1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Как России не утонуть в бытовом мусоре. Дискуссии о биоотходах на берегах Женевском озера

musor pazdelno29 июня российский Гринпис распространил в Интернете информацию о закрытии нашумевшей свалки в Балашихе. В информации говорится, что "на прошлой неделе в Балашихе закрыли полигон «Кучино». Решение о закрытии полигона принял лично президент Владимир Путин после того, как местные жители пожаловались ему во время прямой линии на невыносимые условия жизни рядом со свалкой. Это громкое решение президента о закрытии полигона ещё раз продемонстрировало серьезность проблемы отходов в Москве".

Здесь я соглашусь с Гринпис, что закрытие одной свалки проблемы России не решает, как и такой способ борьбы со свалками как их закрытие. В России ежегодно производится около 3,8 млрд тонн всех видов отходов¬. Количество ТБО (твердых бытовых отходов) составляет 63 млн т/год (в среднем 445 кг на человека). Состав ТБО: бумага ¬и картон — 35 %, пищевые отходы — 41 %, пластмассы — 3 %, стекло — 8 %, металлы — 4 %, текстиль и другое ¬— 9 %. В среднем перерабатывается 10 % — 15 % мусора. В основном мусор свозится на свалки — их в России около 11 тысяч. В них захоронено около 82 млрд тонн отходов. Пищевые отходы, как показывает вышеприведенная статистика представляют собой один из основных видов бытового и промышленно мусора в России. Утилизация пищевых отходов – одна из самых¬ актуальных проблем современного мира. Некоторые эксперты утверждают, что сам по себе биологический мусор не приносит большого ущерба природе, становясь питательной средой для множества микроорганизмов. Однако в большом количестве это – серьезный рассадник инфекций,¬ который может стать причиной эпидемий. Сегодня переработать отходы производства и потребления продуктов питания можно и это мне продемонстрировали швейцарские эксперты неподалеку от Женевы.

Речь идет о предприятии Axpo Kompogas AG (находится в кантоне Во), где занято всего три человека в рабочие дни. В то же время это одно из 15 предприятий фирмы, перерабатывающей 250 тысяч пищевых отходов в год. Из полученного сырья (которое поступает как от частных лиц-домохозяйств, так и от предприятий и промышленных сельскохозяйственных) предприятие выпускает как конечный продукт биогаз и удобрения как побочный продукт выработки газа. Биогаз в свою очередь используется для производства электрической и тепловой энергии, но и применяется в качестве топлива или подмешивается в газовые сети.

На мой взгляд в данном случае более важен процесс организации сбора сырья и сбыта готовой продукции, поскольку с соответствующей техникой переработки сырья российские фирмы в принципе знакомы. На данном предприятии в частности применяется оборудование компании Hitachi Zosen Inova, которое известно и в России. Таким образом, произведенные удобрения возвращаются в почву и за счет этого обеспечивается замыкание цикла первичного и повторного использования биоматериалов.

Как сообщил принимавший меня и других российских коллег, прибывших в Швейцарию по приглашению швейцарского посольства в Москве, инженер Михаил Эртиг, сознательное отношение граждан страны к утилизации пищевых (и конечно других) отходов и законодательство, регулирующие процесс сбора пищевых отходов и их переработку, лежат в основе этой швейцарской системы утилизации биоматериалов. Прежде всего это связано с раздельным сбором отходов, о чем в России уже не один год ведутся дискуссии. Именно законодательное закрепленный принцип раздельного сбора и позволяет Утилизировать пищевые отходы. Предприятие заключает на этот счет договоры с коммунами(муниципалитетами) и те организуют систему сбора пищевых отходов. Для этого создаются сборные пункты, куда один раз в неделю граждане и привозят в соответствующей таре пищевые отходы (и жидкие и твердые). Коммуны платят фирме за утилизацию отходов деньги (примерно 100 швейцарских франков за тонну отходов). На сборных пунктах производится первая сортировка полученного сырья и из него выделяются пластик и металлы.

Поступившее сырье доставляется на предприятие специальными грузовиками, измельчается и поступают в установку по ферментации, где микроорганизмы при температуре 45 градусов Цельсия в анаэродных процессах превращают отходы в биогаз. Одна тонна отходов дает примерно 100 кубометров биогаза. Полученный биогаз превращается на установках тирольской фирмы Jenbacher (входит в состав GE) в электроэнергию. А полученное в ходе процесса тепло также отводится и продается клиентам как и электроэнергия. Конечно, по словам М.Эртига, все 15 установок компании производят за год лишь столько энергии, сколько швейцарская АЭС за один день. Но дело прежде всего в утилизации пищевого мусора.

На других установках полученный биогаз очищается (т.е.из него выделяется метан) и он продается газоснабжающим организациям, которые, как правило, поставляют потребителям природный газ с десятипроцентной добавкой биогаза. Это кстати приводит к удорожание продаваемого потребителям газа на 5 процентов. Но покупка такой газовой смеси - сознательное решение большинства граждан страны, которое (как они полагают) помогает им приблизиться к полностью "зеленой" энергетике. Правда, потребитель может не согласиться на получение смеси природного и биогаза. В этом случае он должен письменно об этом уведомить газоснабжающие предприятие. По имеющейся статистике во всей Швейцарии таких "несознательных"граждан менее 10 процентов.

Кстати, более 30 процентов продаваемого в женевском кантоне природного газа имеют российское происхождение.

Полученный после произведенного биогаза остаток продается уже как удобрение. На этот счет в Швейцарии также имеется соответствующей законодательство.

Несомненно, что для России подобный опыт крайне интересен. Но, как еще раз подчеркнул М.Эртиг, успех возможен только при наличии соответствующего законодательства, которое буквально принуждает население к раздельному у сбору отходов и, что, как мне кажется, самого главного, понимание населением необходимости освобождения от свалок.

Олег Никифоров
(Независимая газета, 29.06.2017)