1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Арктика нуждается в более мобильной структуре управления

arctic-vegetГлавы регионов России, США, Исландии, Кореи и Финляндии — стран мира, входящих в Северный форум, в рамках Международного арктического форума "Арктика — территория диалога" (МАФ) поднимут вопросы сотрудничества в Арктике. Интерес к этому макрорегиону сегодня проявляют даже далекие от полярных широт государства. Председатель Северного форума, губернатор Красноярского края Виктор Толоконский рассказал ТАСС о принципах развития Арктики, перспективах расширения авиационного сообщения и решении экологических задач.

— В рамках Северного форума обсуждаются проблемы, связанные с коренными народами, экологией, культурой. Вы являетесь его председателем. Насколько деятельность форума способна привлечь внимание к решению проблем, которые годами накапливались в Арктике?

— Среди задач ассоциации региональных властей северных территорий был вопрос, как лучше обустроить жизнь в макрорегионе, как развивать инфраструктуру, как поддерживать традиционный образ жизни коренных народов, решать задачи энергоснабжения. Это самые разные жизненные проблемы, с которыми северные власти сталкиваются повседневно. У нас достаточно быстро сформировалось понимание, что и в глобальном межгосударственном сотрудничестве по развитию Арктики есть место региональным проблемам. Сегодня мы занимаемся вопросами природопользования. Для северных народов неактуален "дальневосточный гектар", для них актуален доступ к лесу, к охотничьим ресурсам, к рыбе. Тем более что к северным природным ресурсам стремятся очень многие крупные компании, бизнес. Надо найти баланс. Нельзя затормозить технологический прогресс. Нужны современные аэродромы, авиация, северянам нужна возможность получать хорошее образование, иметь комфортные условия проживания. Игнорировать хозяйственное освоение Севера нельзя, но и нельзя жертвовать природой. Это одна из базовых проблем, которые мы обсуждаем.

Второе — реализация совместных проектов, в основном в транспортных коммуникациях, в развитии Северного морского пути, транзита по Ледовитому океану. Есть вопросы строительства жилья, образования, культуры, медицины. Эти проблемы общие для стран, даже не располагающихся в Арктическом Севере. Здесь возможно использование института побратимства, чтобы в обмен опытом были включены не только представители власти, но и общественность.

Опорные зоны

— Все стратегии развития Арктики, которые рассматриваются, будут реализованы в регионах. В скором времени в Госдуму будет внесен проект закона об Арктике, который, в частности, поднимает вопрос о работе опорных зон. На МАФ уже звучала информация о необходимости создания некого специального органа управления для координирования их работы. Насколько необходима подобная структура?

— Невозможно прописать все одним законом, но им можно дать определение, что такое Арктическая зона, определить, как сочетаются отраслевые и региональные программы, прописать, чтобы в каждой государственной и региональной программе учитывалась тематика Арктического Севера. По всем вопросам: инфрастуктура, здравоохранение, культура — орган управления необходим. Однако я не уверен, что для этого нужно создавать именно новое министерство — Арктического Севера, подобно министерствам Северного Кавказа и Дальнего Востока. Иначе мы все макрорегионы раздадим под министерства. Я считаю, что мы можем найти более гибкую, современную структуру управления, которая бы взяла на себя эти задачи. Это может быть госкомитет, агентство. Здесь субъект управления должен быть.

Не стоит думать, что опорные зоны, — это что-то особое. Это возможность каждому субъекту Федерации за счет особых территорий доказать для правительства общероссийское значение этих зон. Это возможность дать налоговую отдачу, решить задачу подготовки кадров, решить вопрос транспортной связки регионов. То есть искать какие-то общефедеральные эффекты. Для России важен каждый регион, но каждый субъект должен быть заинтересован показать свое общефедеральное значение и, исходя из этого, претендовать на федеральные ресурс, инвестиции и проекты.

Связь с Большой землей

— Если говорить о развитии севера Красноярского края, то, наверное, самым больным вопросом является предстоящая реконструкция аэропорта в Норильске. Регион готов к предстоящим летом работам, к обеспечению авиаперевозок?

— По сути, Норильск получит новый аэропорт. Уже сейчас треть полосы готова, с сентября прошлого года с нее летают воздушные суда. На два предстоящих летних сезона мы несколько изменим работу аэропорта, но он не остановится ни на один день. Просто два предстоящих лета будут летать не "Боинги" и "Айрбасы", а АТР и, возможно, Ан-24. Все дальние рейсы на Москву, Санкт-Петербург, Сочи будут иметь стыковку в промежуточном аэропорту. Население Таймыра и Норильска составляет около 200 тыс. человек. В пиковый период летом через аэропорт проходили 170–180 тыс. пассажиров. Все летели в одно время. Для снижения пассажиропотока на период реконструкции мы реализовали ряд программ. Можно сдвинуть время отпуска. "Норникель" даже разрешил эти два года работникам не выходить в отпуск, а работать и получать отпускные. Кроме того, забронированы билеты для социальных категорий граждан. Уже сейчас сформирована маршрутная сеть на лето на 115–120 тыс. пассажиров. На всякий случай будем держать резерв воздушных судов.

Для Севера авиация является единственной круглогодичной транспортной артерией, связывающей с Большой землей. При этом в отдаленных территориях формируется значительная часть ВРП, идет большая налоговая отдача. Авиация здесь фактор жизни, и она востребована. Так, в Северо-Енисейском районе, где добывается огромное количество золота, авиасообщение осуществляется пять дней в неделю: летают и вахтовики, и население.

Вопросы экологии

— Минувшим летом в Норильске был закрыт Никелевый завод, существовавший со времен войны. Это существенно улучшило экологическую обстановку в северном городе. Стоит ли ожидать подобных крупных экопроектов?

— Экологической проблемой мы занимаемся постоянно. Где-то, как в Норильске, производство перенесено частично на Медный завод, на более современный Надеждинский металлургический завод, что позволило закрыть устаревшую площадку. Где-то мы проводим глобальную реконструкцию и модернизацию. Красноярский алюминиевый завод переходит на инертные аноды, что существенно изменит объем выброса. В Ачинске в 2016 году построены и введены новые шламовые поля, самые современные в мире.

Есть большой план по реконструкции теплоисточников. Мы в конце прошлого года утвердили в Минэнерго схему теплоснабжения Красноярска. Здесь мы получим примерно 25% уменьшения выбросов за счет закрытия малых котельных, реализации централизованной схемы теплоснабжения. Плюс — будет реконструкция ТЭЦ, в первую очередь ТЭЦ-1, где у нас есть очень старое оборудование.

Разрабатывая стратегию развития Красноярского края до 2030 года, мы прописали очень необычную норму: в тех городах, где экологическая обстановка сложная, не допускается больше размещения или наращивания производств, требующих санитарных зон. Никаких сложных экологически производств в Красноярске и Ачинске больше быть не может.

Большим загрязнителем является транспорт. Сейчас покупаем оборудование для определения уровня CO2 — будем на всех перекрестках проверять и просто закрывать машины с плохо отрегулированным двигателем, будем быстрее переходить на "Евро-5". В ближайшие годы попробуем автобусы на электродвигателе — на остановках можно вести подзарядку аккумуляторов высокой емкости на конечных станциях.

Об экологии мы думаем. Планирую к середине апреля подписать распоряжение с дополнительными мерами по экологическому оздоровлению, больше возьму лично на себя функций по некоторым решениям экологического характера.

http://tass.ru/opinions/interviews/4138698

30.03.2017