1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Почему с психологами бывает трудно общаться

obsczenieЗамечали ли вы когда-нибудь, что психологи порой не менее, а более «замороченные», чем их потенциальные клиенты? По крайней мере таковы данные социологических опросов.

Есть много анекдотов о свихнувшихся психиатрах. Вот например...

«– Доктор, мой муж странно себя ведет. Выпивает пиво, съедает кружку, а ручку всегда оставляет.

– Действительно, странно. Ведь ручка – это самое вкусное...»

«Что с них взять? – подумает обыватель. – Общаются со всякими неадекватами – вот и сами потихоньку сдвигаются».

Однако, по моим наблюдениям, психиатры и психотерапевты – люди с медицинским образованием – в среднем адекватнее, чем психологи – люди с психологическим образованием. Что не так со многими психологами? Ведь они – специалисты по нормальной психике и с несчастными сумасшедшими не работают.

По данным самих же психологов, не менее двух третей от тех, кто идет в эту профессию, делают это, чтобы решить свои тяжелые личные проблемы. На психфаке такие люди запоминают огромное количество пафосных имен, умных терминов, сложных теорий, но проблем своих зачастую так и не решают, оставаясь трудными в общении, конфликтными и обидчивыми.

Кроме того, пытаясь вписать свое поведение в какие-то «эффективные» схемы и алгоритмы, они теряют естественность, уходя от нормы. По этому поводу есть две притчи.

Внучка спросила дедушку, куда он кладет свою большую седую бороду, когда ложится спать, – на одеяло или под одеяло. Он задумался. Когда пошел спать, запихивал бороду то под одеяло, то поверх, пытаясь понять как лучше, – и в конце концов заболел бессонницей.

Другая притча. Сороконожку спросили, с какой ноги она начинает движение. Она задумалась, запуталась и разучилась ходить.

Впрочем, психологи и сами не прочь пошутить над своей склонностью чрезмерно анализировать все подряд, копаться в мелочах, придавать всему значение. Они сочинили анекдот – а это признак здоровой рефлексии, – как два психолога в метро бегут к поезду, но двери захлопываются прямо у них под носом. «Обсудим?» – спрашивают друг друга психологи.

Эксперты отмечают также, что если люди с психологическим образованием участвуют в деловых переговорах, то очень часто они пристально наблюдают за тем, кто с кем сел, в какую позу, куда посмотрел, в какой момент почесал нос и так далее. В результате они просто теряют нить разговора.

Один мой близкий школьный друг впоследствии окончил психологический факультет МГУ имени Ломоносова и работал по специальности. Много лет спустя он долго зазывал меня на встречу выпускников школы. В конце концов я пришел. Поздоровался, спросил его:

– Как жизнь? Все там же работаешь?

– Зачем ты это спросил? – холодно ответил он.

Читатель может сказать, что это какая-то уж совсем крайность. Возможно. Вот другая история – еще более типичная.

Это история одной моей знакомой. Она – психолог, и чем больше она изучала психологию общения, тем сложнее становилось с ней общаться. При этом она издавала книжки по практической психологии, где представала гуру, экспертом, божеством. Ей было тогда 35, она была одинокой женщиной, хоть сколько-нибудь долгой счастливой любви у нее не было никогда. Ее высшее достижение – брак, который продлился... два месяца. Как психолог она знала, что люди сами виноваты в своих бедах, но вряд ли применяла это правило к себе. А зря: ей стоило бы заметить свою неуравновешенность и сентиментальность, готовую в любой момент перейти в истерику, крик и бросание трубки посреди телефонного разговора.

При этом она много лет вела литературную студию. Помогала нам печататься в журналах, ездить на форумы и иногда даже издавать книги. Короче, создала рай для меня и других и долго была его хранительницей. Тогда она еще верила в то, что у нее будет личная жизнь.

Шли годы. Она искала мужчин на сайтах знакомств. На свиданиях они поражались ее дикости, а то и вовсе шарахались в ужасе. Она писала стихи на тему «А все равно у меня все будет хорошо!» , но самовнушение не помогало. В конце концов она стала «пачками» выгонять из своей литстудии разных людей без объяснения причин. Первой жертвой руководительницы литстудии оказался вежливый, культурный и при этом внутренне веселый молодой человек, Андрей, который никогда не мешал ей проводить мероприятия. Вторым был я. Третьей – юная красавица Ангелина. И дальше пошло-поехало. Она разогнала треть своей литстудии. Еще треть ушла в знак солидарности с «жертвами режима».

Зачастую люди стремятся получить психологическое образование, чтобы решить свои личные проблемы. Иллюстрация Depositphotos/PhotoXPress.ru

Зачастую люди стремятся получить психологическое образование, чтобы решить свои личные проблемы. Иллюстрация Depositphotos/PhotoXPress.ru

Сперва никто не мог понять, по какому принципу она «отстреливала» людей. Но однажды нас осенило. У Андрея было обручальное кольцо на пальце. Недаром он сразу ей не понравился. Я использовал литклуб в том числе и для знакомства с девушками. Ангелина только что начала отношения с молодым человеком из того же клуба. Иногда она выходила с ним в коридор, где сидела целый час, шепталась с ним, держась за руки. Они светились от радости.

Мы поняли: ей просто больно было смотреть на чужую любовь, на чужое счастье. При одном взгляде на таких людей она чувствовала такое отчаяние, унижение, ненужность и зависть, что ей не хотелось жить. И она подумала: «За что я буду добровольно подвергать себя такой пытке? Мой литклуб, мне и решать, кто будет сюда ходить, а кто нет». И она оставила только одиноких. Но со временем и они находили свою любовь, а то и вступали в брак. Тогда она изгоняла и их, вновь и вновь подтверждая нашу догадку. На их место она принимала людей либо настолько юных, что они еще не успели найти себе пару, либо совсем безнадежных одиночек. Лишь на их фоне она могла чувствовать себя сносно.

А ведь только и стоило, что подправить характер, привести себя в порядок, немного похудеть... Но нет, лучше писать и издавать книжки по «психологии любви и успеха»...

Но не все психологи таковы. Есть и среди них адекватные люди – Эрих Фромм, Игорь Кон, Виктор Франкл, Стэнли Милгрэм... Такие как они действительно постигали тайны жизни, открывали нам глаза на глубины человеческой души. Более того, вменяемые психологи, заслуживающие уважения и способные помочь другим, есть не только среди звезд науки. Нормальным может быть любой психолог, который решил свои личные проблемы – и не забыл о том, что он человек.

Вадим Черновецкий
("Независимая газета",  18.10.2016)