1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

40 000 000

ApotheosisЕсли посчитать всех убитых на всех войнах, умерших от ран и голода, замученных в лагерях, то получим цифру, которую ни одно сознание освоить не сможет. В Русско-японской войне 1904—1905 годов Россия потеряла 194 959 человек. Это не включая умерших от ран и болезней, а также пропавших без вести. В Первой мировой войне Россия потеряла 1 890 369 человек. Это так называемые безвозвратные боевые потери. Но есть еще те, кто умерли от болезней и в плену. Количество потерянных человеческих жизней вырастает до 2 254 369.

В Гражданскую войну учет потерь затруднен. В Красной армии учетно-статистический отдел был создан только в сентябре 1919 года, в партизанских отрядах и большинстве армий подсчет не велся. Поэтому велик разброс цифр: потери Красной армии в одних источниках оцениваются как 425 тысяч человек, а в других — 980 741 человек. Тут опять безвозвратные потери, то есть столько человек было убито и умерло от ран и болезней, а есть еще санитарные потери, то есть потери искалеченными, обожженными, больными, контуженными: 6 791 783 человека.

Это красные, а есть еще белые. Об их потерях никаких данных нет. Предполагается, что потери белых армий не могли быть меньше потерь Красной армии. Очень трудно безлично и сухо писать о человеческих жизнях, перебрасывая костяшки на счетах: миллион туда, миллион сюда. Но если потери Красной армии определяются как 980 тысяч человек, то и потери белых армий тоже.

Общие потери человеческих жизней в Гражданскую войну от войны, эпидемий тифа, холеры, испанки, оспы, террора, голода — 8 миллионов человек.

Неправильно считать годы между двумя мировыми войнами мирными. Война шла все время. Сотни и тысячи людей погибли в борьбе с басмачами в Туркестане, в 1929 году в конфликте на КВЖД, сюда надо прибавить наших добровольцев в Испании. 960 человек погибли у озера Хасан, 9703 человека на Халхин-Голе.

Ни в одной европейской стране в XX веке голода не было. В СССР был. Считать умерших от голода в Поволжье в 1921—1922 годах было просто некому. Сколько человек в 1932—1933 годах погибли на Украине от голода, тоже точно не знает никто: от 600 000 до 6 миллионов человек. До сих пор спорят.

На советско-финской войне погибли 126 875 человек. Всего между двумя войнами в военных конфликтах погибли 140 336 человек.

Во время Великой Отечественной войны умерли разными видами смерти 26 600 000 человек. Пять нулей подряд в конце безумной цифры говорят нам о том, что это не точный подсчет всех смертей, а грубый, приблизительный. Красная армия потеряла 8 668 400 человек. В Ленинграде, по официальным данным 1945 года, от голода погибли 632 253 человека, позднее оценка изменилась, сейчас считается, что 800 000. Общие безвозвратные потери армии и флота в войне против Германии и Японии составили 11 285 057 человек. Потери гражданского населения 13 684 692 человека. 1 300 000 детей умерли от невыносимых условий жизни. Инвалидами стали 2 576 000 человек.

Но и тут только кажется, что после окончания войны наступил мир. На самом деле мир не наступил, страна снова влезла, втянулась, вмешалась в десятки конфликтов, требовавших жертв, крови, увечий, ранений, бессмысленного противоборства с выдуманными врагами. В Корее, в Венгрии, во Вьетнаме, на Ближнем Востоке, в Сомали и даже на границе Ливии и Чада гибли наши люди. Статистика точно знает, сколько: 17 453 человека.

Сколько было расстреляно сталинскими «тройками», умерло и убито в ГУЛАГе, точно неизвестно. Наука может посчитать количество инфузорий в капельке воды и кратеров на Луне, но точно посчитать, сколько человек было истреблено в СССР, не умеет. Историк Земсков называет цифры: 800 000 расстрелянных и 600 000 умерших в лагерях. Сюда не входят крестьяне, подвергнутые коллективизации, их было 6 000 000, сколько из них умерли, неизвестно, известно только, что вымирали целыми семьями. Нули в цифрах опять говорят о том, что оценка неточная, идет округление. Оценки других историков приводят несравнимо большие цифры, вплоть до десятков миллионов. Так и считаем: 100 тысяч туда, миллион сюда...

В Афганистане учет потерь в Советской армии был поставлен образцово. Погибли 15 051 человек. Такая похвальная точность в подсчете бессмысленных потерь — редкий случай. Из болот до сих пор извлекают черепа неизвестных и не проходящих ни по каким ведомостям солдат, люди, лежащие в братских могилах на расстрельных полигонах НКВД, не поддаются учету и счету, так же как жертвы депортаций, послевоенного голода и партизанской войны на Украине и в Прибалтике.

Век начался Русско-японской войной, закончился двумя русско-чеченскими. По официальным данным, на них погибли 10 404 солдата и офицера, хотя, по данным Комитета солдатских матерей, только на первой чеченской погибли 14 000 человек. А мирные люди, как всегда, гибли десятками тысяч: то ли 50 000, то ли 80 000.

Но не все тут учтено, в этом сухом перечне смерти, растянувшемся на 100 лет. Были еще расстрелы рабочих на Ленских приисках в 1912 году и в Новочеркасске в 1962-м, расстрел мирной демонстрации 9 января 1905 года. Еще сотни жертв, для которых нет отдельной графы. Власть якобы разная, а рабочих расстреливала одинаково. А как учитывать повешенных Столыпиным, в какую графу включать? Отдельно расстрелянные, отдельно повешенные?

Если посчитать всех убитых на всех войнах, умерших от ран, болезней, пыток, голода, расстрелянных и замученных в лагерях, то получим цифру, которую ни одно сознание освоить не может: то ли 39 279 774 человека, то ли больше 40 миллионов. Насколько больше? Никто не знает.

40 миллионов убитых, зарытых, брошенных в окопах и болотах, умерших от голода в исконно хлеборобных краях, застреленных в затылок людьми в синих фуражках, посланных во имя химеры в Африку и Азию воевать и убитых там, и еще умерших под шконками в камерах, и выброшенных в море с транспортов, шедших на Колыму (кто их считал?), и убитых в маленьких войнах в чужих краях, о которых в учебнике истории не осталось и строчки.

40 миллионов убитых жизней.

Русский XX век.

А теперь о XXI, о сегодняшней России. В Подмосковье не во все деревни проведен газ. Да и водопровод не везде. В городах — в городах! — уровень газификации едва превышает 70%, в сельской местности чуть превышает 50%. Модно говорить об охвате страны интернетом, но забывается при этом охват страны канализацией. 25% жилищного фонда не оборудованы канализацией. 720 000 человек живут в аварийных домах, только в Подмосковье таких 150 000. Но есть еще бездомные. Точной статистики нет, есть оценки: 2 100 000 человек.

Для уставших от цифр, которыми переполнен текст, — ну мы поняли, много, много! — я словами скажу: 2 миллиона человек живут на улице.

Какое это отношение имеет к цифрам потерь в XX веке?

Прямое.

Страна вышла из войн, несчастий и экспериментов русского XX века обескровленной, разрушенной, измученной, изувеченной, избитой. Крови в венах у страны почти нет, у страны малокровие, мозг в полуобмороке от постоянных кровопусканий, во многих душах тьма.

То, что другие народы весь XX век создавали, выращивали, выстраивали, мы не создали и не построили. Нет государства с честными выборами, нет партий, нет объективного телевидения, нет широкого народного здравоохранения, нет настоящего образования, нет профсоюзов, нет здоровой экономики. Нет солидарности между людьми, человеческие связи разорваны так давно, что уже и не помнится, какими они были.

Выйдя из клеток и ям русского XX века, сняв на краткий момент шоры и идеологические повязки, которыми закрывали людям глаза, — смотрим на мир, не понимаем его и боимся его.

Цифры потерь XX века и есть ответ на все вопросы и программа на весь XXI век. Страна недожитых жизней, умученных детей, заморенных голодом братьев и сестер, наивная страна революции, героическая страна войны, страна безногих инвалидов на деревянных платформах с шарикоподшипниками вместо колес, страна трущоб с мокрыми стенами и наглыми крысами, страна, так послушно шедшая за подлецами и терпеливо носившая жирных бонз на своем натруженном горбу, страна, злой волей садистов отрезанная на десятилетия от мира колючками, вертухаями и ложью, эта страна не нуждается больше ни в каких экспериментах, ни в каких войнах, ни в каком расширении ни в какую сторону, а нуждается только в ста годах покоя, в ста годах теплого бульона и белого хлеба, в ста годах университетов с лучшими преподавателями и больниц, оборудованных лучшей техникой, в ста годах медленного восстановления в себе силы, разума и души, в ста годах открытых границ для путешествий по миру, понимания его и сроднения с ним.

Источники

Все цифры, приведенные в этом тексте, находятся в открытом доступе и легко достижимы для читателя. Большая часть цифр взята из книги «Россия и СССР в войнах ХХ века. Статистическое исследование. Под редакцией кандидата военных наук, профессора АВН генерал-полковника Г.Ф. Кривошеева». Москва, 2001. Это самый последний на сегодняшний день и наиболее обширный свод сведений по теме.

Для сравнения и анализа можно использовать цифры, содержащиеся в книгах советского ученого-демографа Б.Ц. Урланиса (прежде всего «История военных потерь»). В них можно найти целые массивы сведений о потерях СССР в XX веке.

Данные о жертвах сталинского террора взяты из работ историка В.Н. Земскова. Подробная статистика приведена, в частности, в его работе «Политические репрессии в СССР (1917—1990)». Надо только сказать, что цифры Земскова — это минимальные цифры, они подвергались и подвергаются сомнению многими историками. Такие исследователи, как А.В. Антонов-Овсеенко и Роберт Конквест, настаивают на том, что жертв террора было в разы больше. В книге Антонова-Овсеенко «Враги народа», изданной в 1996 году, приводятся данные о том, что только с декабря 1934-го по июнь 1941 года было репрессировано 19 840 000 человек, из которых 7 миллионов казнено или погибло в тюрьмах.

Цифры потерь в двух чеченских войнах (помимо официальных) приводят многие авторы. Например, Александр Черкасов в работе «Книга Чисел. Книга утрат. Книга Страшного суда. Демография, потери населения и миграционные потоки в зоне вооруженного конфликта в Чеченской Республике» определяет потери мирного населения Чечни в 70 тысяч человек. Генерал Лебедь говорил о 80 тысячах. Цифры, приведенные в тексте, не включают в себя потери чеченских боевиков.

Официальные цифры обычно меньше цифр, которые приводят независимые исследователи. Например, В.А. Рунов в книге «Афганская война. Боевые операции» определяет цифру потерь в афганской войне — 26 000 человек. И в этом случае, и во всех других, где есть расхождения в подсчете потерь, я брал минимальные цифры.

Алексей Поликовский
(Новая газета, 31.03.2014)