1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Могут ли водопроводы быть катализатором прогресса

knoss«Обеспечение чистой водой, отвод сточных вод и канализация – вот три важнейшие основы прогресса человечества». В XXI веке подобное утверждение, согласитесь, трудно воспринимать на полном серьезе. Тем не менее взято оно из более чем серьезного документа – «Доклад о развитии человека – 2006. Что кроется за нехваткой воды: власть, бедность и глобальный кризис водных ресурсов». Оказывается, приблизительно 2,6 млрд человек на Земле лишены доступа к улучшенным системам канализации – это, кстати, в 2,5 раза превышает дефицит доступа к чистой воде. Похоже, даже сами авторы доклада были обескуражены: «Кажется неправдоподобным, что туалеты могут быть катализатором прогресса развития человека...»

История ватерклозетов – замечательная иллюстрация законов развития техники. Любое значительное (или незначительное на первый взгляд) технологическое усовершенствование неминуемо рождает целый букет проблем, которые решаются посредством новых технологических прорывов et cetera. Пример типичной цепной реакции. Вот и появление ватерклозетов с необходимостью потребовало создания систем канализации, а следовательно, и водопроводов и канализационных систем.

В XX веке до н.э. дворцовые постройки поселения Кносс на острове Крит оборудовались ванными комнатами и комфортабельными туалетами с системой канализации. Кносский дворец – впечатляющее сооружение на общей платформе площадью около 1 га. Здание было двух-, а возможно, и трехэтажное. Вода поступала в Кносс по трубам из достаточно отдаленных районов острова. Водопровод разветвлялся внутри дворца и города, лежащего у его стен. Два стока с каменной кладкой – для канализации и отвода дождевой воды – проходили через Кносский дворец, выводя воды за его пределы. Фрагменты этой канализационной системы отлично сохранились и до наших дней. Правда, туристы обычно не обращают внимания на аккуратные прямоугольные желобки, проложенные вдоль оснований стен дворца.

В инженерном смысле Кносский дворец был, несомненно, задуман и построен более функционально, чем резиденция французских королей. По крайней мере в Версале спустя пять тысячелетий не было предусмотрено ни одной комнаты для ватерклозета.

И все-таки ватерклозеты древнего Кносса были экзотикой во времена минойской цивилизации. Подавляющее большинство населения тогдашней Ойкумены вполне справлялось со своей малой, а равно и с большой нуждой, используя специальные сосуды (или естественные складки местности). Нет, недаром Виктор Гюго в романе «Отверженные» заметил: «В истории клоак рождается история человечества. Клоака – это совесть города». И самая известная из этих клоак – Cloaca Maxima (от лат. сluo – «чистить»). Этот большой закрытый канал был проведен в Риме около 600 года до н.э. от Форума в Тибр между Капитолийским и Палатинским холмами. В 184 году до н.э. были сооружены и другие каналы. Позже древние римляне вымостили их. Ах, что это были за клоаки! Страбон, греческий географ V века, не скрывал своего изумления: «...клоаки так широки, что по ним могли бы проехать возы с сеном».

Хранительницей всего этого канализационного великолепия была назначена богиня Клоакина (Cloacina, «очистительница» – эпитет Венеры; греческий аналог – Афродита). Но Венера не единственное божество в древнеримском Пантеоне, отвечавшее за состояние систем канализации: Стертиций (Stertitius) был богом земли и отходов; Крепит (Crepitus) – бог туалетов; Фортуна – защищала от болезней и оказывала помощь в освобождении кишечника. (Любопытно, что и в других древних культурах сортиры находились под опекой богов женского пола. В Древнем Китае, например, Цзы Гукэн – любовница, тайно убитая в туалете ревнивой законной женой, превратилась в богиню отхожих мест.)

Бригадами специально обученных рабов-водопроводчиков руководили начальники из числа сенаторов. Один из них, Фронтин, даже оставил потомкам сочинение «О водопроводах». Бригады эти, по существу, были полноценными строительными управлениями с полным циклом работ, как сказали бы сегодня. История сохранила имена некоторых римских подрядчиков-трубопроводчиков: бригада (команда) Агриппы – 140 человек; команда Клавдия – 450 человек. В Вечном городе работало на полную мощность 11 водопроводов. (Некоторые из этих водопроводов действуют до сих пор!) Ежедневно по ним подавалось более 1 млн куб. м воды. Скорость потока воды на аркадах – от 0,3 до 3,6 м/сек. Вода подавалась не только в фонтаны, но и в том числе в общественные уборные.

Принято считать, что строители средневековых городов не очень-то обременяли себя заботой о канализации. И по большому счету это правда. Вот, например, на что подавали письменные жалобы в начале XIII века обитатели одного из лондонских кварталов, Гилдхолла. Управитель этого муниципального образования, оказывается, позволил завалить местную речушку Флит экскрементами до такой степени, что течение в некоторых местах прекратилось (многострадальная речка была заключена в трубу в 1733 году). Кто-то жаловался на 14 семей, обитателей улицы Фостер-лейн: они имели обыкновение «выбрасывать из окон нечистоты и выплескивать мочу к досаде всех населяющих сей уорд». Обстановка, судя по всему, была приближена к боевой...

Однако и Средние века подарили нам примеры озарений инженерного гения, пытавшегося решить проблему удаления продуктов жизнедеятельности человека. Скажем, при раскопках Новгорода на Ярославовом дворище были обнаружены деревянные дренажные каналы XII века и водосточный канал XIV века. В «Пискаревской летописи», созданной в 1612–1615 годах неизвестным летописцем, рассказывается о проведении подземного водопровода в Московский Кремль. Советский исследователь Николай Иванович Фальковский в своем замечательном и остающемся до сих пор единственным в своем роде исследовании «Москва в истории техники» (1950) отмечал: «В жилых домах Москвы применялась выгребная система. Для вывоза нечистот существовали особые телеги».

Но на пути до выгребных ям сам процесс старались всячески облагородить. Ну как не возликовать, прочитав в каталоге выставке «Куда король пешком ходил. Гигиена в контексте истории», проходившей в 2010 году в Государственном историческом музее в Москве, такое описание: «Кресло ретирадное. Россия, 1820–1830-е. Красное дерево, фанеровка, резьба, полировка. Государственный исторический музей». Тут же – пояснение: «Предметы подобной конструкции входили и в обстановку русских дворянских интерьеров, а также использовались во время путешествий в каретах, о чем известно, в частности, из воспоминаний Ф. Юсупова: «Особенно помню карету резного дерева с позолотой, с боками, расписанными Буше, и пурпурными бархатными диванами. Под одной из подушек был стульчак. Князь Николай заказал его себе, когда, больной, отправился на коронацию Павла I».

Тем не менее отсутствие более или менее адекватных масштабам отправлений человеческой жизнедеятельности инженерных коммуникаций пытались компенсировать активной законотворческой деятельностью.

9 апреля 1699 года Петр I издал указ «О соблюдении чистоты в Москве и о наказании за выбрасывание сору и всякого помету на улицы и переулки». В 1722 году разрабатывается и вводится в действие инструкция для московского обер-полицмейстера Глебова: требования все те же – следить за чистотой рек в пределах Москвы. Вообще надо отметить, что при Петре I было принято около 60 документов природоохранительного плана.

Нет, недаром писатели и культурологи Петр Вайль и Александр Генис остроумно и точно заметили: «Изобретение смывного бачка – знак цивилизации. То, что в каждом доме есть смывной бачок, – признак культуры».

Андрей Ваганов,
ответственный редактор приложения "НГ-Наука"
("Независимая газета", 11.10.2017)