1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Реализуя планы по повсеместному внедрению возобновляемых источников энергии, Германия рискует потерять промышленность

vie-frg1Деиндустриализация Германии давно уже началась, предупреждает брюссельский комиссар по энергетике Гюнтер Эттингер в интервью с ведущей экономической и финансовой газетой Германии Handelsblatt. Его утверждение поддерживает Ганс Юрген Керкхофф, президент объединения сталелитейных промышленников. Он утверждает, что тарифы на электроэнергию для промышленности в Германии выше, чем практически во всех других странах.

Именно тарифы на электроэнергию называют ахиллесовой пятой происходящего в Германии энергоповорота. Проблема для ориентированной на экспорт немецкой экономики состоит в том, что высокие тарифы на электроэнергию делают германские товары неконкурентоспособными на международных рынках. Высокие тарифы связаны с налогами и другими финансовыми нагрузками, которые уже достигают 52% стоимости кВт-ч для потребителя. Предполагается, что за их счет и должен финансироваться энергоповорот.

Можно посмотреть, как выглядят подобные дополнительные расходы, которые полностью ложатся на плечи потребителей.

Прежде всего это плата за «зеленое» электричество. Она составляет 21% тарифа на электроэнергию. В текущем году она выросла до 6,24 евроцента за кВт-ч. В данном случае потребителю приходится оплачивать разницу между ценой кВт-ч на рынке и принятыми в ходе реформы электроэнергетики компенсациями для производителей электроэнергии из ВИЭ, рассчитанными на 20 лет (произведенный ВИЭ кВт-ч стоит дороже кВт-ч из традиционных источников). В 2014 году эти компенсации составляют 23,5 млрд евро, и они ложатся на плечи потребителей.

Надбавка за сетевую скидку для промышленности, составляющую 4 евро в год при потреблении 4000 кВт-ч (семья из трех человек потребляет в среднем в год примерно 4246 кВт-ч). Другими словами, гражданский потребитель платит за промышленность, которая полностью или частично освобождена от подобного сетевого бремени. Однако ситуация должна измениться, поскольку Комиссия ЕС оказывает давление на Берлин, и вследствие этого более чем 200 наиболее интенсивно потребляющим электроэнергию производствам и освобожденным из-за этого от уплаты сетевой надбавки придется ее платить.

Так называемая офшорная надбавка, связанная в основном с компенсацией потерь от аварий на электропередачах, связывающих морские ветропарки с сетью на континенте, достигает 10 евро в год.

Надбавка на концессии, составляющая 68 евро при 4000 кВт-ч годового потребления, идет в кассу городов и общин за разрешение на прокладку линий электропередач, и ее также оплачивает потребитель. Современный способ производства тепла и энергии (когенерация) поощряется для производителя. А потребитель платит за это 7 евро в год при годовом потреблении 4000 кВт-ч.

В итоге, как пишет газета Handelsblatt со ссылкой на экспертов Deutsche Bank Research, капитализация в энергоемких производствах за период с 1995 по 2011 год снизилась на 11%, в то время как в других отраслях она увеличилась почти на 5%. Это уже ведет к тому, что немецкие фирмы начинают вкладывать свой капитал для таких производств за пределами страны. Немецкая проблема состоит в том, отмечает газета Handelsblatt, что ежегодные субсидии на производство экологического электричества достигают 22–24 млрд евро, и больше этот груз германская экономика нести уже не в состоянии, поскольку это уже угрожает деиндустриализацией Германии. Первые признаки подобного развития уже налицо.

Напомним читателям, что в Германии проводится массовый эксперимент по переводу экономики на «зеленые рельсы». Уже сегодня доля возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в производстве электроэнергии достигает 25% (в России этот показатель практически менее 1%, если не считать гидроэнергию). К 2025 году эта доля в Германии должна возрасти до 40–45%, а к 2035 году уже составлять 55–60%. По мнению главы правительства Ангелы Меркель, если идти такими темпами, то доля ВИЭ может к 2035 году стать даже больше и достичь 80% при условии, что немецкая промышленность останется конкурентоспособной на мировой арене и платежи за электроэнергию останутся доступными для населения. Более того, сами немцы, как сообщил мне в недавней беседе в немецком Бундестаге Томас Барайс, уполномоченный фракции ХДС/ХСС в Бундестаге по вопросам энергетики, считает, что немецкий пример должен стать показательным для всей Европы. Правда, и тут надо оговориться, позиция Т. Барайса отличается от подхода к развитию ВИЭ в ряде других фракций бундестага и прежде всего «зеленых». По его мнению, это развитие должно осуществляться не по политической воле, а по законам рынка. А потому основное внимание должно уделяться не количеству введенных в строй мощностей, а фактической потребностью в них. В этом плане его подход соответствут идеям, высказываемым партнером ХДС/ХСС по правительственной коалиции министром экономики Габриэлем. Но что самое главное, новый курс в энергетике, по его мнению, невозможен в пределах одной страны, а только в общеевропейском масштабе. А это уже основа для налаживания общеевропейского сотрудничества, включающего и Россию.

Цели и проблемы их достижения

Важнейшая цель энергоповорота состоит в том, чтобы снизить потребление ископаемого топлива. Суть этого заключается в том, чтобы сократить выбросы CO2 и этим препятствовать дальнейшему климатическому изменению на планете, а также сократить зависимость Германии от экспорта ископаемых энергоносителей. Конечно, особое место в этом процессе занимает атомная энергетика. Толчком к закрытию АЭС на территории Германии, которое является составной частью энергоповорота, стала чернобыльская катастрофа, а авария на японской Фукусиме только укрепила решение отказаться от атомной энергии и даже ускорила вывод из эксплуатации немецких АЭС, в частности Biblis. Именно фукусимская катастрофа, по словам Томаса Барайса, побудила правительство Германии три года тому назад полностью отказаться от применения атомной энергии. Впрочем, в данном случае, как и с развитием ВИЭ, не все гладко. По данным британского агентства Би-би-си, Верховный административный суд Германии постановил, что меры по принудительному закрытию одной из старейших АЭС Biblis после событий на Фукусиме были «юридически незаконны», поскольку были приняты без консультаций с компанией RWE, владельцем АЭС и, следовательно, представляли собой существенное процессуальное нарушение.

Два блока АЭС Biblis вошли в число восьми блоков, работа которых, по решению правительства Меркель, была приостановлена для проверки стандартов безопасности на три месяца сразу после аварии на Фукусиме в марте 2011 года. Но уже в апреле замминистра окружающей среды Беккер заявил, что «решение о закрытии восьми блоков до конца этого года уже принято, и они точно не будут запущены вновь.

А оставшиеся девять будут закрыты до конца десятилетия». (В соответствии с принятым в начале июня решением немецкого правительства последний энергоблок должен прекратить подачу энергии 31 декабря 2022 года.)

Власти германской земли Гессен, где расположена АЭС, выполнили указания правительства, и официальное решение об их закрытии было принято 6 августа 2011 года. При этом всего за два месяца до этого блоки Biblis-A, -B получили лицензии на эксплуатацию соответственно до 2019 и 2021 года.

RWE подсчитала, что в одном лишь 2011 году понесла убытки в размере 1 млрд евро, и оспорила закрытие блоков в судебном порядке. Ее иск был удовлетворен 14 января 2014 года. Теперь компания RWE может подать иск о компенсации ущерба.

Примеру RWE последовала и шведская компания Vattenfall, владеющая немецкими энергоблоками Brunsbuettel и Kruemmel, входящими в число восьми блоков, закрытых в 2011 году. Она оспаривает решение об их закрытии через международный арбитраж.

Варианты будущего

Понятно, что сейчас в Германии активно дискутируются пути снижения издержек, связанных с переходом страны на преимущественное потребление энергии, произведенной из ВИЭ. Федеральный министр экономики Зигмар Габриель на межправительственной конференции в Мезеберге выступил с новой концепцией энергоповорота. До начала весны правительство должно будет принять новый вариант закона о возобновляемой энергии, который, как предполагается, после его утверждения Бундестагом в августе 2014-го вступит в силу. Таким образом министр попытался дать ответ на вопросы, каким образом в будущем будет обеспечено энергоснабжение страны, как будет развиваться сетевое хозяйство, как немецкий энергоповорот будет увязан с остальной Европой. Министр предупреждает, что мир вступает в период, когда ВИЭ начинают представлять собой определенную технологию. Если расшифровать его слова, то применяемая технология имеет только тогда успех, когда она дешевле других используемых в данной сфере промышленности технологий. Ясно, что тут налицо отход от идеалистических представлений экологов, что привело к резкой критике его планов. Однако не стоит забывать, что новая технология вызвала к жизни новые отрасли промышленности, которые уже превратились в экспортные.

Согласно предложениям Габриэля, Германия должна подсоединять к сети только по 2500 МВт в год из числа построенных ветровых станций. Другими словами, сооружать не более 1000 «ветровых мельниц». А если будет построено большее количество, то соответственно снижается уровень финансовой поддержки со стороны государства. Это позволит сократить госрасходы на поддержку ветровой энергетики на севере страны (где расположено большинство ветровых парков) на 20%. Такие же ограничения он предлагает и по другим видам ВИЭ. Дополнить эти меры он предлагает сокращением финансовых дотаций для ВИЭ.

Другим способом ограничения госдотаций является поддержка не строго запланированного числа производителей ВИЭ, как у Габриэля, а только тех, кто имеет выход на рынок или подсоединение к сети. Предполагается, что это позволит сменить элемент плановой экономики в создании ВИЭ на рыночный. Именно к этому сводится предложение ряда ведущих энергетиков страны – Стефана Колера, главы руководства Немецкого энергетического агентства DENA, Свена Беккера, руководителя фирмы Trianet и Эвальда Восте, председателя правления компании Thuga AG., опубликованное в газете Handelsblatt. Это, по их мнению, можно сделать, применив принцип аукциона при разрешении на создание новых установочных мощностей ВИЭ. Правда, при этом они выступают за отмену неконтролируемых госсубсидий на сооружение электростанций на ВИЭ. Ведь наличие таких субсидий, даже при условии сокращения таких госдотаций, ничего не меняет в плановом характере развития ВИЭ и мешает внедрению рыночных элементов.

Сейчас трудно оценить, чем закончится дискуссия по изменению действующего законодательства в области ВИЭ. Многое будет зависеть от мировой конъюнктуры, состояния экономики Германии и соотношения политических сил внутри страны.

Олег Никифоров
(Независимая газета, 08.04.2014)