1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Аэс в Монаково повторит сценарий «Фукусимы»? Экологи доказывают несостоятельность нового проекта

aes-monakovo2По первоначальному плану атомная станция вблизи деревни Монаково Навашинского района Нижегородской области должна была заработать в 2014 году. Но озвученный год наступил, а станцию даже не начинали строить. Значит, передумали? Вовсе нет, уверяет физик-ядерщик, а также непримиримый борец с атомной энергией Андрей Ожаровский. На ближайшее время в Нижегородской области назначены публичные слушания — все по тому же поводу. Проект станции «подновили» и вновь хотят дать ему ход. Станет ли Монаково второй «Фукусимой» или Чернобылем?

Карстоопасная зона

Первые слушания по поводу строительства АЭС, напоминает Ожаровский, были проведены в 2009 году, причем проходили они, подчеркивает ученый, с нарушениями. Так, самого Ожаровского препроводили в отделение милиции за то, что он попытался рассказать людям на слушаниях правду об АЭС.

- И вроде как утвердили проект, он получил все необходимые разрешения, - продолжает физик, - но строить станцию не начали. Впрочем, это не новость. Новость в том, что 11 ноября 2013 года было принято постановление правительства, в котором снова упомянута станция в Навашинском районе с вводом в действие двух реакторов до 2025 года. Можно сделать вывод, что раз продолжается принятие каких-то решений правительством, раз нижегородский институт «Атомэнергопроект» продолжает проектирование этой станции, то строительство может все-таки начаться. Лично я надеюсь, что станция так и не будет построена, потому что она не нужна и опасна.

В том, что Монаково станет второй "Фукусимой", Ожаровский уверен почти на сто процентов. Одна из основных претензий ядерщика к нижегородской АЭС — это крайне неудачный выбор площадки.

- Это карстоопасная зона, провал там был буквально две недели назад, - уверяет Андрей Ожаровский. - Прямо в двух километрах от площадки, в деревне Чудь — новый, совершенно неожиданный провал. Представители Росатома уверяют, что нашли небольшой островок стабильности в море карста размером километр на километр, там и будут строить реактор. Но даже если им поверить, провалы, которые произойдут не под реактором, а рядом — страшно опасны.

По словам эксперта, могут завалиться поддерживающие станцию предприятия: хранилища радиоактивных ядерных отходов и коммуникации. А когда атомная станция обесточена - это фукусимский сценарий.

- Кроме реактора на «Фукусиме» взорвались три хранилища отработанного ядерного топлива, - напомнил физик. - Одна из моих претензий к проекту строительства АЭС в Монаково связана с тем, что в этом проекте не рассматриваются в принципе аварии, связанные с хранилищами ядерных отходов, которые имеются на каждой атомной станции. Атомщики говорят, что эти хранилища безопасны. Но взрыв на «Фукусиме» доказал скорее нашу правоту, чем правоту наших оппонентов.

Еще более неведомый

За последние несколько лет на Навашинской площадке, вблизи Мурома, произошли определенные события, которые требуют новых слушаний.

- Там заменили тип реактора, - поясняет Ожаровский. - Но мне кажется, в ситуации, когда почва не подходит для строительства не только объектов атомной энергетики, но и просто жилых строений, тип реактора не играет роли. Но тем не менее, слушания назначены на ближайшее время.

Теперь — о «новом» реакторе. Предыдущий реактор, который планировали в Нижегородской АЭС, назывался ВВР 2200. Он, как уверяет эксперт, существует только в чертежах. На данный момент строят четыре таких реактора — два на Ленинградской АЭС и два на Воронежской. Но их пока не достроили. С инженерной точки зрения это означает, что нет экспериментального подтверждения, что эта конструкция будет работать как надо и не взорвется.

- Во всем цивилизованном мире, - утверждает Ожаровский, - сначала делают изделие - прототип нового реактора, потом смотрят, как он работает и работает ли вообще. А у нас — сразу строят. Причем одновременно сразу четыре никому не ведомых реактора. Экспериментальных доказательств, которые говорили бы, что реактор работоспособен, на сегодняшний день нет.

Ну да бог бы с ним, с этим неведомым реактором ВВР 2200, все равно в проекте Нижегородской АЭС его заменили. Но заменили, как уверяет ядерщик, «на еще более неведомый - под названием ВВР ТОИ, где ТОИ означает «типовой оптимизированный информатизированный».

- Мощность его еще больше, чем у предыдущего, - вздыхает Ожаровский. - Стоит ли говорить, что у этого «типового» реактора нет не только уже построенного «брата», но даже прототипа. Так что если Росатом будет продолжать продавливать строительство АЭС в Нижегородской области — это будет эксперимент в квадрате. Принимать решение о строительстве никому не понятной инженерной штуковины — это по-нашему. Но на основании чего ВВР 2200 объявлен устаревшим, если еще ни одного такого реактора не построено?!

Дорого и опасно

По словам физика-эколога, австрийское агентство «Боку» в свое время провело исследование 228 точек расположения объектов атомной энергетики, в том числе и будущей Монаковской АЭС. Исследование показало, что при неблагоприятных погодных условиях Владимир входит в зону с маркой «принудительная эвакуация». А значит, если уж бабахнет, то мало нам не покажется.

Затронул Ожаровский и финансовую сторону вопроса. Оказывается, рискуем мы, добропорядочные налогоплательщики, не только здоровьем, но и своими деньгами.

- Атомные госкорпорации получают существенное государственное субсидирование и проводимых исследований, и дважды экспериментальных проектов, - говорит эксперт. - Современная российская атомная энергетика слишком много получает субсидий, и поэтому энергия атомных электростанций дороже, чем энергия современных парогазовых станций. Стандартно атомщики утверждают, что их энергия самая дешевая. Это вы встретите на сайте любой атомной корпорации. Но атомщики мухлюют тем, что не закладывают в расчет себестоимости ни начало топливной цепочки, а именно добычу и обогащение урановой руды, ни конец — обращение с отработанным ядерным топливом, то есть радиоактивными отходами. Получается отрезание самой выгодной, «лакомой» части. Но никакая станция не будет работать без урановых рудников, и никакая станция не работает без отходов!

Более всего Ожаровского возмущает «манипуляция с отходами»: в проекте Монаковской АЭС написано, что отходы будут храниться на площадке атомной станции, а отработанное топливо будет вывозиться на предприятие по переработке. Но предприятий по переработке этого типа отходов не существует в природе!

А как у них?

Во всем цивилизованном мире после Чернобыля стали сворачивать проекты строительства АЭС и закрывать уже построенные станции. После Фукусимы — тоже.

- Германия подтвердила свое решение об отказе, Швейцария и Бельгия приняли соответствующее правительственное решение, Италия и Литва постановили отказаться от АЭС на всенародном референдуме, - рассказывает Ожаровский. - Когда в Монаково собрались строить станцию, были разговоры о том, почему бы не спросить у людей. Но я не знаю случаев, когда на народном референдуме люди бы проголосовали бы за строительство атомной станции. Поэтому в России никогда по этому поводу не будут спрошены люди.

У нашей страны есть запасы экологичного газового топлива, которое мы продаем направо и налево. А у себя строим опасные АЭС.

- Почему было прекращено строительство Балтийской АЭС в Калининградской области? - задается вопросом Ожаровский. - Потому что вполне успешно дешевые энергию и тепло дает Калининградская ТЭЦ-2. Это две парогазовые установки. КПД АЭС, к слову, намного меньше, потому что она тепло не дает.

Из Владимира Андрей Ожаровский поехал в Нижегородскую область. Там он планирует бороться против строительства атомной электростанции в Монаково, в частности — выступить с подробным докладом на публичных слушаниях. Если его туда пустят.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Илья Житков, руководитель информационного центра по атомной энергии города Владимира:

- Наш центр не имеет никакого отношения к строительству, к проектированию атомных станций. Но личное мое мнение как учителя физики и математики, как представителя информационного центра - все вопросы должны решать дипломированные специалисты, которые смогут потом отвечать за свои действия и поступки. Если мы не доверяем специалистам, то давайте создавать комиссии, пусть они этих специалистов проверяют. Но мне почему-то кажется, что 99 процентов населения не очень разбирается в ядерных технологиях, не знает, как это все работает. Насчет того, опасна или нет атомная станция, я считаю, что опаснее всего гидроэлектростанции. Если плотина рухнет, затопит миллионы квадратных километров, погибнет много людей. Кроме того, как показывает практика, все подобные аварии и трагедии совершаются из-за ошибки человека.

Алиса Городцова
(МК-Владимир, 13.02.2014)