1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Мусорная драма: как сортировать помои

musor10В конце прошлого года Госдума приняла, а президент подписал закон о раздельном сборе мусора. Но требования «мусорной реформы» до сих пор не реализованы в ряде регионов, и интернет пестрит роликами, удивляющими действиями как руководителей на местах, так и специальных служб. Готовы ли чиновники, ЖЭКи и сами граждане к тому, чтобы копить и сортировать отходы?

Человечество накапливает отходы на протяжении всей своей истории. И это естественный процесс, от которого не укрыться в лесах, Мировом океане и даже Антарктиде. Как тридцать лет назад спела группа «Крематорий»: «Мусорный ветер, дым из трубы...» Но относительно безопасный круговорот бытовой органики в природе за последние два столетия сменился на то, что мы имеем сейчас. Бесконечные вереницы пластика (ПЭТ-отходы), стекло, жестяные банки — и это не продукты промышленного производства, а обычные элементы обычного мусорного ведра в любой российской семье.

Такой мусор являет собой уже сложную химическую формулу, плохо «усваиваемую» внешним макромиром. Притом, что объемы-то неизмеримы — ведь за каждым из нас тянется шлейф уже ненужного, использованного. Того, что на выброс. От первого младенческого памперса до стеклотары и бесчисленных упаковок...

И здесь актуален старый экологический лозунг: мысли глобально, действуй локально! Мусор разделяется на виды, значит, и выбрасывать его следует порознь, чтобы системы утилизации могли сразу работать с нужным видом отходов. Так десятилетиями поступают в Европе, Японии, потому что это выгодно. Ведь тот же рециклинг пластиковых бутылок (перепроизводство пластика без отправки его на свалку) — доходный инновационный вариант бизнеса, пришедший и в Россию. С той же макулатурой — аналогично.

Кажется, что проще некуда, но проблемы растут, как мусорный ком. Потому что выбросить этот самый пластик (макулатуру, стекло и далее по списку) в отдельный контейнер не удается — контейнера нет. И абсолютное большинство людей даже не знает, а где в их краях вообще есть контейнеры для раздельного сбора мусора с должными обозначениями. Хотя прицел в новом законе был именно на экологичность: половина россиян экологическую обстановку по месту своего нахождения оценивает негативно.

Поэтому в сети и публикуются материалы с баками, запертыми на замок, и свалкой-горой сверху всех типов отходов без разбора. Или печальные дворы да детские площадки, соседствующие с извечной российской «мусоркой». Где на четыре многоквартирных дома приходится пара контейнеров (точнее, урн), не только не обрешеченных, но и сваленных набок. Вот и «летают» месяцами пакеты, разносимые ветром, прямо над головами играющих ребятишек... И значит это только одно: власти на местах не закладывают в проекты и планы территорий инфраструктуру раздельного сбора.

Удивляют и видеоролики, из которых ясно, что несколько разных баков — это еще не все. Службы по вывозу, клинингу, уборке, складывающие — внимание! — любые отходы в один большой мешок или просто в общую кучу. Так кто же их потом будет сортировать, господа? У половины предприятий не хватит точности оборудования, дабы вычленить из этого «слепка» вторсырье.

Ведь дело еще и в том, что новый закон полностью легализует добровольное раздельное накопление — без всяких лицензий на то. Теперь секционные контейнеры (с «автоматической» сортировкой по видам мусора) можно установить во дворе или подъезде, офисе или учреждении без оформления специальных бумаг.

Кстати, те же «управляшки», ТСЖ, обычные магазины получили право заработать на мусоре, продавая его напрямую переработчикам, утилизаторам.

Да, и важный момент, касающийся проблемы по всей совокупности «улик». Согласно «мусорной реформе», региональные правительства обязаны не только определить регионального оператора экосбора, но и проводить общественные слушания, на которых и обсуждать с населением крайне болезненные точки любого экологического ландшафта. Это места размещения полигонов, предприятий по утилизации и сортировке мусора. До 2020 года все российские регионы должны будут публично согласовать с гражданами аспекты новой реформы — только открытостью информации и следует усиливать механизм правоприменения нового закона.

Завершая, вспомним о том, что такое природная сатисфакция. Это вызов на дуэль за многовековое оскорбление, которое мы наносим экологии. Наша среда обитания не живет по принципам «гаражной экономики», не существует в тени только потому, что мусор был спрятан от чьих-то глаз. Он уходит в почву, в реки, в воздух, не растворяясь бесследно, а засоряя. Нагружая землю тяжелыми металлами, атмосферу и водные ресурсы — продуктами своего затяжного гниения. И здесь, как говорится в старинном дуэльном кодексе, «Noblesse oblige». Или «высокое положение обязывает». Обязывает подумать, что мы будем есть, пить и чем дышать, находясь не над свалкой, а внутри нее.

И личное послесловие, душевный месседж от автора. Я прекрасно понимаю, что все разговоры о человеческом благе, о будущем поколений «натыкаются» на простую российскую действительность. Вне столиц, а во всем многообразии городков, сел, деревенек и хуторов — с их возможностями и даже укладами. Как и раздельный сбор мусора, который «встретится» с нашими кухоньками в 5 м по окружности (как туда впихнуть три ведра???), с вывозами мусора раз в две недели (в месяц?) в иных поселениях, с вероятными «прыжками» тарифа экологического сбора — за переработку уже рассортированных отходов.

Что встанет и самый бытовой вопрос: а стоит ли идти к тем специальным контейнерам с эмблемками бабушке, у которой и пищевых отходов-то минимум, но накапливаются регулярно...

И что это за контейнеры такие вообще — весь век вот сюда, за угол, относили да ждали «Петьку-тракториста», чтобы на свалку «свез».

Во всем этом есть горькая правда, отменить которую только «реформой» нельзя. Но нужно попытаться — ради художественно звучащего будущего (и будущих) поколения. Вспомните недавнюю «мусорную драму» Италии (громкую, как опера; обнародовавшую мусор как причину мафиозно-клановых разногласий), когда от стихийных свалок Неаполя отходы буквально «докатились» до городков, сел и деревенек. Не забудем и альтернативу — активное возмущение благополучного немецкого бюргерства, еще пять лет назад слишком много платившего за «экологизацию отходов» из своего кармана.

Но если не формировать требуемый средой модуль экологической культуры и продолжить замалчивать, отодвигать на вечный школьный факультатив тренды экологического воспитания, то, во-первых, повторюсь, не жить нам никогда на Медной горе, а жить под Мусорной горой. И во-вторых, три пакета (ведра, элемента любой тары, может – кибернетической) никогда не появятся и в зонах стиля «лофт», в тех самых, что в 10-20 раз больше стандартных кухонек. Потому что сейчас мусор — это стереотип и «не наша проблема», а вот река, забитая завтра от устья и до поймы, с водой цвета, неизвестного сюрреалистам, будет общей бедой и поводом к упреку.

Анастасия Кацубо,
правозащитник, президент Фонда возрождения окружающей среды «Территория Мир»

17.03.2018

https://www.gazeta.ru/comments/2018/03/16_a_11685385.shtml