1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Освоение никелевых месторождений – залог богатства Воронежской области?

nikelНедавно в Воронеже на базе ВГУ прошла конференция, на которой ученые университета доказывали необходимость добычи никеля в Черноземье. По-другому назвать это мероприятие сложно. Думаю, это следствие того, что ВГУ состоит в договорных отношениях с УГМК – лицензиатом месторождений. В качестве собственного комментария, скажу, что, вопреки утверждениям участников конференции, чернозем в тех местах богат гумусом, что радиация около старых геологологических скважин, из которых течет рассол, порядка 50-60 микрорентген в час.

Буду благодарен за вашу оценку приведенных в материале выступлений ученых, вообще такого мероприятия и ситуации в целом.

Константин Рубахин,
координатор движения "В защиту Хопра"

Вот подробный отчет с конференции:

АКАДЕМИК НИКОЛАЙ ЧЕРНЫШОВ: ОСВОЕНИЕ НИКЕЛЕВЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ – ЗАЛОГ БОГАТСТВА ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ

О добыче никеля в Новохопёрском районе сейчас высказываются общественные деятели, политики, активисты, журналисты, взволнованные местные жители. Но оценить реальные перспективы и риски работ людям, далёким от науки, крайне сложно. 29 октября 2013 года в зале Воронежского университета собрались известные столичные и воронежские ученые в области геологии, гидрогеологии, биологии, химии, ядерной физики, чтобы рассказать о том, что же в действительности может принести добыча никеля нашему региону.

- Перед тем, как принять любое управленческое решение, тем более – такое стратегическое, необходимо взвесить все риски: экономические, политические, социальные, экологические, - рассказал ректор ВГУ Дмитрий Ендовицкий. - В первую очередь надо знать, каковы запасы, какого богатство на Воронежской земле?

По словам главы ВГУ, проблема сейчас существует и нужно искать варианты её решений.

- Очень важно, чтобы об этом говорили не дилетанты, а профессионалы, которые здесь собрались, - пояснил Дмитрий Александрович.

- Вопрос, который мы сегодня обсуждаем, далеко выходит за отраслевые, - сообщил член-корреспондент Российской академии наук, профессор ВГУ Николай Чернышов. - Решение наращивания минерально-сырьевой базы России – это задача номер один. Есть книга, в которой я написал, как я вижу Россию, а в частности Воронежскую область, через сто лет. Это совершенно другая область, совершенно другое богатство.

По словам профессора, Воронежскую область можно условно разделить на три части. Восточную – в районе Елань-колена, центральную – в районе Ширяевского поселения, и западную – в районе Мамона. Это три трёхсоткилометровые зоны, насыщенные никелевыми минералами.

- Если мы хотя бы разведаем, чтобы перевести в ранг месторождений Елань и Ёлку – это только начало великих дел, - поясняет Николай Михайлович. - Иногда у меня спрашивают, откуда такая уверенность? Я предлагаю сравнить Кольский полуостров с воронежским кристаллическим массивом, вы во многом найдёте у нас то, что есть на Кольском полуострове. Я считаю, что – это дар Божий. Такие недра – редкое явление. Не случайно эти месторождения, открытые при Советской власти, были названы третьей резервной базой СССР. Более крупных месторождений в Европе нет.

Как отметил учёный, решение вопроса о разработке месторождений должно помочь нашему народу.

- Я вас призываю к тому, что освоение этих месторождений – залог богатой Воронежской области, - заявил Николай Чернышов. - Это устойчивая социально-экономическая база нашего региона. Да и не только нашего региона, а, пожалуй, всей России.

«Большое заблуждение, что никелевые месторождения связаны с урановыми»

Но взволнованных местных жителей такие перспективы пугают, по словам журналистки Борисоглебского СМИ, на митингах против добычи они слышат совсем другую информацию. С трибун ораторы заявляют, что никель всегда сопровождает уран, все люди будут облучены радиацией, поля вокруг засыплет серой, а самое страшное – из района уйдёт вся вода.

- В рудах месторождений, о которых сейчас идёт речь, присутствуют металлы первого и третьего класса гигиенической опасности: это никель, кобальт, медь, молибден, свинец, висмут, арсеникум и олово, - рассказывает доктор геолого-минералогических наук Александр Кременецкий. - Их содержание в руде высокое, но эти металлы реакционно неактивны и могут только во взаимодействии с растворами переходить в подвижные формы в виде сульфатов. Те технологические приёмы, которые предполагаются при строительстве шахты и флотации нацелены на то, чтобы концентрации этих компонентов были ниже предельно допустимых норм – это закон.

Содержание же пугающей всех ртути в руде, по словам учёных, запредельно низкое – не может образовать никаких соединений. А радиоактивного урана там и вовсе нет.

- Большое заблуждение, что никелевые месторождения связаны с урановыми, - поясняет Александр Александрович. - С урановыми месторождениями обычно связаны золоторудные залежи. Поэтому опасности заражения ртутью и ураном здесь отсутствует.

«Почвы Новохопёрского района нельзя отнести к богатым чернозёмам»

Еще одно распространённое опасение – сейсмическая активность в Новохопёрском районе. Активисты сообщали, что при разработке шахт может произойти землетрясение, из-за которого сместятся пласты пород.

- Вся территория нашей страны делится на сейсмоактивные зоны – это Камчатка, и самые несейсмоактивные зоны – это древние докембрийские щиты, - поясняет Александр Кременецкий. - Воронежский кристаллический массив - это сейсмоинертная система. Когда-то в Молдовской республике было землетрясение, а к нам на русскую платформу пришла отражённая волна. Поэтому к нам может прийти только такая – отражённая волна. Но землетрясение – категорически невозможно!

Главный лозунг протестующих – месторождение находится в «сердце Черноземья». А с началом добычи никеля плодородные земли превратятся в пустыни, разумеется, непригодные для сельского хозяйства.

- Этот район обладает почвами, которые не совсем можно отнести к богатым чернозёмам, - рассказывает заведующий кафедрой почвоведения и управления земельными ресурсами биолого-почвенного факультета ВГУ профессор Дмитрий Щеглов.- Дело в том, что все почвы в этом районе – легкие по гранулометрическому составу. В почвенном покрове этого района чернозёма лишь 50 процентов. Поэтому сейчас на данной территории очень большие площади заброшенных полей. Это почвы, бедные гумусом, если наши чернозёмы содержат 6-7 процентов, то там 2,5-4. Все то, что планируется там делать в плане добычи полезных ископаемых, на мой взгляд, никакого отрицательного влияния на чернозёмы не принесёт.

Специалист рассказал, что работал вместе с коллегами в районе Лебединского горно-обогатительного комбината. Там чернозёмы не изменили своего богатства, оставшись плодородными.

«Воронежские месторождения - последняя надежда страны по добыче никеля»

Беспокойство вызывает и метод возможной добычи. Журналисты поинтересовались, почему планируется шахтный метод добычи, а не карьерный?

- Еланское месторождение перекрыто осадочными породами, там находится шесть водоносных горизонтов, - объяснил Николай Чернышов. - Представьте себе метро под Невой, вы можете себе это представить? Здесь это тоже будет работать – поскольку через все эти горизонты пройдёт шахта, вокруг которой всё будет замораживаться. То есть ни одна капля воды не сможет попасть в шахту или уйти куда-то в другую сторону. Карьер другое дело – если бы разрывали горизонты, то большая часть воды могла бы уйти. При шахте же таких опасностей нет.

Московские учёные, приехавшие специально в наш город на эту конференцию, отметили, что проблема с «никелевой провинцией» – очень серьезная. По их словам, эти месторождения сейчас последняя надежда страны по добыче никеля. Есть данные, что Норильский район и Кольский полуостров скоро могут перестать существовать, как источники никеля.

- Как я понял, УГМК относится к этому делу очень серьёзно – они предусмотрели все возможные риски на том уровне, который сейчас возможен, - пояснил доктор геолого-минералогических наук Евгений Шарков. – Ситуацию еще надо выяснить, мы говорим о многообещающих рудопроявлениях, но нужно выяснить конкретные масштабы этого явления.

Эксперты давно утверждают, что целесообразно разрабатывать наши месторождения будет, если утвердятся запасы хотя бы около полумиллиона тонн.

- Россия привыкла к огромным масштабам, в настоящее время в мире имеется ряд месторождений с запасами в три тысячи тонн – это Финляндия, 16 тысяч тонн – это ЮАР, Австралия – 8 тысяч тонн, - рассказал Николай Чернышов. - Причём, эти страны видят даже выгоду в этом, потому что мало задевается окружающая обстановка.

- Весь вопрос заключается в том, что мы хотим?- пояснил доктор геолого-минералогических наук Александр Кременецкий. - Мы хотим нормальной цивилизованной страны. А цивилизация начинается с культуры производства. Этой культуре нужно учиться. Я думаю, что начать можно с того, чтобы здесь, на земле Воронежской, создать нормальное цивилизованное предприятие.

Елена Вострикова
30.10.2013
Источник: http://vrntimes.ru/news/view/9530-Nikolaii_Chyernishov_Osvoyeniye.html