1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Магнит вместо допинга. Космическая медицина обещает спорту небывалый прилив сил

med-tehnologiiСпециалисты отечественной космической медицины разработали новую методику восстановления энергетического баланса организма, эффект которой куда круче, чем у нашумевшего на весь мир мельдония. И при этом не поддается обнаружению. "Огонек" выяснил подробности.

Ректор Российского нового университета (РосНОУ) Владимир Зернов о новой разработке говорит исключительно в превосходных тонах:

— Понимаете, теперь мы можем видеть состояние организма не только в момент исследования! Мы можем математически рассчитать, есть ли в ближайшие месяцы угроза жизни, здоровью. Внедрение нашего метода значительно сократит смертность от сердечно-сосудистых заболеваний.

Во время демонстрационного сеанса в РосНОУ пациент лежит на кушетке, на его груди холодные, как лягушачьи лапки, присоски. Прибор "Кардиокод", разработанный учеными университета, снимает особую кардиограмму — она позволяет "видеть", как кровь проходит через всю сердечно-сосудистую систему. А потом выдает целый спектр показателей — от нарушения ритма до индекса стресса. Поразительно, но в основе изобретения — изучение режимов движения воды по трубам!

Ректор Зернов убежден: если хотим разобраться в принципах действия новой методики, в эту взаимосвязь необходимо вникнуть. Вникаем: полвека назад профессор Густав Поединцев из НИИ технологии производства занимался проблемами динамики жидкости. Перед ним стояла прикладная задача: "продуть" трубы в огромных кораблях так, чтобы затратить минимум энергии. По ходу поисков академик сделал фундаментальное открытие, вошедшее в науку как "третий режим текучести (сверхтекучести) жидкости", и вывел его математическую формулу. Грубо говоря, оказалось, что если пускать воду по трубам в пульсирующем режиме, то она потечет в 10 раз быстрее и с большим напором, так что трубы будут меньше засоряться. Скоро стало понятно: кровь в организме движется в том же режиме, стало быть формула Поединцева позволяет рассчитать ее объемы, которые поступают в разные отделы сердца. А теперь скачок в сегодняшний день: созданная на базе расчетов методика позволила быстро и точно прогнозировать, насколько хорошо работает сердечно-сосудистая система человека и как она будет работать в обозримой перспективе.

Наслушавшись шумихи вокруг мельдония и оценив реальную эффективность этого препарата, в РосНОУ поняли, что им по силам предложить большому спорту куда более перспективные технологии. Ученые решили совместить работу "Кардиокода", который уже давно получил разрешение Минздрава России, с другими технологиями, основанными на разработках еще советских специалистов из закрытых институтов.

В первую очередь речь о приборе "Адаптолог" (он создавался для космонавтов и военных летчиков), который дает представление о том, насколько организм способен к восстановлению. А также о курсе восстановления жизненных сил с помощью усовершенствованного метода магнитотерапии, опять же созданного под "космические нужды". Все это вместе взятое и составляет универсальную методику, применение которой даст эффект круче большинства допингов!

Начало пути

Многие медики убеждены: именно немедикаментозным методам диагностики и восстановления принадлежит будущее в большом спорте. Все помнят, какой неподдельный интерес вызвали отпечатки медицинских банок на спине пловца Майкла Фелпса (США), завоевавшего на летних Играх в Рио свое 23-е олимпийское золото. Ведь именно так нас самих лечили в детстве от кашля, а потом метод был признан травмирующим легкие.

— В основе — так называемое капиллярное кровопускание, которое должно активизировать кровообращение и тем добавить спортсмену сил,— поясняет "Огоньку" профессор кафедры реабилитации и спортивной медицины РНИМУ им. Н.И. Пирогова, эксперт Олимпийского комитета РФ Сергей Парастаев.— Конечно, из-за того, что сегодня нет четкого определения и однозначных подходов, по которым то или иное фармакологическое средство может быть отнесено к классу допинга, медики стараются искать новые методы восстановления спортсменов после интенсивных нагрузок.

Результаты? Сегодня спортсмены уже пользуются несколькими десятками различных аппаратов и средств для восстановления организма после тренировок. В последнее время особенно популярны аппараты с разными температурами — те же криосауны.

— В профессиональном футболе популярны так называемые локальные воздействия, которые правильнее называть "иммерсионные холодовые ванны",— продолжает профессор Парастаев.— На деле это емкости с крупно наколотым льдом, куда футболисты после матча всегда погружают ноги. Работает очень хорошо: восстанавливается кровоток, нормализуются сосудистые стенки, создаются условия, чтобы молочная кислота лучше вымывалась из мышц. Есть аппараты, которые дают чередующиеся воздействия — тепло-холод. Сегодня существует огромное количество аппаратов, и на каждого спортсмена уходит немало времени, но когда речь о спортсменах топ-уровня, то это, конечно, оправдано.

Интересно, что многие популярные ныне у спортсменов методы в свое время активно развивали в закрытых НИИ, работающих с летчиками и космонавтами. К таковым, объясняют специалисты, относятся всевозможные виды гипоксий (когда организм искусственно лишают какого-то количества кислорода) или, наоборот, гипербарические оксигенации (когда ткани кислородом активно насыщают). А также различные массажи, мануальная терапия, та же гомеопатия — словом, все, что шло в ход, чтобы восстановить здоровье летного состава.

Впрочем, космическая медицина, безусловно, многое дала не только спорту.

— Благодаря ей начали развиваться многие направления исследований,— говорит член-корреспондент РАН, завкафедрой космической и авиационной медицины Первого МГМУ им. И.М. Сеченова, профессор Игорь Бухидяров.— Например, система телеметрии биометрических показателей: ученые научились считывать показатели работы организмов космонавтов на орбите и передавать эти данные на Землю. Теперь это очень важное направление, оно бурно развивается в сфере дистанционных медицинских услуг. Другое направление — медицинская экспертиза. Сегодня врачи могут достаточно точно определить, сможет ли человек работать в условиях экстремальных факторов или нет. Тогда же все эти показатели осваивались впервые: чтобы отобрать летчиков в первый отряд космонавтов, было проверено 3 тысячи человек! В целом же очень многие открытия и достижения прежних лет еще ждут своего часа.

Жизнь в реактивном режиме

Вообще, все перспективные изобретения в СССР, способные как-то усовершенствовать человеческую природу, рано или поздно попадали в секретный институт, расположенный в центре Москвы в районе стадиона "Динамо". Официально он назывался Научно-исследовательский испытательный институт авиационной и космической медицины, но об этом знали лишь посвященные. Вывеска, обозначающая специфику заведения, появилась только в 2004 году — аккурат перед реорганизацией, после которой институт, по сути, прекратил существование.

— Наш институт был образован приказом Сталина в 1937 году и сразу стал вотчиной Королева,— рассказывает старший научный сотрудник, кандидат медицинских наук Нина Щербинина.— Особенностью института было то, что здесь занимались исключительно человеческим фактором.

Все члены первых отрядов космонавтов (как мужского, так и женского), включая Юрия Гагарина, Германа Титова, Валентину Терешкову, Алексея Леонова и других будущих героев СССР, в 1960-е числились сотрудниками НИИИ. Здесь же еще до того, как в космос отправился человек, были "прописаны" и животные-космонавты, в том числе легендарные Белка и Стрелка — институт обладал огромным четырехэтажным виварием.

По сути, это было гигантское медучреждение, где каждый отдел был отдельной научной школой. Практически сразу перед учеными были поставлены две задачи. Первая: понять, как поведет себя организм в условиях стресса, а полеты истребительной авиации, как и полеты на орбиту,— это всегда стресс для всех систем организма. И вторая: разработать методы, которые бы позволяли восстанавливать утраченные резервы организма летного состава без применения традиционных лекарственных средств. Любая "химия" летчикам была противопоказана — никто не знал, как поведет себя в организме в условиях невесомости даже самый простой аспирин. Отсюда — внимание к восстановлению здоровья немедикаментозными средствами.

— Последним начальником этого института был академик РАН, лауреат Госпремии СССР Гурий Петрович Ступаков. И у нас был идеальный объект для исследования — летчики истребительной авиации,— говорит Нина Щербинина.

Летчики идеальны для подобных исследований по многим причинам: во-первых, они ведут малоподвижный образ жизни, во-вторых, у них обильное и очень калорийное питание, потому что иначе они просто теряют сознание на высоте, как было в первых полетах. В-третьих, они испытывают постоянные перегрузки и стресс: подсчитано, что летчик-истребитель в воздухе за 1 минуту до 200 раз обращается к приборной доске!

— Не случайно они официально уходят на пенсию в 35 лет,--говорит Нина Щербинина.— Летный труд буквально съедает организм. Поэтому основной задачей института было продление профессионального долголетия. Это тем более важно, что подготовка летчиков и космонавтов всегда обходилась очень дорого.

Лежать! Смирно!

Изучая стресс, медики прежде всего хотели понять, почему организм до какого-то момента может бороться с негативным воздействием, задействуя скрытые резервы, а затем вдруг начинается патология — все жизненно важные системы выходят из равновесия. Возможность противостоять стрессу ученые назвали адаптационными возможностями и стали искать грань, которая отделяет здоровье от болезни. В частности, установили, что до начала заболевания наш организм проходит примерно шесть ступеней: с каждой из них его возможности адаптации понижаются, а потом он вдруг скачкообразно "пикирует" в болезнь.

Это состояние предболезни, которое, по словам специалистов, нельзя различить по обычным анализам, его можно уловить с помощью разработанного прибора "Адаптолог". Чтобы получить такой же диагноз, который раньше получали члены летного состава, достаточно на пару минут лечь на кушетку. Врач прицепляет шесть датчиков, и система снимает показания и анализирует работу иммунной, эндокринной и центральной нервной системы. Затем она выдает большой объем данных о том, в каком состоянии сейчас находится организм человека, какие органы и системы работают на пределе возможностей и как, самое главное, эту ситуацию возможно исправить.

Лечебное притяжение

После того как человек получает диагностику "Адаптолога", вкупе с оценкой деятельности своей сердечно-сосудистой системы он должен отправиться к аппарату "Мультимаг", который ни много ни мало восстанавливает организм из состояния предболезни: как уверяют специалисты РосНОУ, вновь заряжает его энергией.

В основе работы очередной чудо-машины — хорошо проверенные магниты, которые в СССР начали применять с середины 1980-х. Изначально аппарат был детищем Рязанской радиотехнической академии. Там на кафедре информационно-измерительной и биомедицинской техники работал знаменитый академик Беркутов, создавший ряд научных школ, в том числе комплексную магнитотерапию, то есть обосновал терапевтический эффект магнитных полей.

Первые аппараты представляли собой две гигантские магнитные катушки, между которых помещали пациента. Затем их модернизировали до "магнитного скафандра", в который облекали больного, ну а теперь это вполне цивильная кушетка с дугой, которая подает электромагнитное поле. На экране специалист может выставить одну из 60 программ — в зависимости от возраста, пола, степени заболевания и других факторов. В отличие от традиционной физиотерапии, которую широко используют почти во всех реабилитационных центрах и санаториях, в НИИ космической и авиационной медицины (куда пригласили работать изобретателей из Рязани) посчитали, что наиболее эффективными для лечения являются сверхслабые электромагнитные поля, то есть поля силой в 1-2 млТесла.

— Известно, что магнитные поля на клеточном уровне влияют на обмен веществ,— рассказывает Владимир Зернов.— Это влечет за собой ряд позитивных эффектов: улучшается микроциркуляция крови, ткани лучше снабжаются кислородом, что повышает защитные свойства иммунной системы, в разы увеличиваются компенсаторные возможности организма, снимаются воспаления...

Ученые утверждают, что аппарат возвращает энергию на клеточном уровне, то есть в конечном счете останавливает процессы, ведущие к деградации и старению организма. Однако можно ли сравнивать его действие с допингом?

— Магнитотерапия широко применяется в спортивной медицине,— говорит профессор кафедры реабилитации и спортивной медицины РНИМУ им. Н.И. Пирогова, эксперт Олимпийского комитета России Сергей Парастаев.— Но еще в большей мере она нужна в послеоперационной и послетравматической терапии и реабилитации. Мы видим, что "Мультимаг" хорош как средство восстановления после истощающих, изнуряющих нагрузок — этот эффект подтверждается. Но нужны дополнительные исследования, пока вопросов, конечно, много.

Принципиальный вопрос: реально ли говорить, что немедикаментозные методы воздействия на организм будут вытеснять существующие сегодня химические? Применительно к спорту это означает: не идет ли на смену допингу, следы которого можно уловить в моче, нечто принципиально новое? Специалисты однозначных ответов пока не дают. И не только потому, что берегут себя от скандалов.

— Понимаете, до сих пор есть абсолютно неизведанные аспекты такого широкого понятии, как допинг,— говорит профессор Парастаев.— Возьмите тот же генный допинг — употребление веществ, которые активизируют работу генов. Но ведь существует огромное количество абсолютно естественных для организма физиологических веществ, которые могут "включать" или "выключать" работу различных генов в организме! Это относится и к продуктам питания. Можно ли тогда назвать еду генным допингом? Например, кефир? Там содержится довольно много аминокислоты метионина, которая является гепатопротектором (помогает работе печени.— "О"). А сегодня создаются предпосылки для того, чтобы некоторые из них включить в перечень запрещенных средств. То есть существует много вопросов, получить ответы на которые не могут даже специалисты. Но то, что будут развиваться совершенно разные средства и методы стимулирования организма, это точно. Более того, я сейчас скажу почти еретическую вещь: их эффективность не столь важна. Примерно 25 процентов населения Земли (а это очень много!) подвержены эффекту плацебо. Иными словами, иногда надо просто убедить спортсмена, что сегодня он получил уникальную процедуру, которая увеличила возможности его организма. А все остальное он уже сделает сам.

Все перспективные изобретения в СССР, способные как-то усовершенствовать человеческую природу, рано или поздно попадали в секретный институт, расположенный в центре Москвы в районе стадиона "Динамо"

Елена Кудрявцева

("Огонёк", 13.02.2017)