследствии, может быть, в 2019–2020 годах, позволит подписать соглашение о значительно большем снижении количества выбросов.

Хорошие предпосылки достижения этого сегодня не в политической сфере, а в технологической. Мы достигли огромного прогресса: стоимость чистых источников энергии, таких, как солнечная и ветряная, стремительно дешевеет, больше, чем мы предполагали пять лет назад. Стоимость солнечной энергии снизилась на 85% по сравнению с уровнем цены шестилетней давности, а стоимость ветряной энергии за тот же период – на 65%. И это экстремально хорошие новости. Политические процессы, конечно, не совершенны, но могут быть улучшены.

– Насколько эффективно реализуется Парижское соглашение?

– Парижское соглашение – это полезное начало, соглашение, которое, конечно, лучше иметь, чем не иметь вообще никакого. Оно стимулирует многие страны мира к принятию ответственных шагов в снижении глобального потепления, для достижения в будущем лучших результатов. (В России в 2015 году было создано партнерство по сохранению климата с целью объединить усилия российского бизнеса по сокращению воздействия на окружающую среду и предотвращению климатических изменений. В «Российское партнерство по сохранению климата» (РПСК) вступили такие компании, как «РУСАЛ», «АЛРОСА», «РОСНАНО», «Сбербанк», «Ингосстрах», «Альфа-банк», ВТБ и другие. На сегодняшний день в РПСК входит 21 организация корпоративного сектора. – Ред.)

– В условиях низких цен на газ и нефть чистые источники энергии могут быть конкурентоспособными?

– В Северной Чили, Объединенных Арабских Эмиратах, где в сфере электроснабжения есть благоприятные условия для развития солнечной и ветряной энергетики, цена чистой энергии ниже трех центов за киловатт электричества. Эта цена значительно меньше тех, которые можно получить от газовых и угольных электростанций. Конечно, эти достижения в снижении цены коснулись пока не всех стран. Но многие государства, владеющие достаточным количеством ветряных и солнечных ресурсов, имеют весь потенциал для этого.

В транспортной сфере нефтепродукты получили конкурента – аккумуляторные батареи. Электромобили к 2020 году могут стать абсолютно конкурентными по сравнению с автомобилями, работающими на традиционном топливе, если батареи станут дешевле. Возможно, сами машины будут дороже, но время их полезной эксплуатации увеличится. Двигатели электромашин будут работать значительно дольше, чем стандартные двигатели, так как их конструкция стала проще. Я предполагаю, что к 2020 году тенденция приобретения электромобилей резко усилится. Но нефтепродукты будут продолжать доминировать в авиации, в грузовом автотранспорте, в морских перевозках.

– В каких странах самые низкие цены на чистые источники энергии?

– В странах со значительными ресурсами ветра, солнца и с дешевой землей. Площади, занятые под солнечные панели, невозможно использовать одновременно для другого. Самые выгодные условия для этого в США. Например, большие площади пустыни в штатах Невада, Калифорния, Нью-Мексико, Техас. В этих районах низкая численность населения, дешевая земля, не имеющая ценности для сельского хозяйства, много солнца. В Великобритании, например, это значительно дороже и сложнее, так как мы более густозаселенная страна, здесь дорогая земля, имеющая сельскохозяйственную ценность. Я не удивлюсь, если цены на землю в Великобритании в 20 раз дороже цен в Неваде. И у нас не так много солнца.

Огромные возможности для развития солнечной энергетики есть в Сахаре. Если на 100 тысячах квадратных километров расположить солнечные панели, что займет лишь незначительную площадь пустыни, это будет покрывать все потребности в электроэнергии всей Западной Европы.

Марокко, Алжир, Ливия, Тунис, Египет имеют отличный потенциал для солнечной энергии и там дешевая земля.

Проблема этих стран в политической нестабильности и, конечно, многие европейские государства побоятся попасть в энергетическую зависимость. Но если мы сможем провести высоковольтные линии электропередачи, это было бы замечательным энергоресурсом для Западной Европы.

В Китае есть большие возможности в пустыне на западе страны. Монголия обладает огромным потенциалом солнечной и ветряной энергии.

– Какие из стран в данное время делают наибольшие выбросы диоксида углерода, СО2?

– В таком показателе нужно считать выбросы в пересчете на душу населения. И Китай с 1,4 миллиарда жителей – не самый большой источник выбросов. На первом месте США, выбросы здесь в три раза превышают показатели выбросов на душу населения в Китае. Затем идут Саудовская Аравия, Австралия, Россия, только потом Китай.

Я считаю, КНР очень ответственно относится к экологии и предпринимает многое для снижения выбросов СО2, делает огромные инвестиции в чистые источники энергии. Китайцы делают это, так как ответственны за мировую экологию, а также имеют внутренние экологические проблемы из-за больших объемов угля, используемого в генерации электроэнергии. Но на сегодняшний день Китай значительно снизил количество потребления угля в энергообеспечении.

– В чем заключается позиция Великобритании, какие действия страна предпринимает в борьбе с глобальным потеплением?

– Великобритания приняла обязательства снизить выбросы СО2 на 80% – с 800 млн тонн в год до 160 млн к 2050 году, и мы идем к этой цели строго в соответствии с намеченным графиком. Перед нами стоит задача полностью исключить выбросы углеводородов из сельскохозяйственного производства. Намного легче «разуглеродить» электричество, чем сельское хозяйство.

Наиболее острая проблема для Великобритании – остановка утечки тепла из жилых помещений. Большинство наших домов были построены в 1900–1930-х годах из кирпичей, которые не энергоэкономны. Много тепла теряется через крыши в холодный сезон. И это трудно изменить, так как мы должны убедить владельцев домов провести внутренние работы по снижению теплопотери.

– Какой ваш совет России? Как ей стать более ответственной страной в проблеме потепления?

– Россия, конечно, является одним из крупнейших производителей нефтегазовых продуктов. Но России нужно понять, что, может быть, это продлится еще лет 20. В перспективе 30–40 лет мир, возможно, не будет нуждаться в российских нефти и газе. В следующие 20 лет России необходимо построить экономику, независимую от экспорта углеводородов. В России есть огромные гидроресурсы, сравнительно недорогая земля и большие площади, которые могут быть использованы для генерации ветряной и солнечной энергии. Конечно, важно уйти от использования угля как можно быстрее.

– А в чем проблемы США?

– Наряду с Россией, Китаем, Индией, которые подписали Парижское соглашение, США, наоборот, заявили летом 2017 года о выходе из соглашения. Это решение, к сожалению, было принято на уровне правительства. Но многие американские компании и некоторые Штаты в отдельности прилагают усилия в сохранении экологии и снижении выбросов углекислого газа. Думаю, основную проблему составляет американский Конгресс, многие члены которого не верят в потепление, а если и верят, то не собираются предпринимать действия для предотвращения этого процесса.

Очень жаль, что одна из самых богатых стран в мире, обладающая наилучшими возможностями для развития чистых источников энергии, с пустой неплодородной почвой и обилием солнца, где возможно произвести очень дешевую солнечную энергию, не использует чистые ресурсы. Американское федеральное правительство в настоящее время занимает безответственную позицию в проблеме потепления климата. Но все остальные страны должны принимать все возможные шаги и усилия для сохранения экологии.

– Что необходимо делать для этого? Как выйти на целевые показатели?

– Я председатель Energy Transitions Commission. Мы издали подробный отчет о том, что необходимо сделать.

Во-первых, надо максимально снизить производимую и потребляемую углеродную энергию. Мы знаем, как перейти на солнечные и ветряные источники энергии, которые сегодня значительно дешевле, чем пять лет назад. Формула заключается в строительстве солнечных и ветряных станций, которые будут поддерживаться в трудные погодные дни газовыми турбинами (в целом использование газовых турбин в год составит не более 5–10%). Весь процесс перехода, возможно, займет 20 лет.

Нужно дополнительно снижать стоимость аккумуляторных батарей, но все это исполнимо. Думаю, к 2050 году основными источниками энергии в мире будут солнце, ветер и мирный атом. Вряд ли к тому времени останутся угольные электростанции. Так, Великобритания в данный момент практически не использует уголь для производства энергии, а к 2020 году использование угля абсолютно прекратится. И экономика любой иной богатой страны способна достичь того же к 2020 году.

Мы знаем, как «разуглеродить» электроэнергию. Мы можем позволить продолжить потребление газа немного дольше. Газ намного экологичнее угля.

Во-вторых, нужно больше использовать электромобили и электроотопление. Надо признать, мы далеки еще от использования самолетов на электродвигателях, грузовых автомобилей, ходящих на длинные дистанции, и морских судов. Этим видам транспорта необходимы батареи, которые в данный момент имеют слишком большие габаритные характеристики.

Перед производством цемента и стали стоит сложная задача в снижении выбросов СО2. У нас есть некоторые технологии для решения данных проблем. Например, применение жидкого водорода, который можно произвести с использованием чистых источников энергии и затем использовать в качестве топлива для самолетов, грузового транспорта и кораблей.

Для производства стали и цемента созданы технологии, позволяющие собрать выбрасываемый диоксид углерода, который затем можно хранить под землей, добавить в цемент или вернуть в почву для поддержания естественных процессов.

Конечно, все эти технологии пока далеки от того успеха, который наблюдается в развитии генерации солнечной и ветряной энергии. Напомню, они стали дешевле на 85 и 65% соответственно.

Стоимость биоэнергии, жидкого водорода осталась примерно на том же уровне, что и пять лет назад. Перед нами стоит задача: развитие этих технологий и снижение их стоимости, желательно в тех же процентах, что удалось достичь в солнечной и ветряной энергии.

В-третьих, нам нужно экономно использовать энергию. Существует огромный потенциал в экономном потреблении электроэнергии в бытовой технике, вентиляции, кондиционировании, электромобилях. Это не потребует больших усилий со стороны правительства.

Резюмируя, можно сказать, что нам нужно найти путь для снижения выбросов СО2 и быть уверенным при этом, что бедные страны будут иметь нормальные стандарты жизни, а богатые – использовать энергию экономно, перейдя на чистые источники энергии. Сравните: США потребляют 290 гигаджоулей энергии на душу населения, Саудовская Аравия – 294 ГДж, Россия – 219 ГДж... А Индия с численностью населения более миллиарда человек – всего 28 ГДж.

– Какова роль Energy Transitions Commission в этом вопросе?

– Мы максимально стараемся изменить мышление: ускорить процесс перехода к низкоуглеродной экономике, добиться скорейшего прогресса в производстве и потреблении чистой энергии, направить усилия всех стран для достижения этой цели. Комиссия проводит глубокую аналитическую работу, пытается склонить к действиям организации, компании, правительство.

Наталья Спивак

http://www.ng.ru/ng_energiya/2017-09-12/9_7071_energy.html