1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Зачем курорту урановое «хвостохранилище»

kavkazОтходы гидрометаллургического завода создают серьезную опасность для курортной зоны Кавказских Минеральных Вод.

Кавказские Минеральные Воды – один из старейших курортных регионов России, особо охраняемый эколого-курортный регион федерального значения, единственный курортный регион, статус которого подтвержден специальным Указом Президента России (№309 от 27.03.1992). Как курортная местность регион создан в целях сохранения природных свойств курортов Кавказских Минеральных Вод - всемирно известной местности с уникальными лечебными и оздоровительными факторами, историко-архитектурным и культурным обликом.

В состав курортной местности входят как всем известные города-курорты Железноводск, Кисловодск, Пятигорск, Ессентуки; Предгорный, Минераловодский и Георгиевский районы Ставропольского края, так и города Ставропольского края Минеральные Воды, Георгиевск, Лермонтов. Сюда же входят Зольский район Кабардино-Балкарии и Малокарачаевский и Прикубанский районы Карачаево-Черкесии.

Самый молодой среди административных образований на территории курортной местности город Лермонтов. Только вот курортного в этом городе ничего нет.

Уран в центре курортного региона

С 1946 года Кольцовская геологическая экспедиция, которая на две трети была укомплектована бойцами Красной Армии, в режиме полной секретности занималась на Бештау разведкой, доразведкой и геологическим сопровождением работ. Первая советская атомная бомба была произведена именно из этого урана.

В 1949 году постановлением Совета министров СССР было принято решение о разработке урановых месторождений около горы Бештау. Город был основан в 1953 году как рабочий посѐлок Лермонтовский для объектов атомной энергетики. Атомная индустрия была объединена в госпредприятие с запутывающим врага названием «Алмаз», в силу особой важности подчиненным напрямую Первому главному управлению (ПГУ) при Совмине СССР. В самом Лермонтове был построен гидрометаллургический завод, куда и привозилась добытая здесь урановая руда для обогащения.

Восточнее города в Калмыцкой балке обустроили хвостохранилище («хвосты» на слэнге атомщиков – это отходы уранового производства), куда поступал вязкий шлам с завода.

В 1975 году из-за экономической нецелесообразности была прекращена добыча урана на горе Бештау. Кто-то умный в советском правительстве догадался, что использовать регион в качестве лечебно-курортной местности экономически эффективнее, чем добывать здесь уран. В 1990 году прекратили разработки породы и на горе Бык.

Кстати, по официальной информации Росатома, последние советские годы Лермонтовский гидрометаллургический завод работал на привозном сырье: эксперты считают это косвенным указанием на то, что уран на предприятии всё же продолжали обогащать.

Пока Гидрометаллургический завод был государственным предприятием, работы по захоронению, обеззараживанию радиоактивных отходов, складированных открытым способом в этих «хвостах», финансировались Росатомом.

После приватизации завода обязанность по рекультивации радиоактивных отходов, их обеззараживанию, перешла к новым собственникам. Росимущество даже учло необходимость этих трат и оценило предприятие при продаже всего лишь в 123 миллиона 700 тысяч рублей.

Хвостохранилище остается существенной проблемой не только для города Лермонтова, но и для всего курортного региона Кавказские Минеральные Воды.

Еще в 2001 году в передаче на радио «Свобода» директор по производству АО "АТОМРЕДМЕТЗОЛОТО" при Министерстве по атомной энергии Виталий ШАТАЛОВ комментировал ситуацию, сложившуюся вокруг закрытого уранового рудника на горе Бештау: «В отходах в хвостохранилище остается практически весь радий, весь полоний-250, весь свинец-206, практически это твердые радиоактивные отходы. Такое большое количество радиоактивных элементов в отходах уранового производства объясняют сегодня исключительно из-за несовершенства технологических процессов того времени, не позволявших использовать в производстве и такую обедненную руду.

Вторая жизнь гидрометаллургического завода

В 1994 году гидрометаллургический завод в Лермонтове был акционирован, а ныне он принадлежит московской бизнес-группе «Интермикс». Фактически собственником предприятия стали москвичи Сергей Чак и Сергей Махов- Они же главные акционеры ОАО ГМЗ, градообразующего предприятия города Лермонтова. Что любопытно, завод как юридическое лицо зарегистрирован также в Москве.. А эти двое, как из ларца, появляются в городе каждый раз, как только какой-нибудь крупный государственный или муниципальный объект собираются выставлять на продажу.

Из-за существовавшего в советские годы на предприятии режима секретности, толком в Лермонтове никто не знал, чем ограничивалось производство урана - производился ли здесь только урановый концентрат путем выщелачивания из руды, или шло и дальнейшее обогащение урана. Сегодня местным жителям известно, что на заводе производят удобрения для сельского хозяйства. Однако же председатель Совета директоров ОАО "ГМЗ" Сергей Махов с удовольствием дает интервью разным изданиям и рассказывает, чем на самом деле занимается завод. Кроме фосфатных удобрений он производит еще и пъезоэлементы ), и является единственным в стране промышленным производителем алюмо-скандиевых лигатур , эти сплавы добавляют в жидкий металл для более длительной эксплуатации изделий в оборонке и космическом комплексе. Завод реализует свою продукцию, отгружает сотни тысяч тонн удобрений на экспорт, снабжая всю Северную Африку и Ближний Восток. Купленное когда-то по дешевке предприятие (с обременение в виде рекультивации свалки урановых хвостохранилищ), принесло своим собственникам по состоянию на конец 2016 г. более 100 миллионов долларов чистой прибыли. А как же «хвосты»?

На чём экономит ГМЗ

Рассказывает руководство завода и о хвостохранилищах. Их площадь составляет около 90 гектаров, складировано здесь 12 млн. кубометров урановой породы, высота дамбы 37 метров.

Заместитель гендиректора ГМЗ по экологии и капстроительству Лариса Сурина в беседе с одним из журналистов в 2014-м году рассказала): «Много лет власти Ставрополья говорили о необходимости рекультивации хвостохранилища, пока Гидрометаллургический завод (ГМЗ) города Лермонтов не занялся проблемой, создав новую уникальную технологию консервации радиоактивных отходов».

К проблеме подошли креативно и с экономией. Отходы от нынешней деятельности предприятия — производства удобрений — так называемый фосфогипс — по мнению представителя завода – обладают способностью предотвращать миграцию радионуклеидов. Вот ими-то и решили засыпать хвостохранилища. И завод гордо рапортует в СМИ, что осуществляет рекультивацию радиоактивной свалки путем засыпания ее отходами собственного производства.

Вот как расхваливал три года назад качества фосфогипса Сергей Махов в своем интервью Российскому атомному сообществу:

«Фосфогипс - уникальный экологически чистый материал, который прекращает любую миграцию радионуклидов. Фосфогипс нейтрализуется нами известковым молоком. Его мы отправляем в виде пульпы, смеси воды и твердого вещества, на хвостохранилище поверх радиоактивных хвостов. В окружающую среду ничего не сбрасывается — у нас закрытая система водоснабжения технологического процесса. Пока мы единственные, кто использует фосфогипс для рекультивации. Это самая дешевая технология».

А Росприроднадзор не согласен. В декабре прошлого года Росприроднадзор оштрафовал Лермонтовский ГМЗ на 57,2 миллионов рублей. Природоохранные чиновники посчитали, что отходы производства – фосфогипс, которым присвоен 5-й класс опасности, размещались на хвостохранилище незаконно. То есть, завод вместо рекультивации хвостохранилищ оказывал негативное воздействие на окружающую среду. И все свои мнимые технологические достижения не согласовал с Росприроднадзором.

Оплачен ли этот штраф Росприроднадзора заводом, пока не известно.

В погоне за прибылью

Зато Гидрометаллургический завод активно тратит заработанные деньги не на рекультивацию, а инвестирует их в расширение производства. Владельцы завода Сергей Махов и Сергей Чак три года назад собрались создать совместное российско- казахстанское предприятие по добыче коллективного концентрата скандия в ураново-рудных районах Казахстана в планах была прописана транспортировка сырья на лермонтовский ГМЗ для дальнейше переработки в оксид скандия. Московская фирма «Интермикс», владеющая и лермонтовским заводом, должна была обеспечить новое предприятие оборудованием. и собирались проинвестировать этот проект. По предварительным подсчетам предприятию требовалось 60 млн. долларов инвестиций.

Начиная с 2016 года, на новом предприятии планировалось выпускать 6 тонн редко-земелных оксидов РЗО в год. К 2023 году планировалось увеличить добычу с 24,5 тонны в год до 134 тонн и вложить в расширение проекта 500 млн. рублей.

Похоже, что частникам, которым на откуп отдали добычу и производство стратегически важных редкоземельных металлов, глубоко наплевать на свои обязательства по рекультивации радиоактивных отходов. Глубоко наплевать им и на лечебно-оздоровительную местность с мировым значением, в которой находится этот завод. Они готовы пополнять хвостохранилище своими, свежими и не менее вредными отходами.

Пока жители и гости курортов, власти Ставрополья ждут от завода каких-то итогов рекультивации после 20-летнего хозяйствования на территории завода частной компании, Лермонтовский ГМЗ получает в это время лицензии на новые виды деятельности (это помимо фосфатных удобрений). Одна лицензия на использование ядерных материалов и / или радиоактивных веществ при проведении научно - исследовательских и опытно - конструкторских работ, другая – по обеспечению пожарной безопасности. Обе получены в 2016-м году. Неужели курортный регион ждет в скором будущем ядерно-экологическая катастрофа?

Государственно-частное партнерство по угроблению курортов

Кого-то во властных структурах, похоже, устраивает такое положение дел на гидрометаллургическом заводе. Невыполнение обязательств заводом по рекультивации хвостохранилищ, неоплаченный вред за загрязнение окружающей среды.

Похоже, что структуры, призванные развивать курорты (ОАО КРСК – Корпорация развития Северного Кавказа), на эти самые курорты давно забили и хотят превратить Кавминводы в обычный промышленный регион с экологическими проблемами. Иначе чем можно объяснить соглашение о сотрудничестве, заключенное в феврале этого года на международном форуме в Сочи между АО "Корпорация развития Северного Кавказа" и ОАО "Гидрометаллургический завод" (АО "ГМЗ") города Лермонтова в рамках проекта по проекту "Развитие сектора водорастворимых минеральных удобрений и повышение экологичности производственного комплекса» ? Неужели для таких целей не нашлось предприятий, находящихся вне пределов курортного региона?

Ведь современное законодательство о КМВ запрещает все виды производства в регионе, не связанные напрямую с курортной деятельностью. Тем более, если его деятельность относится к разряду вредных производств. Ведь иначе чем КМВ будут отличаться Красноярска? Чем будут притягательны для курортников - мусоросжигательным заводом, да производством удобрений с радиоактивными отходами?

13 июня 2017

https://newizv.ru/news/society/13-06-2017/zachem-kurortu-uranovoe-hvostohranilische