1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Отец русской геополитики. 30 мая 2013 года исполняется 175 лет со дня рождения Льва Ильича Мечникова

MechnikovLev2Отечественная история до сих пор не вполне оценила Льва Ильича Мечникова, уникального русского мыслителя, географа, этнографа, социолога, путешественника, художника, писателя, дипломата, офицера, политика... Человек же он, безусловно, выдающийся, и след в истории нашей страны, да и не только ее, оставил заметный. Исходя из Мечниковской концепции мирового развития, общая схема современной экологии и ее главных направлений представляется сейчас следующим образом: экология – наука, объясняющая взаимодействие объекта исследования с географической средой; геоэкология – научная дисциплина, изучающая взаимодействие инженерных объектов и географической среды; биоэкология – научная дисциплина, изучающая взаимодействие организмов и среды их обитания; социоэкология – научная дисциплина, изучающая взаимодействие человеческого общества и окружающей среды.

Фантастическая жизнь

Мечников был чрезвычайно одаренным ребенком. Он учился в Петербурге, в Училище правоведения, которое в 1852 году оставил по болезни – коксит. (На всю жизнь правая его нога осталась короче, он постоянно пользовался тростью или костылем, шил специальную обувь.) Детство провел на Харьковщине, образование получил главным образом домашнее, учился самостоятельно и, с перерывами, в Харькове и Петербурге. В 1858 году служил переводчиком в дипломатической миссии по святым местам. В 1859 году окончил физико-математический факультет Петербургского университета и отправился служить торговым агентом на Ближний Восток.

С 1860 года – в Италии и в Россию уже не вернулся. В рядах гарибальдийцев участвовал в военных действиях, был ранен. До 1864 года участвовал в работе по объединению Италии, путешествовал по стране, издавал газету Flegello («Бич»). Занимался живописью (круг художника Н.Н. Ге во Флоренции), участвовал в революционном движении (знакомства с А.И. Герценом, Н.П. Огаревым, М.А. Бакуниным и др.), много писал для русских журналов на темы политики, истории Италии, литературы, живописи, географии.

За республиканскую деятельность был выслан из Италии, с 1865 года – в Женеве, активный деятель русской «молодой эмиграции». Анархист, член бакунинского Альянса социалистической демократии, помогал участникам Парижской коммуны в 1871 году, вел подготовку к Гаагскому конгрессу Интернационала в Испании и во Франции.

Широта интересов его была поразительной. Он полемизировал с П.Ж. Прудоном, совместно с Н.П. Огаревым издал «Землеведение для народа», написал историю противников государственности в России, знакомил русского читателя с европейской литературой, публиковал литературные произведения и очерки о своих путешествиях по Европе, освоил фотодело, организовал канал доставки нелегальной литературы в Россию, переводил с разных языков.

Их Мечников знал девять: французский, английский, немецкий, итальянский, испанский, польский, арабский, турецкий, японский. Писал на русском и французском, но, возможно, и на других языках. Благодаря знанию языков и чрезвычайной активности имел широкий круг знакомств: А. Дюма, Дж. Гарибальди, Дж. Гверацци, П.А. Кропоткин, С.М. Степняк-Кравчинский, К.С. Станюкович, И. Ояма, Г.В. Плеханов, Ж.Э. Реклю, М.И. Венюков, В.И. Засулич и др. «Много струн на вашей лире, милый Лев Ильич, только ни на одной вы не играете как виртуоз» – так шутливо определял деятельность Мечникова Бакунин в конце 1860-х годов.

Переломные годы

Виртуозное, универсальное мастерство Мечникова проявилось позже – в 1870-е годы. Он самостоятельно освоил японский язык и в 1874 году уехал преподавать русский язык, математику и историю в Токийской школе иностранных языков. Занимаясь преподаванием, знакомясь с географией, историей и культурой Японии, он пробыл в этой стране полтора года.

Обогнув земной шар, в 1876 году вернулся в Женеву, где стал активно разрабатывать естественно-научные, этнографические и социальные темы. В частности, он занимался историей развития речи и письменности народов, происхождения индейского племени колошей, пения якутов, баллад айнов, создал японско-корейско-айнский словарь. Успехом пользовались его публичные лекции в Женеве и Лозанне – строгую подачу в них естественно-научного материала он, один из первых в Европе, сопровождал демонстрацией собственных диапозитивов при помощи «волшебного фонаря» (сейчас это легко и называется «презентация», а тогда?). Стал членом Парижского и Женевского географических обществ, Парижского этнографического общества.

Мечников окончательно оформился в крупного ученого и определил свой главный познавательный интерес: народы живут на Земле, отчего и происходит история.

В 1881 году пришло признание – в Женеве вышла его книга-явление L'Empire Japonais («Японская империя»): почти 700 страниц текста, штриховые и цветные рисунки в японском стиле, фотографии, географические карты, таблицы – все выполнено его руками. Тогда же по приглашению великого французского географа Реклю Мечников переехал в Монтрё и приступил к работе секретаря многотомного издания Nouvelle Geographie Universelle («Новая всемирная география»). Одновременно сотрудничал во многих русских и европейских изданиях, в 1870-х – начале 1880-х годов – самый активный автор журнала «Дело». С 1884 года – профессор Невшательской академии, где преподавал географию и статистику.

Последний, в материальном плане относительно благополучный период жизни, 1884–1888 годы, Мечников посвятил главному труду, который предполагал назвать «Цель жизни». В нем он задумал объяснить жизнь как феномен планеты Земля. Однако успел написать только первую часть – книгу La civilisation et les Grands Fleuves historiques («Цивилизация и великие исторические реки»).

30 июня 1888 года Лев Ильич Мечников скончался от эмфиземы легких. Похоронен в Швейцарии на Кларанском кладбище. Могила утрачена.

Стараниями Ж.Э. Реклю книга La civilisation et les Grands Fleuves historiques была издана в Париже в 1889 году и получила высокую оценку современников. На ее издание откликнулись Ф. Ратцель, П.Г. Виноградов, В.С. Соловьев, М.М. Ковалевский, Г.В. Плеханов, В.Ф. Эрн и др. Первый, подцензурный, перевод ее на русский язык появился в журнале «Жизнь» в 1897 году и до революции трижды издавался отдельной книгой. Второй, полный, был издан в СССР в 1924 году.

Цивилизация и великие исторические реки

Книга небольшая по объему, но очень насыщена. По Мечникову, развитие цивилизации происходит не само по себе, а в географической среде, при ее освоении. Мечников, однако, выступил против географического фатализма и аргументированно «закрыл» целое направление философии – географический детерминизм.

Все дело в обществе – чем более оно свободно, тем более сложную географическую среду может освоить: подневольные союзы могут освоить реки, подчиненные – средиземные моря, а свободные – океаны. А «историческая ценность той или другой географической среды, предполагая даже, что она в физическом отношении при всех обстоятельствах остается неизменяемой, тем не менее бывает различна в разные исторические эпохи, смотря по степени способностей обитателей к добровольному солидарно-кооперативному труду».

В качестве примера подневольных обществ Мечников рассмотрел цивилизации на великих исторических реках: Египет на Ниле, Месопотамию на Тигре и Евфрате, Индию на Инде и Ганге, Китай на Янцзы и Хуанхэ. Исторические реки он определил как реки, дающие возможность сытно кормиться круглый год, но регулярно превращающиеся в смертельно опасную для человека среду: «Под страхом неминуемой смерти река-кормилица заставляла население соединять свои усилия на общей работе, учила солидарности, хотя бы в действительности отдельные группы населения ненавидели друг друга».

Та географическая среда, в которой развиваются цивилизации, постоянно ставит перед ними выбор: «...Смерть или солидарность, других путей у человечества нет. Если оно не хочет погибнуть, то люди неизбежно должны прибегать к солидарности и к общему коллективному труду для борьбы с окружающими неблагоприятными условиями физико-географической среды. В этом заключается великий закон прогресса и залог успешного развития человеческой цивилизации».

Только в 1995 году книга Мечникова «Цивилизация и великие исторические реки» была издана вновь. Труд Мечникова фактически вернулся в обиход отечественной науки, с ним активно работают ученые и публицисты, его читают – это самая оптимистическая книга русского автора XIX века.

Мечников и современность

Отстоявшиеся во времени идеи Мечникова актуальны и сейчас.

Геополитика. Европейская геополитика, продолжая традиции органической теории Ф. Ратцеля, отождествляет организм и общество. Отсюда перенесение законов развития животного мира на общество: борьба за жизненное пространство, оправдание расизма и войн, ограничение свободы человека.

Мечников утверждает иное: «Общества – не механизмы и не организмы, а так же относятся к организмам, как эти последние относятся к механизмам». Он заложил иные основы в геополитические представления и с полным на то основанием считается «отцом» русской геополитики.

География. В 1881 году книгой «Японская империя» Мечников открыл новую эру в страноведении. В ней заложен алгоритм описания любой страны: страна – народ – история. Страна – это физико-географическая характеристика территории, народ – это люди и то, каким образом они промысливают свое существование, история – это результат – в том числе материальный – жизни народа на данной территории. Итог – всеохватный образ территории. Дальнейшее развитие этих идей привело к работам евразийцев (П.Н. Савицкий и др.) и позже – к трудам Л.Н. Гумилева.

Экология. Исходя из Мечниковской концепции мирового развития, общая схема современной экологии и ее главных направлений представляется сейчас следующим образом: экология – наука, объясняющая взаимодействие объекта исследования с географической средой; геоэкология – научная дисциплина, изучающая взаимодействие инженерных объектов и географической среды; биоэкология – научная дисциплина, изучающая взаимодействие организмов и среды их обитания; социоэкология – научная дисциплина, изучающая взаимодействие человеческого общества и окружающей среды.

Психология. Громадное внимание Мечников уделил взаимодействиям между личностью и окружающим миром. Он полагал, что если физическое здоровье человек сохраняет с помощью физической гигиены, то о душевном здоровье должен заботиться с помощью гигиены душевной. Воображение, воля, мысль, страх, удовольствие и т.д. – также контролируются человеком. Ныне, при тотальной манипуляции сознанием, эта идея весьма своевременна.

«Нравственная гигиена, – писал Мечников, – не требует от нас, чтобы мы постоянно занимались только тем, что нам нравится; но она возводит в безусловный закон положение, что человек должен посвящать себя только такому делу, которое способно давать здоровую пищу его способностям. Природа беспощадна в своих приговорах: и если вы свели себя на роль автомата, она мало-помалу отберет у вас все, что было бы ненужной роскошью чисто механического существования».

Социология. Факт коллективирования единичных клеточек, по Мечникову, проявляется в любой природе, но – по-разному. В неорганической среде – через закон всемирного тяготения (Ньютон), в органической – через закон борьбы за существование (Дарвин), в социальной – через закон кооперации (Л.И. Мечников). Эта простая идея является продуктивной для твердого самоопределения человеческой личности: она принадлежит не организмам, а обществу и должна руководствоваться не только механическими и органическими потребностями, но и социальными устремлениями.

Теория формирования земных цивилизаций. «Цивилизация и великие исторические реки» предлагает вполне современную схему определения состояния общества через его возможность осваивать все более сложную географическую среду. Осваивая среду, общество совершенствуется и развивается. И всегда – сначала общественная организация, потом – освоение среды, а не наоборот.

Мечников ясно показал, что развитие земных цивилизаций происходит при постепенном развитии личности, при ее стремлении к свободе, анархии и солидарности. Чем свободнее общество, тем более трудную для жизни среду оно может освоить. Если же общество теряет способность осваивать окружающее пространство, то тем самым оно демонстрирует уменьшение внутренней свободы и деградирует как в целом, так и на личностном уровне.

Наследие

Нельзя сказать, что в советское время идеи Мечникова не изучались, а личность его была предана забвению: даже в школьных учебниках был зафиксирован тот факт, что Мечников воевал в армии Дж. Гарибальди. Есть литературные произведения, упоминающие о нем, известно, что он написал замечательную книгу. Но мало кто ее читал. Семьдесят лет названные четыре издания «Цивилизации...» оставались доступными лишь узким специалистам, проявлявшим настойчивость в ее поиске в лучших библиотеках страны. Даже сам факт наличия двух переводов редким читателем просто не узнавался.

Русский ученый и революционер, итальянский офицер, японский и швейцарский профессор – Мечников слишком широк, что долго мешало признанию его величия. Есть и более прозаические причины этого: отсутствие ученой степени, деятельность вне ученых структур, работа «в тени» великого географа Ж.Э. Реклю, великий брат – нобелевский лауреат Илья Ильич Мечников, жизнь за границей, анархические убеждения и, наконец, несовпадение идей с господствующей доктриной.

В дореволюционной России Мечников с его республиканскими, а тем более анархическими, идеями рассматривался только как географ и социолог. В СССР – только как географ: если цивилизация, по Мечникову (так же как и по Марксу), начинается с труда, то осуществляется труд не в условиях первобытно-общинного коммунизма, а в условиях жесточайшей деспотии. Общество развивается по мере увеличения свободы в нем, по мере развития солидарности и в результате такого развития становится способным осваивать все более трудную для жизни среду. В СССР такая концепция была неприемлема.

Литературное наследие Мечникова составляет более 400 наименований книг, брошюр, статей, фельетонов, повестей, воспоминаний общим объемом около 1000 печатных листов. Местонахождение многих его трудов неизвестно, так как часть из них осталась в рукописи. Практически неизвестно его живописное и фотографическое наследие. А ведь Мечников, в особенности своими трудами и деятельностью, начал создавать научную школу – ему просто не хватило лет жизни на возможно более полное оформление своих взглядов, на их пропаганду, на подготовку учеников.

Лев Ильич Мечников прожил всего 50 лет – в исканиях, борьбе, конспирациях, путешествиях, в тяжких трудах и постоянной заботе о хлебе насущном. Иные прославленные умы того времени прочно забыты, а с ним получилось наоборот. Идеи правят миром – идеи Мечникова, обоснованные им в конце XIX века, в начале XXI века востребованы и плодотворны.

Владимир Евдокимов,
кандидат географических наук, доцент Московского городского педагогического университета
(Независимая газета, 22.05.2013)