1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Города России в год экологии

god-ecoВ январе 2016 года Президентом России был подписан указ, согласно которому 2017 год в России объявлен Годом экологии и Годом особо охраняемых природных территорий. Цель данного события - привлечение внимания общества к вопросам экологического развития России, сохранения биологического разнообразия и обеспечения экологической безопасности. Безусловно, цели достаточно амбициозны. И по логике, для их достижения необходима реализация масштабных проектов.

Практика посвящать каждый наступающий год той или иной сфере стала для российских властей традицией: Год российского кино, российской литературы, культуры и т.д. Вот только экология - это не кино и не литература.

ОМСК

Ответить на вопрос: "Какие экологические проблемы можно решить за один год?", а также дать характеристику экологической ситуации в Омской области постарался независимый эксперт по проблемам окружающей среды Сергей Костарев.

Почему все плохо?

- Сергей Владимирович, не секрет, что Омск буквально обрастает мусором. Можно ли омичам рассчитывать, что в Год экологии власти все-таки предпримут решительные меры для изменения ситуации?

- Прежде всего отмечу, что проблема экологии актуальна абсолютно для всех городов. А плохая экология - это, прежде всего, некомфортные условия проживания. Что касается обращения с бытовыми отходами, то из-за высокой плотности населения в городах, мы постоянно сталкиваемся с проблемой накапливания огромной массы мусора. Например, в Омске за год производится около полумиллиона тонн отходов, т.е. около 2,5-3 кубометров на человека.

Сделаю краткий экскурс в историю. Впервые с <мусорной> проблемой в Омске столкнулись в 2002 году, когда все помойки и городские свалки оказались переполненными. В советское время на проблему утилизации отходов не обращали особого внимания, мусор просто вывозили за город на свалки. Именно на свалки, а не полигоны. В Омске правильных полигонов для бытовых отходов не было никогда. Власти просто отказывались их строить. И город оказался в заложниках у свалок.

Первое, что сделали власти в 2002 году - перевели предприятия, занимающиеся вывозом мусора из муниципальной в частную собственность. И это решение было правильным. Система обращения с отходами стала развиваться. Уже к 2005 году была разработана стратегия минимизации отходов в городе "Ноль отходов в Омске". В ее разработке принимали участие Администрация города Омска, НП "Экологический комитет", ДЮОО "Экологический центр" и Совет графства Оксфордшир (Великобритания).

Не сжигать, а закапывать

- Почему именно Оксфордшир?

- Дело в том, что на тот момент в Англии и России складывались похожие ситуации относительно мусора - он просто накапливался и мало перерабатывался. Но было решено изменить ситуацию. В Графстве Оксфордшир, которое является своеобразной помойкой для Лондона и там располагалось 6 полигонов, разработали современную систему по управлению отходами, включая их сбор и переработку. Мы активно следили за их опытом, и когда в Омске появилась необходимость разработки проекта по отходам, то решили привлечь англичан.

Согласно стратегии "Ноль отходов в Омске" предлагалось изменить систему сбора и утилизации мусора. Мы предлагали установить специальные контейнеры для раздельного сбора, организовать систему по сортировке, вывозу и переработке мусора. Кроме того, нужно было организовать современные полигоны по захоронению отходов. Отмечу, что строить в регионе мусоросжигательный завод нельзя. Во-первых, с точки зрения вреда для экологии. Во-вторых, - это слишком дорого. Сам мусор станет в 10 раз дороже для тех, кто его будет сдавать - для граждан.

Сейчас же в Омске есть только свалки временного хранения, и мусор рано или поздно необходимо будет куда-то девать. Правильным решением является предварительная сортировка мусора и строительство полигонов по захоронению тех отходов, которые нельзя переработать. Но и в этом случае нужно использовать современные технологии.

Например, на "правильных" полигонах подготовленные ямы заполняются отходами до определенного уровня и закапываются. И на протяжении 20-25 лет из мусора идет выделение газа метана, который собирается. Во многих странах выделяемый газ используется для отопления. В Омске этого нет. Газ у нас просто сгорает или выбрасывается в воздух.

Подчеркну еще раз, лучше - отсортированный мусор правильно закапывать и следить за полигоном, но не сжигать. Можно еще перед закапыванием мусор упаковывать в специальные пакеты или контейнеры.

Ноль отходов - реальность

- Если была разработана программа, включающая в себя передовые подходы, то почему Омск по-прежнему завален мусором?

- В 2005 году в Омске был избран новый мэр. И его взгляды на экологическую ситуацию были абсолютно противоположны позиции предшественников. Как следствие, стратегия "Ноль отходов в Омске" была заморожена. А зря. В мире идут по этому пути и, например, в городе Сан-Франциско отходы уже не захоранивают, а используют, либо продают в Китай. На самом деле, современные технологии позволяют так организовать систему обращения с отходами, что их не будет совсем. Для некоторых государств, в частности, для Швеции, мусор давно стал ценным ресурсом, закупаемым из-за рубежа.

- Может ли Омск стать городом без мусора?

- В последние годы ситуация стала меняться. Но исключительно благодаря инициативным предпринимателям и городским активистам, которые установили по городу контейнеры для раздельного сбора отходов. А также организовали предприятия по сортировке и вывозу.

Город без отходов - это реально, в идеале. Но на практике - достаточно сложно. Для Омска - невозможно. Чтобы мусор стал ресурсом - он должен быть чистым, отсортированным. Переработка смешанных отходов обходится в разы дороже. А для Омска - куда не кинь, всюду клин. Невозможно заставить всех жителей города разделять мусор. Особенно, жителей многоквартирных домов, где современные методы обращения с отходами не работают. Куда более реально осуществить раздельный сбор в частном секторе. Но почему-то в этом направлении ничего не делается. Либо не понимают, либо не хотят. Интереса к решению этой проблемы у городских властей не было. Однако сейчас эта ответственность переложена на региональные власти. Посмотрим, к чему в реальности это приведет.

Бессмысленно и опасно

- Сергей Владимирович, как Вы считаете, эффективен ли принцип - посвящать каждый год конкретной сфере? В том числе, экологии.

- На мой взгляд, Год экологии - это бессмысленно и опасно. Решение экологических проблем - это не кинотеатр построить или кинофильм снять. Экология требует системного подхода. А за год только цветочки посадить можно.

Более того, у региональных властей возникает большой соблазн проведения разовых акций. Таких, как высадка деревьев вокруг города. Что можно рассматривать только как утилизацию ненужных саженцев. Выиграть от этого могут только дачники, которые наберут саженцев и смогут вырастить их у себя на участках. Что касается города, такая акция не приведет ни к чему хорошему.

Было бы правильнее использовать Год экологии, как старт для долговременных проектов по решению действительно важных проблем. Например, в Омске к таковым можно отнести: ТКО (твердые коммунальные отходы), выбросы ТЭЦ, транспорт. В области очень важной является проблема качества питьевой воды. Катастрофическая ситуация с водой в сельской местности. Особенно в северных районах, где из-за пониженного содержания в воде йода высока заболеваемость щитовидной железы и не только.

Еще одна важная проблема - это очистка сточных вод. 98% сточных вод сбрасывается в омские реки без очистки. Региональным властям нужно использовать Год экологии, как повод заявить об этой проблеме, попросить денег у Москвы и запустить соответствующую программу. Необходимо строить очистные сооружения. На мой взгляд, бизнес может достаточно успешно и быстро справиться с этой задачей.

Только при таком подходе, от Года экологии будет практическая польза, а не вредная показуха.

Такова позиция независимого эксперта. Прислушаются ли власти к представителю научного сообщества и активной общественности - большой вопрос. Но говорить о реальных проблемах экологии омского Прииртышья нужно. Особенно громко нужно говорить в Год экологии, когда власти чутко реагируют на сигналы, нарушающие идеальную картину мира.

Вероника Николаева, 20 января 2017 г.,
http://omsk.mk.ru/articles/2017/01/20/chem-obernetsya-dlya-omskoy-oblasti-god-ekologii.html

* * *

НОВОСИБИРСК

От жителей Новосибирска

Жители микрорайона "Весенний" в Новосибирске просят вашей помощи: уже много лет они задыхаются под тоннами черной, жирной сажи, которая летит в сторону их домов с котельной ОАО "Желдорреммаш". Они требуют от руководства предприятия и губернатора перевести котельную на газ, чтобы спасти здоровье жителей города.

"Днем используют для отопления более менее нормальный уголь, по ночам, когда люди не видят, топят всем чем угодно, фильтры не справляются, в воздухе едкий запах гари, сажи, окна открыть невозможно. С черным снегом мы давно смирились, но дышать нам тоже хочется!".

Переведите котельную Новосибирского ЭРЗ ОАО "Желдорреммаш" на газ! Мы задыхаемся!

Татьяна Гаськова, Новосибирск, Russian Federation

Конституция Российской Федерации, в соответствии со статьей 42, гарантирует гражданам РФ право на чистый воздух. Но жители микрорайона "Весенний" в г. Новосибирске, видимо, живут не в России. Потому что уже много лет задыхаются под тоннами черной, жирной сажи, которая летит в сторону их домов с котельной ОАО "Желдорреммаш".

Как это зачастую бывает в России, а особенно часто в Новосибирске, никто не хочет решать проблему, а только лишь "отмахиваются" от настойчивых активистов. Ни правительство, ни руководство ОАО "Желдорреммаш", ни застройщик микрорайона (каким-то образом получивший разрешение на строительство в санитарной зоне завода) - НИКТО НАС НЕ СЛЫШИТ!!! И не хотят помогать!

За период с 2010 года жители микрорайона Весенний обратились во все возможные инстанции, на телевидение, даже в Генеральную прокуратуру РФ. Но ответ всегда один тот же, только сроки разные.

Переход на газ котельной, согласно полученным ответам от чиновников должен был состояться вначале в 2011, 2012, 2013, 2014, 2015, 2016. В 2017 году в ответах от чиновников дату перевода котельной на газ изменили, сейчас это второй квартал 2017 года, как раз когда закончится отопительный сезон, а следующей зимой опять мы увидим черный снег, и обещания перевести на газ котельную в 2018 году.

Все дело в том, что ОАО "Желдорреммаш" на своей территории имеет котельную, которая к производственному циклу не относится, следовательно прибыли не приносит, а отапливает бывшие служебные дома. Котельная эта старая, топится углем, а на деле - дешевым некачественным топливом, так как заводу невыгодно платить за хороший уголь для ненужной ему котельной. Чтобы люди не видели, самое некачественное топливо используют в ночное время суток. В результате вечером на улицу выйти просто не возможно: в воздухе стоит настолько едкий дым, что сделать вдох и не закашлять - не реально...

Отдельно стоит рассказать о том, что фирма застройщик микрорайона Весенний, Генеральный Директор которой - депутат Законодательного Собрания Новосибирской области, председатель комитета по строительству и ЖКХ, каким то образом получила разрешение на строительство жилых домов на территории охранной зоны завода, хотя по документам Росприроднадзора - этого делать было НЕЛЬЗЯ!!!

Застройщик - "Первый строительный фонд", путем размещения рекламы в различных СМИ города с лозунгом "Экологически чистый район" быстро продает квартиры в построенных домах, особенно летом. На сайте застройщика красуется информация, что микрорайон Весенний это благоприятная среда. Но наступление зимы приводит всех новых жителей микрорайона Весенний в шок - черный снег, не серый, пыльный, а именно черный, в саже, жирной саже, подоконники внутри квартир даже при закрытых окнах, покрываются сажей, которую невозможно убрать простой тряпкой, детская одежда зимняя после одной прогулки грязная настолько, что иногда одной стирки мало. А что же тогда в легких у детей?! И это в объявленном "экологически чистом районе" города! Центр в разы чище, снег вдоль магистралей чище, чем у нас в закрытых дворах.

На все наши обращения мы получаем один ответ - на заводе идет реконструкция и завод оштрафован на такую то сумму за нарушение норм экологического права. Завод деньги вкладывать в социальный объект не хочет или не имеет возможности, мэрия - тоже не хочет этого делать, а лишь штрафует завод за нарушения экологических норм. Замкнутый круг. Почему мэрия не выделяет деньги на газифицирование социального объекта, отапливающего город, и совершенно ненужного заводу? Главный инженер завода неофициально, в телефонном разговоре делится, что нет у него денег ни на переход на газ (запуск котла и пуско-наладочные работы), ни на качественное топливо. Днем используют для отопления более менее нормальный уголь, по ночам, когда люди не видят, топят всем чем угодно, фильтры не справляются, в воздухе едкий запах гари, сажи, окна открыть невозможно. С черным снегом мы давно смирились, но дышать нам тоже хочется!

Уважаемые Губернатор, г-н Мамедов, Прокурор! Не оставляйте нас наедине с этой бедой!

Мы хотим жить долго и счастливо, а главное - мы хотим видеть здоровыми наших детей и будущие поколения!

Хватит писать нам одно и тоже в отписках, решите проблему! Дайте денег заводу на пуск газового котла, если у него их нет! Как вариант, пусть застройщик "Первый строительный фонд" выделит деньги на пуск этого газового котла! Для такой крупной строительной фирмы цена вопроса - ничто. Эти предложения мы высказали, согласно ст. 11 ФЗ "О Защите окружающей среды".

На территории микрорайона живут более 7000 жителей, детский сад на 500 детей, планируется еще один детский сад и начато строительство школы.

2017 год объявлен годом экологии в России. Президент РФ Путин В.В., в числе прочего, рекомендовал властям регионов обратить внимание на старые городские угольные котельные. Исполните указ Президента!

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. , 24 марта 2017 г.

* * *

КРАСНОЯРСК

Город черного неба

В Красноярске 18 марта состоялся митинг "За чистое небо". Его организаторы согласовали в мэрии акцию на тысячу участников, но пришли около двух тысяч. Такая активность объясняется просто: экология - больная для города тема. Эксперты называют сегодня Красноярск "территорией экологического бедствия".

В недавнем рейтинге, составленном общероссийской экологической организацией "Зеленый патруль", Красноярск вошел в двадцатку самых грязных российских городов по объемам выбросов. Авторы рейтинга назвали Красноярск "территорией экологического бедствия" - такая характеристика была дана единственному городу в России. Причина - в черте Красноярска работают один из крупнейших в мире алюминиевый завод (КрАЗ) и другие металлургические производства. Соседствуют они с цементным заводом, тремя крупными ТЭЦ, принадлежащими Сибирской генерирующей компании (СГК), и многочисленными котельными, крупными и помельче. Вся теплоэнергетика в городе - угольная. Плюс морально и технически устаревший транспортный парк. "Ясно, почему жители Красноярска задыхаются", - комментируют составители рейтинга.

Слово "задыхаются" в данном случае не метафора.

- Жителям других городов, наверное, трудно представить, как это - когда летом невозможно форточку открыть: в квартире сразу резкий запах, дышать невозможно, - рассказывает жительница Красноярска Светлана Батищева. - На улице - тем более. Красноярцы знают, что у нас бывают такие дни, когда по городу мы передвигаемся короткими перебежками, чтобы не надышаться всякой гадости. А прошлым летом такой смог стоял, что не то что дышать - видеть через него невозможно было. Зато сам он всегда хорошо заметен - уже с верхних этажей четко видна граница между городским смогом и более-менее чистым небом.

За последнее время красноярцы поднаторели в составлении разного рода экологических петиций и обращений. Одно из воззваний было адресовано лично Путину. Петиция собрала около 80 тысяч подписей, ее авторы даже получили ответ из администрации президента с обещанием рассмотреть обращение. Дело было несколько месяцев назад. Но на совещании во время приезда Путина в Красноярск в марте этого года вопросы экологии даже не обсуждались.

Экология Красноярска: тайное и явное

В Государственном докладе регионального Минприроды о состоянии окружающей среды в Красноярском крае за 2015 год (по 2016-му данные будут готовы к лету) перечислены основные загрязняющие вещества в атмосферном воздухе города. Это бенз[а]пирен, формальдегид, фенол, этилбензол, взвешенные вещества, диоксид и оксид азота. Согласно документу, их содержание в воздухе в 2015 году превышало нормативы в разы. Так, по бенз[а]пирену (а образуется это канцерогенное вещество прежде всего от сжигания угля) было зафиксировано превышение нормы в 18,5 раза, а среднегодовая его концентрация оказалась в 3,7 раза больше положенной.

Всего же, говорится в докладе, объем валовых выбросов в Красноярске в 2015 году составил 195 тысяч тонн. В том числе от транспорта - более 66 тысяч тонн и почти 129 тысяч тонн - от предприятий. При этом на КрАЗ приходится 60 с половиной тысяч тонн выбросов, а сжигание угля - свыше 57 тысяч тонн. Уровень загрязнения воздуха в Красноярске в докладе охарактеризован как очень высокий. Но, как выясняется, даже в этом документе отражено далеко не все.

- На самом деле общие объемы выбросов в Красноярске можно умножать на два, - рассказывает Радио Свобода Сергей Шахматов, председатель красноярского отделения экологической партии "Зеленые", бывший замминистра природных ресурсов региона. - Проведенные нами рейды, в том числе и мониторинг с помощью беспилотников, показали, что в городе есть по меньшей мере 2000 неучтенных источников выбросов. Это малые котельные, шиномонтажки, небольшие асфальтобетонные заводы... И если работа крупных заводов все же как-то контролируется в плане экологии, то эти работают бесконтрольно, чаще всего и без разрешения. По нашим оценкам, реальные объемы выбросов в Красноярске - не 195 тысяч тонн, а порядка 350 тысяч. Но это нигде не отражено.

Кстати, рейды принесли "Зеленым" немало открытий. Например, когда в августе-сентябре 2016 года над Красноярском стоял плотный смог, который "списывали" на лесные пожары, а горожане задыхались и массово болели, беспилотник зафиксировал многочисленные сельхозпалы вокруг Красноярска - и дым, накрывший город, был в основном от них. Реакции со стороны властей - ноль.

"Подливали масла в огонь" (причем почти в буквальном смысле) и многочисленные асфальтовые заводы. Дым от них столбом, рассказывает Шахматов, при этом после приезда общественных активистов все рабочие разбегаются, асфальт продолжает вариться, дым валит, милиция приезжает через два часа, но разбираться не с кем: люди как сквозь землю провалились. Такие заводы сотнями работали в Красноярске все лето. Но официально их не было. Как - формально - и выбросов от них.

Сергей Шахматов объясняет: у каждого города есть свой том ПДВ - предельно допустимых выбросов. Они рассчитываются исходя из площади населенного пункта и числа его жителей, учитывают все источники загрязнений. По сути, устанавливаются те объемы выбросов, которые не должны нанести вред здоровью людей. Соответственно, каждое предприятие в результате получает квоты на них.

- Но поскольку в Красноярске тысячи источников загрязнений не учтены, в его томе ПДВ отражены недействительные сведения, и крупные промпредприятия загрязняют воздух больше, чем это допустимо, - говорит Шахматов. - Мне трудно сказать, почему местные власти и надзорные органы проявляют такую пассивность в этом вопросе. Возможно, потому, что усиленный экологический контроль нарушит интересы промгрупп, работающих в регионе. Но тут уж надо определяться - или эти интересы, или интересы общества. Мы пачками пишем письма во все инстанции, прилагаем фото и видео из наших рейдов. Реакция несоразмерна проблеме. В других регионах, насколько я знаю, предприятия, которые уличили в незаконных выбросах, закрывают. В Красноярске после наших обращений проверили 22 асфальтобетонных завода, итог - 200 тысяч рублей штрафа на всех. Они продолжают работать.

Ситуация усугубляется еще и тем, что российские нормативы по допустимым выбросам далеки от тех, которые приняты Всемирной организацией здравоохранения. То есть в России они сами по себе выше, но красноярские предприятия нарушают и их.

- Установленные сейчас ПДК (предельно допустимые концентрации по вредным веществам) не соответствуют требованиям ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения. - РС), - говорит Сергей Михайлюта, сотрудник Института химии и химической технологии СО РАН. - По формальдегиду у нас подняли ПДК в три раза - и вроде бы как втрое чище стало в Красноярске. То же и по другим канцерогенным веществам. У нас нормативы по ним в разы превышают европейский уровень.

Обойти режим

Вся эта таблица Менделеева периодически зависает над Красноярском плотным облаком - способствуют этому особенности рельефа (город окружен горами), испарения от не замерзающего зимой Енисея (ледостава на нем нет после строительства Красноярской ГЭС) и бестолковая застройка - город из-за нее фактически не продувается. Когда наступает полный штиль, власти после соответствующего предупреждения метеорологов вводят режим "черного неба" - или, если официально, неблагоприятных метеоусловий (НМУ).

- По нормативам режим НМУ не может продолжаться в населенном пункте дольше 2 процентов от длительности календарного года, то есть 7 дней в общей сложности. В Красноярске в 2016 году режим "черного неба" действовал 58 дней - 14 процентов от длительности года. А за первые два месяца этого - уже 20, - рассказал Радио Свобода Андрей Сковородников-Эрлих, организатор митинга "За чистое небо".

По идее, режим НМУ вводится именно для того, чтобы предприятия сократили выбросы - в зависимости от степени опасности ситуации на 15-60 процентов, а в особо тяжелых случаях прекратили их вовсе. Однако проверки, проведенные во время режима "черного неба" красноярской природоохранной прокуратурой, показали: заводы и котельные это требование игнорируют. На несоблюдении режима НМУ только в феврале этого года "попались" Красноярский металлургический и электровагоноремонтный заводы, "КрамзЭнерго", радиозавод, а также 15 малых предприятий из числа тех, о которых упоминал Шахматов.

При этом нарушителей так просто не поймаешь. Действующие сейчас системы мониторинга окружающей среды могут в большинстве своем сообщить о загрязнении воздуха постфактум, но у кого именно зашкалили выбросы - чаще всего нет.

- Красноярск еще в 2013 году за пять миллионов рублей купил мобильную экологическую лабораторию. Она как раз и должна была оперативно фиксировать превышение выбросов у конкретных источников и в реальном времени информировать о них, - рассказывает председатель общественной экологической палаты Красноярска Александр Колотов. - С тех пор эта лаборатория стоит в гараже, а город и край не могут ее поделить и решить, у кого на балансе она должна находиться. Споры о том, кому она нужнее и кто сможет ей эффективнее пользоваться, идут на разных уровнях, решения меняются, но результат один: лаборатория бездействует. В феврале этого года ее наконец передали региональному Минприроды, но тут выяснилось, что те самые пять миллионов были выделены только на покупку лаборатории, а вот на ее аттестацию и эксплуатацию денег уже нет. Что же касается датчиков, которые устанавливаются на самих предприятиях и в режиме онлайн передают данные о выбросах, то они есть только у Красцветмета, и больше ни у кого.

Крупные предприятия Красноярска регулярно отчитываются о природоохранных мероприятиях и снижении выбросов. О том же сообщают и краевые власти. Буквально за несколько часов до митинга на сайте регионального правительства появилась информация о переговорах, которые губернатор Виктор Толоконский провел с руководителями РУСАЛа и СГК. В компаниях заявили о затратах на природоохрану в 2017 году в размере 1,13 миллиарда и 110,12 миллиона рублей соответственно и пообещали красноярцам за год снизить выбросы на четверть.

Об этом же говорили "главные по экологии" КрАЗа и СГК на недавнем круглом столе "Чем дышит Красноярск: проблемы контроля качества атмосферного воздуха".

- Компании удалось на всех своих ТЭЦ за десять лет существенно снизить выбросы, сейчас суммарные нормативы ПДВ у нас установлены на уровне 54 тысяч тонн, - рассказал Константин Кушнир, заместитель технического директора по охране окружающей среды СГК. - Очистное оборудование, которое установлено на ТЭЦ, работает максимально результативно. Я считаю, что предприятие нашло баланс между экономической целесообразностью и экологической эффективностью. Сейчас, в Год экологии, мы продолжаем работу по снижению выбросов.

А Александр Белянин, директор по экологии, охране труда и промбезопасности КрАЗа, на том же круглом столе рассказал о "чистых" технологиях производства алюминия, благодаря которым только за последний год завод снизил выбросы в атмосферу на 4,6 процента.

При этом Александр Белянин не смог ответить на вопрос, насколько именно КрАЗ снижал выбросы при режиме НМУ первой и второй степеней опасности. Что же касается СГК, то буквально на днях природоохранная прокуратура оштрафовала Красноярскую ТЭЦ-1 за превышение нормативов по вредным выбросам на разных ее источниках в 9,3-15,8 раза. При этом показатели работы пылегазоочистного оборудования на станции оказались, вопреки словам г-на Кушнира, на 12,2 процента ниже, чем требуется.

"Все требования выполнимы"

- У нас в городе действуют несколько экологических движений, и я все ждал, когда уже кто-то из них организует соответствующую акцию. Обязательно сходил бы на нее, - говорит один из участников акции Андрей Сковородников-Эрлих. - Но этого так и не произошло. Поэтому, когда в Красноярске в очередной раз объявили режим "черного неба", а все предприятия в очередной раз отрапортовали, как у нас все хорошо, я решил: а чего я жду?

Подготовка митинга заняла около месяца. Активисты с помощью экспертов - ученых, экологов, врачей, экономистов - составили резолюцию, которую отправят городским, краевым и федеральным властям и в надзорные органы. В числе требований - перевести производство тепла в Красноярске на природный газ - экологически чистое топливо, установить на всех предприятиях города нормальное газоочистное оборудование и датчики, фиксирующие уровень и характер выбросов, ужесточить санкции для заводов-нарушителей, вплоть до их закрытия.

Еще одно требование - запретить так называемые временно согласованные квоты на выбросы.

- Эти квоты - более высокие, чем допускает российское законодательство, - временно установили лет 30 назад, с учетом тогдашних технических возможностей предприятий и экономической ситуации. Сейчас по этим квотам работают КрАЗ и цементный завод, - рассказывает Радио Свобода соорганизатор митинга Евгений Ходос, руководитель экологической организации "Чистый край". - Но, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное. Сейчас пора приводить нормативы по выбросам в соответствие с законом. То есть предприятиям придется на 25-30 процентов снизить их по сравнению с нынешним уровнем. Что же касается КрАЗа, мы к тому же предлагаем поэтапно перенести его мощности за пределы города, а на тех, что останутся, уменьшить выбросы наполовину.

Требуют активисты и публикации полных и достоверных сведений о влиянии экологии на здоровье красноярцев.

- Год назад я запрашивал в Крайздраве эту статистику. Пришедший оттуда ответ показал, что такая статистика либо не ведется, либо замалчивается. Последняя публикация данных о влиянии экологии на здоровье жителей Красноярска относится к 1980-м годам, - замечает Евгений Ходос. - Но люди должны знать о том, чем они могут заболеть, если живут рядом с тем или иным предприятием, дышат тем или иным веществом. Если подобные исследования появятся и получат огласку, это, считаю, будет точкой невозврата.

Сейчас врачи могут только констатировать рост заболеваемости теми болезнями, которые принято называть экологически обусловленными. Но о прямой их связи с выбросами сказать не может никто.

- В Красноярске на 14 процентов выше, чем в среднем по России, заболеваемость раком. За последние десять лет в регионе в 2,5 раза выросло число заболеваний органов дыхания, на 39 процентов - болезней крови и кроветворных органов. Увеличилось и число психических отклонений - а это тоже следствие плохой экологии, - заявила на митинге врач-психотерапевт с 30-летним стажем Ирина Головина. - Нужно об этом говорить. Сейчас есть все возможности для того, чтобы изменить ситуацию, только, видимо, желания нет. Но если господин Мельниченко (Андрей Мельниченко, владелец СГК .- РС) может себе позволить купить яхту, которая стоит 25 миллиардов рублей - а это годовой бюджет Красноярска, на секундочку, - наверное, у компании найдутся и деньги на приведение своего оборудования в порядок.

Организаторы митинга уверены: все заявленные ими требования абсолютно реалистичны.

- Эти меры мы детально обсуждали с экспертами, - рассказывает Евгений Ходос. - Они подтвердили: все мероприятия, которые мы предлагаем провести до 2022 года, вполне реальны, воплотимы, как в финансовом, так и в техническом и организационном плане.

Несколько лет назад красноярцам благодаря своей активности удалось не допустить строительства в городе ферросплавного завода. Люди надеются, что к ним прислушаются и на этот раз.

Кажется, это уже и происходит. Буквально в последние пару дней перед митингом краевое Минприроды успело расширить список предприятий, которые в обязательном порядке должны снижать выбросы в период НМУ, и начало наконец постановку на учет тех самых "несуществующих" объектов, о которых рассказывал Сергей Шахматов. О переговорах Толоконского с РУСАЛом и СГК уже было сказано выше.

Но вот на минувший митинг представители мэрии, краевого правительства, промышленных предприятий все-таки не пришли, хотя организаторы приглашали всех.

Юлия Старинова, 20 марта 2017 г., http://www.svoboda.org/a/28378691.html?ltflags=mailer