1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

«Вольная импровизация» на темы русского космизма

kosmos-usoltsevВпечатления от книги В.А. Усольцева «Русский космизм и современность».

Владимир Андреевич Усольцев – доктор сельскохозяйственных наук, заведующий лабораторией экологии и биопродуктивности растительных сообществ Ботанического сада Уральского отделения РАН, профессор Уральского государственного лесотехнического университета. Он известен как автор 400 научных работ (в том числе нескольких монографий) по биологической продуктивности лесов и оценке стока углерода в лесные экосистемы. Однако в последние годы Усольцев, кроме того, позиционирует себя как подвижник-энтузиаст идей русского космизма.

Этому явлению Владимир Усольцев дает следующее определение: «Космизм в самом общем смысле понимается сегодня как широкое направление в духовной и материальной деятельности человеческой цивилизации, связанное с осознанием человеком себя и своего места не только в пределах окружающего мира, но и всей Вселенной, когда роль человечества вообще и отдельного человека, в частности, рассматривается в связи с закономерностями развития всего мироздания , т.е. Космоса» (с. 11). <...>

Книгу В.А. Усольцева «Русский космизм и современность»* открывают «Предисловие от автора» и «Введение». Автор отмечает, что его книга имеет отношение к новейшей истории науки, и он в меру своих сил и способностей старался следовать Е.И. Колчинскому (2002)**, считающему, что история науки – это не прогулка по кладбищу забытых идей, а путь к правильному пониманию и постановке современных проблем. Жанр своей книги Усольцев определяет как «вольную импровизацию» и предупреждает читателей, что в ней не ставится задача полной характеристики русского космизма в прошлом и настоящем. <...>

Во «Введении» Усольцев пишет, что антропокосмическое мировоззрение должно сыграть решающую роль в спасении человечества, погрязшего в трясине потребительства. Читаем: «Единственный выход видится в смене мировоззрения от антропоцентрического – к антропокосмическому, поскольку в рамках старого мировоззрения общество не готово поступиться достигнутым уровнем потребления и комфорта. Мировоззренческое значение антропокосмизма – в утверждении связи человека и эволюции человечества с Космосом, в признании человека составной частью Космоса... Умонастроение русского космизма имеет общечеловеческое значение, оно дает поразительные предвосхищения, нацеленные в далекие времена, а в наши дни наследие русских космистов приобретает особую притягательную силу и является руководством к действию» (с. 16-17). <...>

В главе 1 «Русский космизм и глобальные проблемы современности» автор обсуждает преемственность идей основоположников космизма (В.Ф. Одоевский, А.В. Сухово-Кобылин, В.С. Соловьев, С.Н. Трубецкой, Н.Ф. Федоров, этому мыслителю уделяется особенно много внимания) и современных ученых (в первую очередь Н.Н. Моисеева). Усольцев видит отражение идей космизма в творчестве А.А. Блока, М.К. Чюрлениса, Н.К. Рериха, Ф.М. Достоевского, А.Н. Скрябина, Г.В. Свиридова. Обсуждается роль в формировании космизма русских философов-богословов – Н.А. Флоренского, С.Н. Булгакова, В.С. Соловьева, Н.А. Бердяева и др. Анализируется вклад в космизм русских ученых: В.М. Умова, Н.А. Морозова, В.Н. Муравьева, А.К. Горского, Н.А. Сетницкого, В.М. Бехтерева, С.А. Подолинского, В.И. Вернадского, А.Е. Ферсмана, Л.Н. Гумилева, В.В. Докучаева, Н.Н. Моисеева, Г.А. Заварзина и мн. др.

Очевидно, что критерии для отнесения ученых к космистам были нестрогими. Трудно считать космистом В.В. Докучаева, который является основоположником «земного» экосистемного подхода в почвоведении, и тем более крупного микробиолога Г.А. Заварзина, который в полном противоречии с идеей развития духовности человека на основе антропокосмического мировоззрения сформулировал представления о роли «страха перед последствиями»: «Ноосфера становится царством страха, основанного на экологическом знании и сознании» (с. 50).

Что касается генетика и эволюциониста Н.В. Тимофеева-Ресовского, то он, безусловно, симпатизировал космистам, однако его вклад в антропокосмическое мировоззрение более чем спорен. Идея увеличения биологической продукции биосферы в 10 раз абсолютно утопична. Не внес вклада Тимофеев-Ресовский и в экологию экосистем своим утверждением о необходимости устанавливать строгие границы биогеоценозов. На биоценотическом уровне организации жизни господствует непрерывность, и потому биогеоценозы являются всего лишь «условными однородностями» без четких границ. Вряд ли можно считать космистами авторов концепции экологического императива – Н.Н. Моисеева и В.В. Налимова, в основе которой лежат эколого-экономические отношения человека с окружающей средой.

Разумеется, поскольку основой жизни на земле являются Солнце и фотосинтез, к космистам можно отнести любого биолога, агронома или зоотехника. Тем не менее, представителями этого направления развития мысли более оправданно считать только тех ученых, которые специально исследовали зависимости между Космосом и процессами, протекающими на Земле. А таких «настоящих космистов» очень немного.

Специальный раздел посвящен автотрофности человека будущего как главной составляющей концепции ноосферы В.И. Вернадского. Сегодня эту утопическую идею В.И. Вернадского (а также К.Э. Циолковского) пропагандирует А.Д. Московченко. Мы же убеждены, что автотрофность человека невозможна, так как он (к счастью!) не в состоянии осуществить ни процесс искусственного фотосинтеза, ни все другие варианты получения искусственной пищи. Если бы таковое стало возможным, то были бы сняты ограничения с роста народонаселения и оно увеличилось бы в разы (сам В.И. Вернадский считал, что можно прокормить 30 млрд людей). Орды наевшихся синтетической пищи «автотрофов» вытоптали бы планету и загрязнили ее отходами настолько, что она стала бы непригодной для жизни. Нравится нам это или нет, но ограниченность верхнего предела фотосинтеза (1-2%) и площади планеты являются величайшим благом, сдерживающим рост народонаселения. К слову, ни в одной из известных рецензентам работ о продовольственной безопасности никогда не обсуждалась перспектива автотрофного питания человечества.

В разделе «"Подводные камни" глобализации» содержится весьма актуальная критика популярной у российских экологов концепции биотической регуляции биосферы В.Г. Горшкова. Горшков предлагает вернуть развитие человечества в узкий коридор развития, выделенный ему законами устойчивости биосферы и снизить нагрузку на окружающую среду в 10 раз, осуществив депопуляцию населения планеты до 0,5-1 млрд людей. Усольцев цитирует работы учеников Н.Н. Моисеева – математиков А.М. Тарко и В.С. Голубева, доказавших некорректность линейной математической модели Горшкова. Приводится оценка представлений о депопуляции, которую дал профессор А.М. Черняев («слишком попахивает нацизмом»). Следовало бы, кроме того, привести хорошо аргументированную критику концепции биотического равновесия, которую дал крупный географ, член-корреспондент РАН Н.Ф. Глазовский (3), считавший идею биотической регуляции в принципе неверной, а призыв к депопуляции – экоцидом. Недавно В.С. Савенко (5) с позиций современной геохимии подверг аргументированной критике корректность принципа биотической регуляции биосферы. Наконец, современные данные аэкрокосмических учетов показывают, что изъятие первичной биологической продукции в разных районах биосферы составляет 20-40%, а не 10% как считал В.Г. Горшков. Таким образом, если следовать его концепции, то депопуляция человечества должна быть еще более глубокой. <...>

В главе 2 «Восхождение... (судьбы и значение русских космистов-"еретиков" и их последователей» Усольцев пишет о том, что космисты были и остаются на положении «еретиков», им не раз приходилось выслушивать упреки в бредовости своих идей, их называли чудаками, близкими к помешательству. Ради справедливости, следует отметить, что в настороженном отношении научного сообщества к космистам было свое рациональное зерно, так как ученые-естественники чувствовали и чувствуют полную оторванность космизма от реалий науки и практики.

Весьма показателен эпизод, который описывает Усольцев (опять-таки, в соответствии с плюралистическим стилем своей книги) со ссылкой на работу С. Семеновой (2008): «После изложения Л.Н.Толстым перед членами Психологического общества в Москве идей Н.Ф. Федорова, в том числе идеи всеобщего воскрешения, был задан вопрос: где же поместятся все эти воскрешенные поколения?. Лев Николаевич ответил: "Это предусмотрено у нашего мыслителя. Царство труда и творчества не ограничивается Землей, оно выйдет в космос, где расселится воскрешенное человечество". Невероятное предположение о возможном выходе людей в Космос "так потрясло ученых мужей, что они встретили его раскатами хохота"» (с. 101). По большому счету, над идеями Федорова, которому Усольцев уделяет особое внимание, сегодня можно смеяться еще больше, чем во времена Толстого.

Автор цитирует последовательного оппонента космистов философа Р.С. Карпинскую, которая в статье «Натуралистическое сознание и космос» (1990) пишет: «Чем же для нас сегодня является русский космизм – активным союзником в поисках новой философии или перевернутой страницей культурного наследия?» (с. 104). Уничтожающую оценку русскому космизму дал немецкий профессор из Марбурга М. Хагемайстер: «...никакого русского космизма вообще не было, потому что не было живой традиции, преемственности в развитии идей» (с. 105).

Можно понять иронические оценки И.В. Бестужева-Лады (1) представлений К.Э. Циолковского о будущем (Усольцев их не рассматривает) с утверждением возможности увеличения народонаселения до 600 млн (м.б. млрд???) – 1,5 трлн человек. Для обеспечения пропитания этого гигантского населения Циолковский создал «ненаучно-фантастический» сценарий. Он предлагал связать весь атмосферный азот и превратить его в удобрения, закрыть нижний слой атмосферы кварцевым экраном, чтобы не допускать оттока углекислого газа в космос, повысить в десятки раз эффективность фотосинтеза культурных растений, закрыть океан плотами-полями и т.д.

В то же время, как подчеркивает Усольцев, среди космистов-«еретиков» были ученые, которым удалось выявить поразительные закономерности, которые нельзя было объяснить, но можно было подтвердить многократными повторениями (т.е. по принципу «черного ящика»). Таковы феноменальные прогнозы метеоролога А.В. Дьякова, который строил их на основе наблюдений за состоянием поверхности Солнца. «Феномен личности А.В. Дьякова необычен не только разработкой уникального алгоритма прогноза погоды, принципы которого он изложил в своем докладе на конференции "Солнечно-атмосферные связи в теории климата и прогнозах погоды" в 1974 г., но также тем, что этот алгоритм, по-видимому, включает в себя элементы интуиции, своеобразного "озарения", т.е. специфику самой личности А.В. Дьякова, не поддающуюся количественной оценке. Возможно, поэтому он не смог передать свой опыт ни сыновьям, многие годы сотрудничающим с ним, ни кому-либо из студентов, направляемых к нему на практику. Подобный феномен.... не является исключительным в истории науки» (с. 140). <...>

Оставим за рамками рецензии содержание чисто философской главы 3 «Современные представления о значении русского космизма в философии, культурологии, педагогике» и кратко рассмотрим содержание главы 4 «Русский космизм и "волны жизни"». Глава начинается с обсуждения космических гипотез происхождения жизни, которые формулировали К.Э. Циолковский и В.И. Вернадский. Этой же точки зрения придерживался А.Л. Чижевский, который писал: «Жизнь...в значительно большей степени есть явление космическое, чем земное. Она создана воздействием творческой динамики космоса на инертный материал Земли. Она живет динамикой этих сил, и каждое биение органического пульса согласовано с биением космического сердца – этой грандиозной совокупности туманностей, звезд, Солнца и планет» (с. 103).

После «десантирования» на Землю из Космоса жизнь постоянно испытывает влияние породившего ее фактора. В частности, приводится обзор работ о циклическом характере жизни на Земле, включая многократное зарождение и гибель непересекающихся во времени цивилизаций (Ф. Содди). Приводится подборка данных о циклах солнечной активности с разной длительностью периода, которые влияют на тектоническую активность, погоду планеты и состояния здоровья человека (работы А.Л. Чижевского, А.В. Дъякова, Н. Теслы и др.). Усольцев обсуждает «волны жизни» (хотя они далеко не всегда связаны с космическими явлениями). Обсуждаются оригинальная теория прогноза землетрясений В.М. Инюшина на основе понятия «биоплазма» и новая галакто-центрическая парадигма струйного истечения вещества из центра спиральных галактик как астрофизического явления, обуславливающего процессы в Солнечной системе и на ее планетах. По А. Фишеру рассмотрены геологические циклы вулканизма с периодом 100-300 млн лет, которые вызываются активностью литосферных плит. Наиболее реалистическую оценку связи «земного» и «неземного» сформулировал К.Г. Леви, который считает, что установить причинно-следственные связи между процессами на Солнце и реакции геосфер на Земле – дело будущего.

Глава 5 «Концепция смерти и бессмертия в русском космизме» знакомит читателя с двумя подходами к проблеме бессмертия:

а) медицинским («О смерти и бессмертии человеческой личности»), когда жизнь человека предлагается продлять за счет блокирования генов старения (работы В.Ф. Купревича и др.). Усольцев обсуждает, кроме того, проблемы евгеники и возможность сохранения интеллекта путем переноса мозга особо ценного интеллектуала в новое тело, о чем говорил академик Н.М. Амосов, и взгляды Дж. Гледа (2002), который считает, что за счет генетических технологий можно резко повысить уровень интеллекта человека. Упоминается и идея «через холодильник – в бессмертие»;

б) философским («О социальном бессмертии человеческой личности (информационные аспекты)», утверждающим вечность жизни на Земле. В качестве примера рассмотрены взгляды К.Э. Циолковского, который писал: «По всей Вселенной распространена органическая жизнь. Наиболее важное развитие жизни принадлежит не Земле. Разум и могущество передовых планет Вселенной заставляют утопать ее в совершенстве. Короче, органическая жизнь ее, за незаметными исключениями, зрела, а потому могущественна и прекрасна. Эта жизнь для каждого существа кажется непрерывной, так как небытие не ощущается» (с. 236). Обсуждаются также идеи вечности духовного наследия В.Н. Бехтерева, В.В. Налимова и др.

Завершая обсуждение проблемы бессмертия, автор пишет: «Тема, затронутая в этой главе, настолько древняя, вечная и в то же время, настолько возвышенная и «духовная», что не хотелось бы выходить из нее в окружении сухих терминов физики, биологии или иной науки» (с. 240). (А надо бы!)

Содержание главы 6 «Биоэнергетические концепции русских космистов и их последователей» можно выразить формулой «не очевидное, но вероятное». Усольцев рассматривает множество вопросов физики и биологии (биополя Г.А. Гурвича, поля кручения А.Е. Акимова – Г.И. Шипова, темную материю и темную энергию, ближайшие космологические ожидания и др.). На правомочность этих понятий наука пока не дала однозначного ответа. Кроме того, как уже отмечалось, значительная часть обсуждаемых вопросов лежит за границами космизма.

В главе 7 «Эзотеризм и современная научная мысль» продолжается обсуждение проблем «тайного знания», которое лежит в основе представлений космистов. Усольцев пишет о роли интуиции в науке и ссылается на работы замечательного российского методолога С.В. Мейена. Со ссылкой на Вант-Гоффа, он пишет, что обладание интуицией или фантазией, является уделом немногих ученых, возвышающихся благодаря этому над остальными. Большинство ученых не обладают фантазией в достаточно развитой форме. Приводится несколько примеров достижений эзотерической науки, которые нельзя ни доказать, ни отвергнуть.

Наиболее интересно для читателя описание «феномена Теслы» (Никола Тесла – американец сербского происхождения, который жил в 1856-1944 гг.). Для его характеристики Усольцев использует материалы монографии М. Сейфера (2008) с символическим названием «Никола Тесла: Повелитель Вселенной», который так оценивал героя своего повествования: «Тесла с легкостью шагнул на 100 лет вперед, спровоцировав самую главную техническую революцию. Он изобрел индукционный мотор, лампы дневного света и беспроводную связь, ...снаряды с дистанционным управлением, летательный аппарат вертикального взлета и лазерное оружие» (с. 83). Тесла понимал суть вещей без каких-либо математических формул, создавал свои конструкции без чертежей и, по мнению ученых, каким-то образом в состоянии «внутреннего видения» мог подключиться к энергоинформационному полю Вселенной. Впрочем, приводятся и противоположные мнения российских экспертов, которые дают феномену Тесла довольно скептическую оценку (Мариничева, 2008).

В книге приводятся и другие примеры, иллюстрирующие роль интуиции и озарения в науке. Обсуждаются проблемы «параллельных миров» (что они – миф или реальность?), происхождения жизни на земле, появления на ней человека, существования снежного человека. На эти вопросы наука также не дала ответа. Приводится полная подборка данных о древних скульптурных и архитектурных памятниках (пирамиды Египта и Центральной Америки, истуканы на острове Пасхи, идол из Шингирского торфяника, Аркаим и др.). Все эти феномены также лежат в области эзотерического знания и не имеют однозначных объяснений. На том же эзотерическом уровне находятся все описанные в книге многочисленные артефакты, свидетельствующие о наличии внеземных цивилизаций. Усольцев признает, что эти артефакты перемешаны с откровенной чепухой, которую сообщает «желтая пресса».

В завершающей монографию главе 8 «Современные космологические проблемы» продолжается обсуждение проблем, которые лежат в области эзотерического знания. Усольцев убежден, что парадигма современного мышления в последние десятилетия переживает процесс глубокой трансформации. Для обоснования этого «революционного» тезиса приводится цитата одного из наиболее авторитетных современных русских космистов Л.В. Шапошниковой (2003), которая поет «оптимистический гимн» этому мировоззрению: «Мнение о том, что космизм есть только часть научного мышления, в самой сути своей неверно. Космизм, или космическое мышление, много шире по своим концепциям современного научного мышления. Нам предстоит еще осознать, что последнее лишь часть уже формирующегося нового мышления, из которого в будущее перейдут его лучшие познавательные элементы. Думать, что новое космическое мышление наступит сегодня или завтра, значит не уметь ориентироваться во времени процесса. Завершающий период формирования нового мышления может занять не менее двух веков, а возможно еще и больше» (с. 515).

Увы, даже если у космизма как мировой идеологии есть будущее (в чем рецензенты сомневаются), то ждать два столетия пока она станет основой нового спасительного мышления человечество не сможет. На решение острейших экологических проблем нам отведено 40-50 лет. Более того, крупный экономист Лестер Браун (2) считает, что этот срок составляет всего 20 лет.

В завершение нам предстоит дать свою оценку русскому космизму и ответить на очень непростой вопрос о том, что нужен ли он современности. Из всего сказанного выше читателю ясно, что авторы – последовательные «антикосмисты», которые не верят, что антропокосмическое мировоззрение может интегрировать мировое сообщество и указать ему дорогу в будущее. Более того, мы считаем, что современные философы, представляющие русский космизм, оторваны от реалий состояния мирового сообщества и глобальных проблем устойчивого развития (потепления климата, сохранения биологического разнообразия, энергетической, продовольственной безопасности, урбанизации и др.). Но мы убеждены в том, что отвергать космизм нельзя хотя бы потому, что это будет возвратом к гносеологии единомыслия. Роль космоса в земной жизни, безусловно, велика и пока по-прежнему сокрыта туманной завесой. Приоткрыть эту завесу должны новые поколения космистов, причем, не философов, на которых сделал ставку Усольцев, а представители естественных наук – физики и биологии. И этому поможет книга В.А. Усольцева, которому читатели должны быть благодарны за нарисованную им широкую панораму идей русского космизма и современного эзотерического знания.

Б. МИРКИН,
член-корр. АН РБ, заслуженный деятель науки РФ и РБ,
доктор биологических наук, профессор Башкирского государственного университета

Л. НАУМОВА,
кандидат биологических наук,
профессор Башкирского государственного педагогического университета

 

* 3-е изд. – Екатеринбург: УГЛТУ, 2010. – 570 с. (— «ЗМ»)

** Работы, цитированные в монографии, в библиографию к рецензии не включены. (— Авт.)

ЛИТЕРАТУРА

1. Бестужев-Лада И.В. Альтернативная цивилизация. – М.: Гуманит. Изд. центр ВЛАДОС, 1998. – 352 с.

2. Браун Л. Как избежать климатических катастроф?: План Б 4.0: спасение цивилизации. Пер. с англ. – М.: Эксмо, 2010. – 416 с.

3. Глазовский Н.Ф. Современные подходы к оценке устойчивости биосферы и развития человечества // Почвы, биогеохимические циклы и биосфера. Развитие идей Виктора Абрамовича Ковды. К 100-летию со дня рождения. Отв. ред. Н.Ф.Глазовский. – М.: Тов. науч. изд. КМК. 2004. – С. 20-49.

4. Миркин Б.М., Наумова Л.Г. Рец. Русский космизм: pro et contra // Экология и жизнь. – 2009. № 7-8. – С. 21-25.

5. Савенко В.С. Глобальный экологический кризис и биотическая регуляция // Экология и жизнь. 2010. № 10. С. 4-8.