1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Вернется ли в Россию традиция массовой сдачи стеклотары

butylkiДепутаты Законодательного собрания Ленинградской области предложили возродить советскую традицию массовой сдачи стеклотары. Уже неплохо! Авторы инициативы справедливо полагают, что это даст не только экономическую выгоду покупателям, которые смогут возвращать часть денег, но и сократит площадь свалок и снизит ущерб окружающей среде.

Заметим, что сейчас пункты приема стеклотары есть только в 80 городах. Однако за пустую бутылку там дают всего от 10 до 90 копеек, поэтому сдачей их занимаются преимущественно граждане без определенного места жительства. Этакие санитары поневоле.

А накануне в Госдуму поступил законопроект о реформе в сфере обращения с коммунальными отходами, но странно, что у множества людей, готовивших и комментировавших законопроект, нет анализа проблемы.

Обычное дело

Проблема состоит в том, что власть привычно назначила крайними людей, включив расходы в коммунальный тариф, между тем мусорят все: жильцы, предприятия, учреждения, банки, государственные структуры, общепит, торговля. Крайними (а с таким подходом и последними) жильцы становятся из-за того, что собственники жилья стали его же заложниками, чем пользуются остальные участники мусорного накопления. Более того, вводится (в очередной раз) уравнение жильцов, которое приводит к неравным расходам. Ведь бедные люди покупают существенно меньше товаров в «крутых» упаковках, следовательно, должны и платить меньше за сбор мусора.

Проблема особо актуальная, ибо жилье — важнейший фактор жизни и последний рубеж выживания населения, бомж — существо асоциальное. Люди не по своей воле приходят в бомжи, не надо эту преграду делать еще тоньше, даже уменьшение жилплощади ведет к деградации.

Первый русский вопрос – кто виноват?

Справедливость требует, чтобы платил (в данном случае за мусор) тот, кто виноват. А виноваты производители — они заинтересованы в ярких и «крутых» упаковках, чтобы повысить привлекательность товара, и, следовательно, его цену. В экологичных упаковках такого не сделаешь: в бутылке видно качество молочных продуктов, в оберточной бумаге не спрячешь запах или неправильную консистенцию колбасы.

Виноваты торговые сети. Им не нужны скоропортящиеся товары, возня с развесом и разливом, приемом возвратной тары.

Виноваты покупатели — действительно, легче купить разом много, чем ежедневно сдавать возвратную тару и покупать свежую продукцию. Только надо справедливо разделить покупателей (не только жильцов) по количеству упаковок и других вредных веществ, например, бытовой химии. Бедные пользуются мало, а богатые — много, а такие организации, как автомойки — вообще без учета.

Виновато, естественно, государство. В рыночной экономике оно всегда виновато, поскольку своих денег у государства нет. Население платит налоги с тем, чтобы государство решало его проблемы. В данном случае государство виновато в том, что у покупателей нет альтернативы: купить экологичные, но натуральные товары, или удобные, но некачественные. И не надо кивать на Запад, у них все другое — и качество жизни, и уровень доходов, и отношение к экологии. 227 человек на кв.км в Германии поневоле заставят бережнее относиться к среде обитания.

Как распределить «мусорные» платежи

Механизм прост, многие помнят возвратную тару, она была довольно высока по стоимости, чтобы не было соблазна выкинуть бутылку из окна или разбить ее на берегу. Если разбил — лишился 15 копеек, которые и шли на чистоту. Справедливо назначать за упаковки, химические и другие опасные для экологии товары цену, которая бы включала в себя и стоимость ее утилизации, и обозначать ее в ценнике отдельно. Положительные экстерналии:

• возможность справедливо распределить затраты на утилизацию мусора между всеми покупателями, включая предприятия и организации;

• снижение закупок особо опасных для экологии товаров, соответственно, рост заинтересованности сетей и производителей в менее опасных товарах и упаковках;

• особо важно — увеличение конкурентоспособности местных производителей, которые и сейчас кое-где успешно торгуют натуральной продукцией;

• на первых порах, пока нет выбора у покупателей, распределить цену упаковок и опасных товаров поровну между виноватыми: производителями, сетями и покупателями, это — стимул для первых переходить на менее опасные товары. К сожалению, на государство распределить платеж невозможно, в теории оно должно отвечать за ошибки проигранными выборами.

Второй русский вопрос – что делать?

Сделать можно многое, особенно если учесть, что законопроект только подан в Госдуму. Две части: федеральная и местная.

Федеральная. Работа для депутатов Госдумы, сенаторов, глав, Хурала, экологов. Лоббировать обсуждение, и пересмотр законопроекта будет первой попыткой добиться справедливости.

Местная. Создать государственно-частный кооператив «Потребительская кооперация» для снабжения сельхозпроизводителей материально-техническими ресурсами и закупок их продукции. Выделить оперативную санитарную службу для обслуживания ГЧК. Выделить места для торговли местной продукцией. Создавать ГЧК по типу колхозов с крупным товарным производством. Создать реальную альтернативу опасным товарам.

Сергей Халаев, экономист

http://ulan.mk.ru/articles/2017/08/09/platezhi-za-musor-mezhdu-bednymi-i-bogatymi.html