1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Охота на егеря. Инспектор чуть не поплатился жизнью за то, что решил проверить у браконьеров документы

brakonery2Егеря Александра Оболенского из Красноуфимского района браконьеры в лесу две недели назад переехали на квадроцикле только за то, что он попросил их показать путевки на охоту. Их было двое, на двух квадроциклах, с ружьями и двумя охотничьими собаками. Явно отправлялись в лес не просто погулять, рассказывает Александр Оболенский.

- Я и не ожидал, что так все обернется. Ведь одного-то из мужиков давно знаю, это наш местный предприниматель, запчастями торгует. Спокойно говорю ему, мол, что ты, Коля (идет следствие, имя изменено. - Ред.), в наших угодьях делаешь, разрешение на отстрел покажи...

Коля в ответ начал орать, мол, ты кто такой, чтобы я тебе вообще что-то показывал, знал бы ты, "людей с какими погонами я мясом кормлю". Не уйдешь с дороги - раздавлю. Александр Оболенский понял, что тот и вправду готов его раздавить, - через секунду техника уперлась прямо в него. Оболенский успел в этот момент набрать номер своего руководителя, начальника Уфимского охотничьего участка Андрея Верхотурова. Жив остался, наверное, благодаря этому звонку да тому, что вовремя успел ухватиться за бампер. Когда квадроцикл наехал на него, ноги, часть туловища оказались между колесами. В таком положении один из браконьеров протащил его под квадроциклом метров десять. Потом оба скрылись в лесу.

- Я взял трубку как раз в тот момент, когда Оболенского сбили квадроциклом, - говорит Андрей Верхотуров, - слышу, голос хрипит и обрывки фраз доносятся: "Остановитесь, что вы творите...", - тут же сообщил о произошедшем в полицию.

10 тысяч гектаров территории отводится на каждого егеря в лесу

Сегодня это дело из ведения районного отделения полиции передано в СК России по Свердловской области, поскольку одним из его фигурантов оказался депутат Красноуфимской Думы. Тот самый, который ехал на втором квадроцикле. По словам депутата в интервью одному из местных СМИ, в тот момент, когда его напарник давил квадроциклом Александра Оболенского, он был "занят поиском сотовой связи". И вообще, по версии предпринимателя и депутата, егерь Оболенский сам затеял конфликт, он вышел из леса с топором и угрожал им. О чем они и сообщили во встречном заявлении в полицию. Следствие продолжается, до окончания расследования в полиции и СК комментировать его отказались.

Александр Оболенский говорит, что правды добиться не надеется, "раз такие люди в нем замешаны, скорее всего, замнут по-тихому".

Между тем всего несколькими днями ранее в другом районе области, недалеко от поселка Монетный, что в 30 километрах от Екатеринбурга, в лесу произошло еще одно ЧП. Браконьер убил охотника, который случайно застал его за разделкой туши лося. Как сообщил официальный представитель областного МВД Валерий Горелых, преступника нашли по горячим следам. Им оказался житель Екатеринбурга, неоднократно до этого судимый. Ведется следствие.

- Сегодня в лесу хозяином все чаще чувствует себя браконьер, а не егерь или добросовестный охотник, - отмечает председатель Совета Военно-охотничьего общества Уральского военного округа Галина Косматенко. - Были случаи, когда браконьеры и семьям егерей угрожали, и усадьбы сжигали. Проблема в том, что сегодня егерь оказался не защищен ни в правовом, ни в социальном плане. Выходя в лес против вооруженных преступников, он имеет только удостоверение в качестве защиты. На службе ему нельзя носить и личное оружие. Ко всему, он не имеет такого же статуса неприкосновенности, как, к примеру, сотрудники полиции. И техника его явно уступает той, на которой разъезжают по лесу браконьеры. Как при таких "возможностях" ему противостоять вооруженным людям в лесу? - анализирует ситуацию Галина Косматенко.

По ее словам, вопрос изменения статуса инспекторов, охраняющих леса, поднимался на совещании в министерстве природных ресурсов в Москве нынешним летом, куда пригласили представителей охотничьих обществ из регионов России. Проблему признают практически во всех охотничьих обществах страны, все открыто говорят о том, что егери оказались бесправны. Причем работают за невеликие деньги. Так, по признанию Александра Оболенского, его зарплата порядка девяти тысяч рублей. А есть те, кто несет службу и за три - пять тысяч рублей.

Следить за порядком в лесу, в том числе и за поведением тех, кто выходит на охоту, как раз и должны егери, но как это сделать, если каждому из них отводится под охрану по десять тысяч гектаров территории? По закону егерь может только проверить разрешение на охоту и осмотреть транспорт в лесу. И даже если он поймает браконьера с поличным, задержать и произвести досмотр не имеет никакого права, - по инструкции он должен сообщить об этом в полицию. Но какой полицейский с ходу рванет в лес, порой за десятки километров, да и когда приедет, скорее всего, будет уже поздно.

Как отмечают в департаменте по охране, контролю и регулированию использования животного мира региона, правом ношения оружия в лесу обладают государственные охотничьи инспекторы. Но их всего 36 человек на все охотничьи угодья области, а это миллионы гектаров леса. Но и у них оружие есть далеко не у всех, по банальной причине нехватки средств.

Но нужно ли наделять правом ношения оружия всех егерей, вопрос на самом деле очень сложный. Не все готовы дать на него однозначный ответ.

- Ситуация в лесу на самом деле сложная. Но я бы сто раз взвесил, прежде чем принимать такое решение, - отмечает Александр Кузнецов, руководитель департамента по охране, контролю и регулированию использования животного мира региона. - По сути это означает наделить егерей правом применять оружие в критических ситуациях. Но кто оценит, насколько была велика опасность? К чему приведут такие баталии в лесу? Я не могу однозначно ответить на этот вопрос. Но я однозначно за то, чтобы статус инспекторов в лесу был приравнен к статусу сотрудников правоохранительных органов. Чтобы они обладали всем тем же набором юридических и социальных прав, что и полицейские. Безусловно, служба егерей нуждается и в техническом укреплении позиций.

Елена Мационг

 

Для защиты егерей в лесу, по мнению добросовестных охотников, нужно:

Приравнять их статус к сотрудникам силовых ведомств.

Наделить правом ношения оружия.

Усилить техническую оснащенность при охране территории.

Между тем

По причине неосторожной, иной раз "по пьяной лавочке", стрельбы ежегодно в лесах Среднего Урала погибает 1-2 человека. Проверить, в каком состоянии охотник выехал в лес, невозможно. Медицинское переосвидетельствование на право ношения оружия охотники проходят один раз в пять лет.

Акцент

Количество преступлений, совершенных с применением легального охотничьего оружия, исчезающе мало. В прошлом году от имени организации "Право на оружие" руководству Управления по организации лицензионно-разрешительной работы МВД был направлен официальный запрос с просьбой предоставить статистические данные об обороте гражданского оружия в РФ и количестве преступлений, совершенных с применением оружия. Обобщая полученную в ответ статистику, можно утверждать, что доля преступлений с легальным оружием на фоне общего количества преступлений с оружием мизерна и составляет около 8%. Причем тут важно понимать, что в эту цифру входит и оружие самообороны, и охотничье оружие, приобретенное для самообороны. Необходимо также отметить, что львиная доля преступлений, совершенных собственно охотниками, - это не убийства и ограбления, а браконьерство, к которому приравнивается любое нахождение с орудиями охоты в охотничьих угодьях без соответствующих документов (ст. 57 ч. 2 Закона "Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов").

Борис Голкин

https://rg.ru/2017/11/01/reg-urfo/ohotniki-rasskazali-o-tom-chto-nuzhno-sdelat-dlia-zashchity-egerej.html