1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Новые модели исторической геномики и реальное развитие цивилизации

chelovekВопросы становления человека волнуют широкие массы, которых не очень-то удовлетворяет некий акт творения...

До сих пор в ходу идея «неолитической революции», ознаменовавшей переход людей, населявших так называемую Дугу плодородия, от охоты с собирательством и выпаса скота к земледелию и оседлому образу жизни. Разговоры о революции базируются на данных раскопок Иерихона и других древних городов долины Иордана, которые обнаружили в 50-е годы прошлого века. Позже ареал открытий расширился, в результате чего заговорили о «Золотом треугольнике», вершина которого смотрит на север Месопотамии-Междуречья.

В это прокрустово ложе не укладываются новейшие открытия в Гобекли, Джерф эль-Амар и Вади Файнан, лежащие на линии, соединяющей «юга» Турции и Иордании. Во всех трех, как говорят археологи, «сайтах» открыты гигантские для неолита каменные сооружения возрастом под 12 тыс. лет, которые были созданы до (!) начала земледелия (возникновения первых фермерских хозяйств).

Журнал British Archeology, рассказавший в конце 2011 года о Вади Файнане, привел слова открывателя этого города – Стивена Митена. Он полагает, что все три «дофермерских» комплекса указывают на изменение не только образа жизни – переход к оседлости, – но идеологии, социальной организации и культурную трансформацию.

Обитатели Файнана использовали в пищу диких животных, выпасом которых могли заниматься, и собираемые в окрестностях растения, в частности фисташки, которые перетирали в жерновах и толкли каменными пестами в ступах. Они использовали в своем рационе злаки – пшеницу и ячмень – и бобовые. Это могло привести к случайному началу их возделывания, селекции и выведению культурных сортов.

С подобным видением вряд ли согласятся геномщики, которые накопили достаточное количество свидетельств наличия изменений в геноме. Эти изменения, с одной стороны, отличают людей оседлых от номадов, а с другой – предопределили революционный переход. Известно, что в Европе довольно быстро распространилась лактозная толерантность, то есть переносимость молочного сахара (лактозы) и его усвояемость, что характеризует именно «фермеров».

Надо признать, что все предыдущие работы страдали неполнотой исследования небольшого количества образцов, что естественно вызывало споры молекулярных биологов друг с другом.

Ситуация коренным образом изменилась в последние год-два, когда произошло существенное удешевление исследований ДНК, а также улучшились методы извлечения древней ДНК из сохранившихся костей. В очередной статье в журнале PLoS One говорилось о генетических связях на протяжении 3 тыс. лет людей Западной Индии (на севере вплоть до Тибета в Гималаях) и древних обитателей среднего и нижнего течения Евфрата (на протяжении всего бронзового века и вплоть до заката Рима). Для их выявления была проанализирована митохондриальная (передающаяся только по женской линии) и ядерная ДНК, извлеченные из четырех зубов и 350 скелетов, найденных в археологических сайтах Сирии.

Итальянские ученые из университетов Перуджии и Павии уточнили сценарий заселения Америк выходцами из Азии и Берингии. Классика гласит, что было три волны «вселения». Это отражено в наличии трех языковых групп, расселении мигрантов по Америкам и их фенотипе, то есть внешнем виде. Итальянцы полагают в своей статье в журнале PNAS, что первая волна переселенцев пришла в Америку 26–19 тыс. лет назад, то есть задолго до наступления ледникового периода. Последняя же, четвертая, волна «выселившихся» неоэскимосов вернулась на Чукотку и дошла затем до юга Гренландии. Там с ними столкнулись викинги, узнав тем самым о существовании за океаном мифического Винланда. Последнее событие произошло всего тысячу лет назад.

Карла Айме из Парижского университета опубликовала в журнале Molecular Biological Evolution статью, согласно которой беби-бум у представителей современного человека случился задолго до неолитической революции, а именно 60–80 тыс. лет назад. Об этом свидетельствуют митогеномы представителей Африки и Европы (всего 66 групп-популяций). Столь ранний взрыв рождаемости мог быть обусловлен изобретением более продуктивных технологий охоты. Но несомненно, что свой вклад внесли некие климатические изменения в среде.

Длина общих кусков ДНК больше у близких родственников. По уменьшению длины ее фрагментов можно судить о постепенном уменьшении степени родства. Сотрудники Калифорнийского университета в г. Дэвис проанализировали геномы 2257 европейцев с известными адресами (географической привязкой). В геноме каждого человека была определена длина последовательностей ДНК, что позволило оценить степень родства. Это родство ученые проследили на протяжении 3 тыс. лет (!), в «конце» которых обязательно найдется тот или иной предок. Ситуацию сравнивают с «Троянской семьей», выходец которой Эней основал Рим, каждый житель которого может обнаружить в своем геноме следы древнего троянского «наследия».

В одном из прошлогодних номеров PNAS была помещена статья британских ученых из университета г. Эксетер, которые со своими коллегами из Коннектикута и Теннесси создали математическую модель развития человечества на протяжении последних 3 тыс. лет (с 1500 года до н.э по 1500 нашей). Их прежде всего интересовали возникновение и коллапс могучих империй в свете экологии и географического распределения. Третьим немаловажным фактором были инновации – новые военные технологии (вторжения первообладателей железного оружия были чрезвычайно успешны, достаточно вспомнить конкистадоров в Америке). Проверка модели давала 65-процентное совпадение с реальной историей, «изымание» же фактора войны и конкуренции понижали достоверность до 16%.

С одной стороны, эти результаты можно рассматривать как попытку оживления кадавра (трупа) социального дарвинизма, ратовавшего за выживание и успешность наиболее приспособленных. С другой стороны, модель страдает от неучета сугубо биологических факторов, например тех же патологий. Известно много примеров необъяснимого угасания таких империй, как Аркаим и Хараппа, майя или анасази, которые исчезли при отсутствии каких бы то ни было признаков вражеского нападения.

Англичанам в том же PNAS возразили исследователи из Пенсильванского университета в Филадельфии. Они доказали, что щедрость и способность кооперировать с другими людьми – более разумная и выгодная эволюционная стратегия, приносящая в итоге ощутимую выгоду и успех. Полученные результаты, по мнению авторов, свидетельствуют против дарвиновского «выживания наиболее приспособленных» – Survival of the Fittest.

Это, в общем-то, неудивительно, поскольку автор абсолютного доминирования отбора ничего не знал о хромосомах и митогеномах, компьютерах и исторической геномике, «обращенной» в прошлое нашего вида и позволяющей нам сегодня более определенно говорить об антропогенезе, частью которого являемся мы сами, наши родители и дети...

Александр Спирин
(Независимая газета, 25.06.2014)