1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Склонность к психическим расстройствам может определяться генами и экологическим фактором

Neandertaliens3Никто пока не знает, почему около 40 тыс. лет назад неандертальцы вымерли или их попросту «выели» современные люди. Защитники Homo sapiens ссылаются на то, что неандертальцы как вид и так уже к моменту прихода нового человека угасали. С другой стороны, похоже, что пришельцы охотно вступали в связь с неандерталками, следствием чего стала примесь неандертальских генов в геномах ныне живущих людей, достигающая в некоторых популяциях 4% (в среднем – от 1,5 до 2%).

Не выходит из умов антропологов и загадка малорослых «хоббитов» с индонезийского острова Флорес, остатки которых были найдены в одной из пещер в 2003 году. А ведь остается еще интрига и с тем, каким образом геномный след денисовцев (древних людей, останки которых обнаружены в Денисовой пещере на Алтае) отпечатался и в геномах жителей далекой Меланезии в Тихом океане. Возможно, что это еще одно доказательство «охоты к перемене мест», то есть к миграциям, которые были характерны для многочисленных волн «выселенцев» с Черного континента. Кости далеких предков современных людей были поначалу найдены на Яве, а затем около Пекина и уже только после этого в Южной Африке.

Мозг современных людей огромен по сравнению с мозгом человекообразных обезьян, гоминидов и неандертальцев. Прямохождение, или бипедализм, начавшееся миллионы лет назад в Африке, о чем можно судить по скелету эфиопского австралопитека Люси и отпечаткам стоп в окаменевшем вулканическом пепле, привело к трудностям, сопровождающим роды потомства. А кроме того, к искривлению естественного хода чуть ли не под прямым углом мозгового ствола, переходящего в продолговатый и спинной мозг. Трудно сказать, влияет ли это на условия, в которых пребывают функционирующий мозг и его кора. Но вполне возможно, что оно может сказываться на изменениях внутричерепного давления, приводящих к головной боли. Выяснить это еще только предстоит.

Пока же в Стэнфорде задались вопросом о связи неандертальской «добавки» к нашему геному и шизофрении, поражающей 1–2% жителей Земли. Интригует то, что шизофрении нет, как показали геномные исследования, у коренных жителей Африки, которые с неандертальцами Европы не смешивались. Вполне возможно, что неандертальцы оставили нам это родовое «проклятье» в наследство.

В этой связи можно упомянуть статью в журнале Genome Biology and Evolution специалистов Европейского института биоинформатики и Технического университета в Анкаре. Они обращают внимание на то, что у жителей Западной Евразии и, в частности, Малой Азии (Турции) неандертальской ДНК в геноме меньше, чем далее к Востоку и в Европе. В ходе исследования ученые прочитали геномы 10 европейцев, африканцев и западноазиатских друзов (горцев Ливана), сравнив их с геномами 16 турок. Анализ подтвердил меньшее присутствие неандертальской ДНК в геноме представителей Малой Азии, в которую на протяжении тысячелетий вторгались хетты и египтяне, ассирийцы и вавилоняне, персы и македонцы, а также монголы Тамерлана, не говоря уже о выходцах из Египта, выведенных через Синай.

Ливанские друзы скорее всего являются автохтонными жителями региона, сохранявшими в неприступных горах первородность и чистоту своего генома. К тому же как африканские мигранты, так и исторические завоеватели, по мнению авторов статьи, проходили либо побережьем нынешнего Ливана, либо через Иорданию и Сирию, то есть восточнее, лишь временно останавливаясь в своем движении. В силу этого у землепроходцев было мало времени и возможностей вступления в половые контакты с неандертальцами, которые скрывались в пещерах, например, на севере Израиля.

Иная картина наблюдалась в Европе и Центрально-Восточной Азии, где частота скрещиваний резко увеличивалась. К тому же в регион обитания друзов был постоянный приток новых мигрантов из Африки, приносивших с собой «незапятнанный» геном современных людей.

Выводы коллег подтвердил Йельский университет в г. Нью-Хейвен, сотрудничавший с Университетом Чикаго. Их сотрудники обследовали 2455 образцов ДНК, полученных в 23 регионах Европы, с особым упором на выявление рисков ментальных, или умственных, расстройств, таких как аутизм и фрейдовская экстраверсия. Геномные особенности рассматривались на фоне экологических условий (уровень осадков и продолжительность холодного времени года, заболоченность и распространение инфекций), которые тоже могут вносить свой вклад в развитие отклонений от психиатрической нормы.

В геномах европейцев, живущих в холодных странах, американские геномщики выявили большую склонность к развитию шизофрении. Авторы полагают, что гены холодовой защиты локализованы вблизи «психических» участков генома – такое соседство называется сопровождением (fellow traveller). Исследователи считают, что тем самым они несколько отступают от категорических вариантов толкования этиологии душевных болезней только с генетических позиций, напрочь отрицающих наличие «экологического контекста». С точки зрения упомянутого вклада неандертальцев в нашу иммунную защиту в Йеле и Чикаго полагают, что она также может опосредованно влиять на проявление душевных расстройств.

Молекулярные психиатры отмечают «посильный» вклад излишне реактивного иммунного ответа в развитие депрессий (в прежние времена подобные ответы были необходимы для защиты от инфекций, с которыми сегодня люди не сталкиваются).

В Нью-Хейвене и Чикаго на проблему взглянули, сравнив маркеры генной активности неандертальцев и ныне живущих людей (Nature). Оказалось, что главные отличия связаны с регуляцией генов нейроразвития, которые активны на самых ранних этапах формирования эмбриона-зародыша. Одним из них является ген FOXP, кодирующий белок транскрипционного фактора. Транскрипционные факторы нужны для «пуска» транскрпции (считывания) генов, а FOXP, в частности, необходим для нормального роста нервных отростков.

Мутации гена приводят к нарушению речи и неспособности говорить, что, правда, сильно не сказывается на умственных способностях (когниции). Наличие такого же гена у неандертальцев говорит о возможности наличия речи и у них. Ученые полагают, что развитие массовой геномики, для которой необходимы широкие заборы ДНК-материалов, позволят еще глубже понять связь людей и неандертальцев, а также причины исчезновения последних с археологической и антропологической сцен.

Игорь Лалаянц

http://www.ng.ru/nauka/2018-03-14/14_7189_shizo.html