1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Родимые пятна нефтяной действительности. Виновных в разливах нефти накажут штрафами

razliv-uhtaВ последние годы во многих регионах России участились аварии, приводящие к утечкам и разливу нефти. Подобные инциденты неизбежно сопровождаются ущербом для природы, поэтому российские власти решили всерьез взяться за виновников экологических катастроф. В частности, на днях на Федеральном экологическом совете в Ханты-Мансийске шел разговор о повышении штрафных санкций и приостановке работы предприятий, допустивших разливы нефти.

Соответствующий законопроект был внесен в правительство еще в январе и предполагает увеличение размера штрафов для компаний до 500 000 рублей. Причем наказывать предполагается не только за сами разливы, но и за утаивание информации о них, за нарушение требований по ликвидации и профилактике разливов. Злостных рецидивистов ожидает приостановка деятельности на срок до 90 суток.

Ужесточение ответственности виновных в экологических происшествиях действительно назрело уже давно. Сообщения о разливах нефти и утечках с трубопроводов, общая длина которых в РФ достигает 70 000 км, поступают из множества регионов едва ли не ежемесячно. Например, недавно произошел прорыв на одном из нефтепроводов на Востоке страны в Удмуртии. В землю и реки попала нефтесодержащая жидкость. В начале апреля огромное нефтяное пятно проплыло по реке Ухта, загрязняя ее берега и разрушая сложившуюся природную экосистему. Гринпис России настойчиво забил тревогу по этому факту. В прошлом году сразу несколько крупных нефтеразливов было зарегистрировано в Ханты-Мансийском автономном округе.

«Это проблема очень важная и актуальная. Появилась она еще при Советском Союзе, когда стали активно прокладываться нефтепроводы от новых месторождений к потребителям, — рассказывает эколог Елена Есина, эксперт по экологическим правам Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека. — Но более острой эта проблема стала в 2000-е годы благодаря многочисленным прорывам нефте- и газопроводов в местах с уязвимой природной средой — особенно в тундре, которая очень долго восстанавливается. Период восстановления экосистемы там длится не один десяток лет. Если говорить о влиянии на различные виды биоты, — продолжает эксперт, — то ущерб природе причиняется колоссальный. Разливы нефти на почву уничтожают огромный пласт биоты, в результате чего нарушается вся пищевая цепочка: гибнут почвенные насекомые, уменьшается количество и качество пищи для птиц. Так последствия тянутся вплоть до человека. На водных объектах то же самое — конечным недополучателем качественной биопродукции является человек. Отдельно стоит огромный пласт гибели пернатых, связанный с разливами нефти. Не всех удается отмыть, спасти, и этот ущерб очень трудно оценить, потому что в наших российских методиках ущербы будущих периодов вообще не рассматриваются. Эти методики были приняты давно и сегодня малоэффективны. Так что, необходимо усилить не только штрафные санкции против компаний, допускающих нефтеразливы, но и надзор за ними самими», — констатировала Елена Есина.

Справедливости ради стоит отметить, что аварии происходят не только на нефтепроводах. Газопроводы, по которым потребителям доставляется природный газ, и общая протяженность которых в России составляет 14 000 километров, также иногда оказываются подвержены подобным инцидентам. Однако заметных проблем экологического характера при таких авариях практически не отмечается, поскольку природный газ обычно быстро и полностью выгорает. Один из самых крупных случаев такого рода произошел в 2009 году в Москве. Тогда пламя от сгорающего газа поднялось на высоту в 200 метров, пять человек пострадали, сгорели несколько десятков автомобилей.

Другой крупный взрыв газа произошел в районе МКАД в 2012 году — при опрессовке трубопровода произошел его разрыв. Кстати, именно техногенные явления типа несанкционированных врезок или нарушения правил безопасности, как правило, и становятся причинами ЧП на трубопроводах. Для их предотвращения все подобные объекты проходят регулярные проверки со стороны надзорных органов, но аварии, к сожалению, все равно время от времени случаются.

Еще один пример, не связанный с нефтью: летом 2015 года на единственном в стране трубопроводе Тольятти—Одесса произошла утечка аммиака. Но экологические последствия и этого инцидента практически не сказались на окружающей среде. Часть из 559 кг аммиака попросту испарилась ввиду летучести этого химического соединения. Население не пострадало, а уже вечером следующего дня трубопровод работал в штатном режиме.

— Авария, случившаяся 21 июня, — первая подобного рода на аммиакопроводе. Об этом говорится в акте Ростехнадзора по итогам расследования, — заявил тогда генеральный директор оператора трубопровода — предприятия «Трансаммиак» — Андрей Иванов. — Благодаря слаженной и своевременной работе специалистов ущерб удалось минимизировать, в результате аварии никто не пострадал.

И хотя местные СМИ постарались раздуть шумиху вокруг того случая, проведенные впоследствии экспертизы показали, что значительного вреда ни природе, ни населению причинено не было. Практически, из всех трубопроводных систем, действующих сегодня в России, аммиакопровод Тольятти — Одесса является самым безопасным и малоаварийным. Упомянутая авария — это единственный подобный случай за 30 лет его эксплуатации. На такой результат работает целый комплекс мер, принятых оператором аммиакопровода: давление в нем круглосуточно контролируют специальные приборы, сам аммиакопровод проложен под землей, на глубине 1,4 метра, его трасса усилена стальными кожухами, а через каждые 5 км стоят шаровые краны, с помощью которых можно отсечь любой участок. За обстановкой на трубопроводе постоянно следят обходчики, ведется вертолетное патрулирование.

Ситуация с нефтью и нефтепроводами на этом фоне выглядит чуть менее радужной.

— Прорывы трубопроводов и возникающее вследствие этого загрязнение окружающей среды нефтепродуктами представляют собой серьезную экологическую проблему, оказывающую негативное влияние практически на все компоненты пораженных биоценозов. От нефти страдают и растения, и животные, и грибы. Конечно, утечки и иных веществ из техногенных систем, как правило, не идут природе на пользу, но тот же аммиак, летучий и быстро нейтрализующийся в воде газ, можно считать чуть ли не безобидным удобрением по сравнению с нефтяным загрязнением, избавиться от последствий которого дорого и трудно, а полностью и практически невозможно, — отметил доцент кафедры ветсанэкспертизы и биологической безопасности МГУПП, доктор биологических наук Иван Савинов.

— Проблема нефтеразливов — это родимое пятно российской нефтяной отрасли, — уверен руководитель энергетической программы Гринпис России Владимир Чупров. — По оценкам министра природных ресурсов РФ Сергея Донского, ежегодно в российские реки, почвы, грунтовые воды, Северный Ледовитый океан попадает до полутора миллионов тонн нефти. Этот объем примерно вдвое превышает количество нефти, разлившейся в Мексиканском заливе в 2010 году. Причем это только экспертные данные, потому что сегодня нефтяные компании и надзорные структуры России фиксируют в 30 раз меньше разливов, чем об этом докладывают нефтяники. Именно поэтому руководство страны и начало так заинтересованно реагировать, ведь на сегодня ситуация выходит из-под контроля, нефтяные компании избегают полной финансовой ответственности и скрывают разливы, которые по сути уже стали бичом российской экономики. Новые меры, которые планируется применять к нарушителям экологической ситуации, готовились вместе с Гринпис Россия — соответствующие предложения по ужесточению законодательства руководству страны сделала наша организация, — резюмировал Владимир Чупров.

Ольга Лопатина
(Московский комсомолец, 16.05.2016)