1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Экологические риски нефтяной промышленности. Мировая энергетика готовится к освоению Крайнего Севера

neft-arctikaПроблема спасения экологии Арктики приобретает в связи с планами по ее экономическому освоению особое значение. Именно этому и был посвящен специальный семинар, проходивший в рамках традиционного нефтегазового диалога в ИМЭМО. Тон дискуссии задала Виктория Броже, руководитель направления научных исследований, Департамент предотвращения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, Shell Exploration and Production. Дело в том, что освоение Арктики – ключевое направление деятельности концерна «Шелл» в глобальном масштабе. Основными трудностями здесь выступает специфика арктических условий: необходимость содействия коренным народам, обеспечения биологического разнообразия с учетом климата, ледовой обстановки, сезонных факторов.

Следует принимать как данность и учитывать внимание и противодействие со стороны общественности. В этой связи следует подчеркнуть, что основную экологическую угрозу со стороны нефтяной промышленности несет сфера потребления (37%), транспорт (13%), а непосредственно добыча нефти – лишь 3%. Наибольший ущерб (47%) причиняет естественное просачивание нефтепродуктов. Полностью и во всех случаях экологического ущерба при работе нефтяников в Арктике избежать невозможно, и потому, помимо разработки новых технических средств, «Шелл» считает особо важным наличие ресурсов и резервных мощностей для ликвидации аварий.

Группа «Шелл» работает в Арктике почти полвека и успешно пробурила 11 разведочных скважин в море Бофорта и Чукотском море. Корпорация является участником проекта «Сахалин-2», который реализуется на Дальнем Востоке России в условиях, сходных с арктическими, в окружении не тающих большую часть года льдов. С начала добычи в 1999 году общий объем нефти на объектах «Сахалин-2», работающих с участием «Шелл», составил всего 670 литров, притом что объем добычи составил 100 млн бар. (12,77 млн т).

Представитель «Шелл» указала, что важнейшим принципом работы в Арктике является избежание разливов нефти в окружающую среду и способность устранять их последствия в случае аварии. По утверждению представителя компании, последняя располагает необходимым набором средств и экспертных знаний, которые позволяют удалить аварийный розлив или смягчить его последствия. Международные независимые исследования показали, что «Шелл» располагает эффективными методами устранения разливов в Арктике, в том числе и в покрытых льдом водах, когда и если таковые произойдут. Нельзя забывать, что Север имеет не только негативную специфику.

Преимущества арктических условий: уменьшение скорости и площади распространения, поскольку дрейфу пятна может препятствовать наличие льда и/или снега. Имеет место уменьшение скорости испарения, снижение скорости эмульгирования в плотных льдах. Уборку вмерзшей в лед нефти можно проводить во время весеннего таяния. Припай защищает побережье от морских разливов. В плотных льдах имеет место расширение «окна возможностей» для ликвидации разливов.

Дополнительные проблемы связаны с трудностями доступа к разлитой нефти, особенно под подвижными льдами, – низкая эффективность механической уборки, быстрое вмерзание нефти под лед в нарастающий ледяной покров и сложности обнаружения нефтяного пятна.

Компания полагает, что наилучшим способом ликвидации разливов нефти в Арктике является использование диспергентов: в разреженных льдах нефть дольше сохраняет свои исходные свойства, и поэтому более диспергируема, чем в открытой воде.

В полевых испытаниях в Баренцевом море нефть была успешно диспергирована после шестидневного выветривания в разреженных льдах. Для распыления диспергентов точно на пятно между плавучими льдинами был разработан мобильный кронштейн, монтируемый на водном судне. Созданная судном турбулентность обеспечивает энергию, достаточную для эффективного проведения данной операции.

Вместе с тем большинством известных компаний методы ликвидации разливов нефти в Арктике использовались в форме условного эксперимента и нуждаются в более детальной проверке с применением реальных средств и мощностей. По мнению Алексея Книжникова, руководителя программы по экологической политике ТЭК WWF России, из всех методов ликвидации разливов на море реально очищает, удаляя загрязнение, только локализация разлива, а затем механическая и сорбционная уборка на воде. По мнению докладчика, использование диспергентов и сжигание лишь переводят загрязнение в другую форму.

В рамках проекта ГЭФ ПРООН в ноябре 2011 года был проведен анализ 25 случаев воздействия разливов нефти и нефтепродуктов на морские, прибрежные и приморские особо охраняемые природные территории, произошедших в 1997–2011 годах. В выборке данных для анализа участвовали 17 государств, включая Россию и США. Установлено, что объемы разливов в основном изменяются в большом диапазоне, среди них экстремально большими разливами пока являются:

– авария на платформе Монтара (Австралия, 2009, – 30 тыс. тонн и авария на платформе Deepwater Horizon (США, Мексиканский залив, 2010, 500–600 тыс. тонн.

При крупнейшей аварии в Мексиканском заливе работы проводились в идеальных условиях (теплая погода, развитая инфраструктура, неограниченные ресурсы), однако успехи механической сборки оказались скромными: собрано 35%, сожжено 5%, диспергировано 8%. Испарилось, растворилось или диспергировалось естественными способами 41%, осталось загрязнять море и побережье США 25%. При разливе Godafoss в 50 км от Осло с норвежской стороны сразу подошли два буксира, судно – уборщик разлившейся нефти и два судна береговой охраны. Со стороны Швеции – три уборщика нефти, оснащенных современным оборудованием. Работы велись самым активным образом, использованы все ресурсы Норвегии и Швеции. Из 110 куб. м разлившегося мазута 60 куб. м удалось собрать при помощи судов-нефтесборщиков. Оставшихся 50 куб. м хватило, чтобы загрязнить 50 км побережья южной Норвегии и воды морских парков указанных стран-соседей. С точки зрения Андрея Хаустова, первого заместителя руководителя ФБУ «Госморспасслужба России», в связи с активизацией в настоящее время нефтепоисковых работ на Арктическом шельфе и побережье представляется необходимым системное совершенствование планирования мероприятий по предупреждению и ликвидации аварийных разливов нефти с учетом суммарной экологической выгоды. С этой целью желательно расширить возможности государственной структуры «Госморспасслужба России».

Известны эксперименты по исследованию поведения нефти при разливе во льдах и очистке загрязненных побережья и льдов, в том числе многолетних. Арктические государства – США, Канада и Норвегия – провели, начиная с 1970 года, 18 экспериментов «в натуре» и получили значащие результаты. В России (СССР) подобные эксперименты в полном объеме не проводились. Учения на проекте «Сахалин-2» в значительной мере были имитационными, время прибытия противоаварийных судов было чрезмерным, авиация использовалась минимально, эффективность их совместных действий была оценена как недостаточная.

В дискуссии отмечалось, что в российской Арктике пока не созданы структуры государственного уровня, могущие взять на себя ответственность за освоение шельфов Ледовитого океана и, в первую очередь, за предотвращение и эффективную ликвидацию возможных аварий с разливами нефти во льдах.

Конъюнктура мирового рынка не дает запросов на дорогие нефть и газ российской Арктики (из докладов следует, что в данном регионе ожидается удорожание добычи нефти на 15–20% плюс риски до 2 млрд долл. на одну разлившуюся скважину), и потому привлечение иностранных нефтяных корпораций, а с ними и современных технологий морской добычи остается проблематичным.

Мировые и в большей степени российские технологии морской добычи пока не обеспечивают должной экологической безопасности при работе в морских льдах, а общая экологическая культура работников нефтяной отрасли еще недостаточна.

Подводя итоги, можно полагать, что семинар «Экологические риски нефтяной промышленности» явился важным шагом в консолидации науки и практики по данной важнейшей для нашей страны проблеме.

Алексей Хайтун,
доктор экономических наук, Институт Европы РАН
(Независимая газета, 10.12.2013)