1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Метан не годится для будущей энергетики. Экологические последствия перехода на газовое топливо могут быть катастрофическими

gazprom fire«Тепло, еще теплее... горячо!» Подобные игры хороши только в тесной небольшой компании. В масштабах планеты такие слова внушают людям ужас, близкий к панике: о глобальном потеплении твердят сейчас на всех углах и со всех трибун. «Вину» за климатические катаклизмы – засухи, наводнения, таяние вечных снегов – возлагают на так называемый парниковый эффект. Или, точнее, на «человека неразумного», который вроде бы собственными руками творит в природе дисбаланс, переходящий в хаос.

Сам по себе «парник» – явление нормальное, жизнь без него невозможна. Проблемы начинаются, когда в атмосфере накапливается слишком много водяного пара, углекислого газа, метана и озона, которые не дают теплу подниматься в верхние слои атмосферы. Поверхность планеты перегревается сверх меры, последствия могут быть печальны... Человечество же с упорством, достойным лучшего применения, такой исход по мере сил приближает – когда дымят заводы и ТЭЦ, отравляют воздух выхлопы автомобилей, накапливаются горы мусора...

Углекислый газ (диоксид углерода, СО2) индустриального происхождения уже объявлен на международном уровне врагом номер один. За сокращение его выбросов борьба идет не первый десяток лет, и, надо признать, успехи достигнуты немалые. Вот только остается вопрос: влияет ли все это на глобальные климатические процессы?

Пока же ради борьбы с парниковым эффектом предлагается постепенно перевести производство и транспорт на использование природного газа вместо других энергоносителей, в процессе сжигания которых выделяется большое количество СО2. Казалось бы, идея прекрасная... Однако простые решения – далеко не всегда правильные и разумные.

Обыватель о том не ведает, но ученые предупреждают: природный газ спасти мир явно не сумеет. Сотрудник Корнельского университета (США) Роберт Ховарт подробно и доказательно развенчал миф о том, что использование газа вместо нефти и угля якобы будет способствовать снижению парникового эффекта в атмосфере. Нет. Не будет. Свой доклад ученый назвал «Мост в никуда» – в противовес тем, кто именует «переходное» газовое топливо «мостиком в будущее».

На основе своих многолетних исследований американские исследователи Роберт Ховарт, Рене Санторо, Энтони Энграффи и Дэвид Аткинсон утверждают: метан – тоже парниковый газ, при этом он влияет на нагрев атмосферы гораздо сильнее злосчастного диоксида углерода. Оценка экологической опасности, основанная только на расчетах объемов углекислого газа в атмосфере, грешит однобокостью. Более того – может оказаться намного опаснее использовать как топливо природный газ, чем нефть и уголь.

При добыче и транспортировке метана он неизбежно «утекает» в атмосферу. В США запасы месторождений природного газа на сегодня почти исчерпаны, и ставка делается прежде всего на газ сланцевый (в 2013 году его доля в общей газодобыче составила 35%, к 2035 году, по прогнозам, достигнет половины). Извлекают его из низкопроницаемых песчаных коллекторов, и сланцевый газ дает в полтора раза больше выбросов метана в атмосферу, чем газ природный.

Усредненное значение оценок выбросов метана, рассчитанное на основе исследований 10 различных научных групп, составляет 3,7% для обычного газа и 5,8% – для сланцевого (по данным Ховарта, Санторо и Энграффи – от 3,6 до 7,9% утечек). Позитивных сдвигов удастся достичь, лишь если уровень выбросов метана составит менее 2,4–3,2%. Но на сегодня это технически недостижимо. Газ может «наследить» в атмосфере как минимум на 20% больше, чем уголь, а в отдаленной перспективе – в два раза сильнее. По оценкам профессора Ховарта, одна молекула метана проявляет парниковую агрессивность, сравнимую с 72 молекулами углекислого газа. При получении 1 МДж (мегаджоуля) энергии из метана в атмосферу выделяются парниковые газы, вред от которых эквивалентен 33 г СО2. Если использовать нефтепродукты, негативный эффект составит лишь условные 20 г.

Имеет значение и фактор времени. Продолжительность «жизни» метана в атмосфере ограничивается примерно 12 годами, в то время как углекислый газ может влиять на химические процессы в околоземном пространстве больше века. Это тоже считают аргументом в пользу перехода на природный газ. Однако вновь не все так просто.

Отчет Межправительственной группы экспертов констатирует: сегодня антропогенные выбросы метана превышают антропогенные выбросы углекислого газа. В ближайшие 20 лет они составят около 80% выбросов СО2, затем – в столетней перспективе – начнут постепенно снижаться. Но дело в том, что если мы придерживаемся концепции глобального потепления, то критичными для нас с точки зрения торможения этого процесса являются именно ближайшие два-три десятилетия. Выбросы метана могут создать некий «опрокидывающий момент», который может обернуться необратимыми негативными сдвигами в экологии Земли.

Поэтому исследователи, которые призывают к переходу от угольной к газовой электрогенерации и при этом оперируют 100-летним временным периодом и заниженными цифрами выбросов метана, либо заблуждаются, либо лукавят. В работах Ховарта и его коллег подобные «ошибки» проанализированы на примерах и в подробностях применительно к конкретным газовым скважинам и на глобальном уровне.

Выводы специалистов идут вразрез с общепринятыми «трендами» и риторикой, но факты – вещь упрямая. Переход к газовому топливу скорее всего не поможет «проветрить мировой парник» в обозримой перспективе. Это потребует беспрецедентных инвестиций в газовую инфраструктуру и обеспечение регуляторного надзора, в совершенствование технологий на всех этапах добычи, транспортировки и использования природного метана. Иначе газовые трубы станут приближать «парник» гораздо быстрее – и игра просто не будет стоить свеч.

Да и саму цену этих свеч лучше выяснить заранее – ведь доходы от экспорта газа составляют значительную долю поступлений в государственный бюджет России, из которого потом деньги выделяются на здравоохранение, образование, строительство дорог и прочие нужды. Если денег в бюджете станет меньше, это коснется каждого. Так стоит ли так активно встраиваться в международные процессы борьбы за «спасение климата», если становится все более и более очевидно, что предлагаемые новации для нашей страны обернутся снижением доходов и ростом расходов?

Алексей Васильев
(Независимая газета, 25.05.2016)