1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Российскому Северу грозит экологическая катастрофа

arctikУральские ученые, ведущие наблюдение за Арктическим побережьем, утверждают, что скорость накопления парниковых газов в атмосфере не падает, что приводит к дополнительному нагреву планеты. Как сообщил заведующий лабораторией физики климата и окружающей среды Уральского федерального университета Вячеслав Захаров, парниковый эффект привел к тому, что летом 2016 года вечная мерзлота в районе города Лабытнанги в Ямало-Ненецком автономном округе (ЯНАО) оттаяла на три с лишним метра. Если так пойдет и дальше, прогнозирует ученый, на Севере случится катастрофа.

Вечная мерзлота занимает 65% территории России. На Ямале на ней расположились города и нефтегазовая инфраструктура.

Дома стоят на десятиметровых сваях, треть которых уже находится в жидкой грязи. Оттает мерзлота еще на 7 метров, и города могут исчезнуть. Добывающая инфраструктура также пострадает: где-то она провалится, где-то ее зальет водой.

Отодвинуть катастрофу невозможно: даже если полностью прекратить выбросы в атмосферу углекислого газа и метана, то еще в течение 20 лет будет происходить потепление в силу инерции теплоемких систем. По мнению Захарова, вопрос лишь в сроках катастрофы и последствиях для Севера и других регионов России.

Моделирования процесса пока нет (оно будет готово только к 2021 году – после десятилетия наблюдений), и поэтому можно лишь гадать, с какой скоростью будет развиваться катастрофа. Ведущий научный сотрудник лаборатории физики климата и окружающей среды Уральского федерального университета Константин Грибанов полагает, что максимум через 10 лет в ЯНАО придется, во-первых, строить по-другому, во-вторых, ремонтировать то, что разрушится.

По ощущениям Вячеслава Захарова, полномасштабная катастрофа случится через 50 лет. Те регионы, где нет мерзлоты, почувствуют последствия потепления через засуху, наводнения и сильные морозы. Планета греется, влаги в атмосфере становится больше, а выливается она неравномерно. Перемешивание фронтов стало чаще и глубже, и пока не нагреется все, будут нарастать аномалии. Они уже проявляются: нынешней зимой на Урале стояли тридцатиградусные морозы, в то время как на Арктическом побережье столбик термометра находился на отметке минус 12.

Захаров очень скептически относится к высказываниям в СМИ некоторых своих коллег, которые утверждают, что проблему парниковых газов придумали богатые страны, чтобы приостановить индустриальное развитие бедных стран. По мнению ученого, это обычное лоббирование чьих-то экономических интересов либо политический заказ. В научных журналах подобных заявлений нет: ученые едины в том, что потепление идет, и его не сможет остановить даже чередование холодных и теплых циклов на Земле.

«Мы сейчас находимся на излете теплого цикла, поскольку прошло примерно 20 тыс. лет. Но похолодания за счет уменьшения солнечного тепла уже не будет, потому что перевешивает потепление за счет поступления излишних парниковых газов. В последние 150 лет мы начали активно строить города, сжигать уголь, вырубать леса – вот и не поспевают тайга и океанский фитопланктон поглощать углекислый газ», – поясняет Захаров.

Россия не главный виновник загрязнения атмосферы. В 90-е годы выбросы сильно сократились и с тех пор практически остались на том же самом уровне. Больше всего подогревают планету Китай и США. По мнению Захарова, положительную роль могло бы сыграть уменьшение населения в перенаселенных странах – опыт КНР показал, что ограничить рождаемость можно.

Константин Грибанов полагает, что потепление остановит только лишь сокращение машин на планете, поскольку именно автомобильные выбросы вносят наибольшую лепту в создание парникового эффекта, но как этого добиться, научный сотрудник не знает. Ряд климатологов считают, что надо ввести налог на углекислый газ, но это затронет столько экономических интересов, что преодолеть их вряд ли возможно. Поэтому большинство ученых склоняется к тому, что мир уже не будет прежним.

Научный руководитель лаборатории физики климата и окружающей среды Уральского федерального университета, директор Института имени Пьера Симона Лапласа Жан Жузель полагает, что к концу XXI века температура на планете увеличится на четыре градуса, сельское хозяйство усохнет, мерзлота растает и появятся беженцы из районов экологического бедствия. Дальше, полагают климатологи, уже политики должны решать, как хозяйствовать и выживать в том или ином регионе.

Андрей Кузьмин
("Независимая газета", 10.03.2017)