1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

На Ольхоне бурными темпами строят турбазы по соседству с помойками

musor-olhonЗападно-Байкальская межрайонная прокуратура вслед за учеными и экологами зафиксировала превышение антропогенной нагрузки на Ольхон, ведущей к активному уничтожению туристами уникальной природы острова. Природоохранный надзорный орган констатировал, что туристы не только создают угрозу островной флоре и фауне, но и оставляют огромное количество бытовых отходов. Проблема с мусором на Ольхоне усугубляется тем, что местные власти из-за нехватки финансирования практически устранились от ее решения, и она целиком легла на плечи сотрудников ФГБУ «Заповедное Прибайкалье», в которое входит Прибайкальский национальный парк.

Еще одним результатом бешеной популярности острова в летний сезон в последние годы стала активная застройка его земель туристскими базами, в законности которой усомнился бывший заместитель директора нацпарка. Однако оказалось, что все подозрительное строительство на Ольхоне выведено за границы нацпарка и формально даже является вполне законным. Для разрешения сложившей тяжелой ситуации на острове прокуратура в очередной раз предложила ограничить на него въезд. Вот только эта идея звучит из разных уст буквально каждый год, и всякий раз к началу летнего сезона оказывается забытой ввиду своей нереальности.

— Ограничение на въезд на остров Ольхон в этом сезоне регулировалось, главным образом, пропускной способностью паромной переправы, — признал директор «Заповедного Прибайкалья» Валентин Бороденко. — Многокилометровые очереди, которые мы наблюдали, говорят о том, что интерес к острову очень большой. Мы никак не ограничивали приезжающих, потому что территория у острова все-таки значительная. Проблема только в том, что туристы на нем концентрируются в нескольких любимых местах. Но говорить о том, что нагрузка на Ольхон превышает предельно допустимые нормы, нельзя.

Однако сотрудники Западно-Байкальской межрайонной прокуратуры, которые на днях провели проверку по туристическим маршрутам Ольхона, не согласны с мнением главы нацпарка. Надзорный орган зафиксировал превышение антропогенной нагрузки на остров в нынешнем летнем сезоне по результатам общения с местными жителями, экспертами и по самостоятельным наблюдениям. «Люди часто отклоняются от пяти маршрутов, которые избраны специалистами для уменьшения этой нагрузки. И сами того не понимая, убивают растения, специфичные только для этой местности, насекомых, тревожат животных, — подчеркнул Антон Швецов. — Мусор на острове тоже скапливается в огромном количестве не просто так, а из-за превышения нагрузки».

Кто починит мусоровоз?

Между тем руководство ФГБУ «Заповедное Прибайкалье», объединившего в результате реорганизации Прибайкальский нацпарк, Байкало-Ленский заповедник, Тофаларский заказник и Красный Яр, в свой первый сезон работы на Ольхоне было вынуждено заниматься, главным образом, проблемой мусора. По словам главы учреждения Валентина Бороденко, единственный мусоровоз в Хужире не могли наладить практически все лето, и мусор, в том числе с территории муниципалитета, вывозили и продолжают вывозить две машины нацпарка.

— Конечно, у местных властей существуют проблемы с финансированием. Но из-за невывоза мусора муниципалитетом их места сбора отходов постоянно стоят полные. В результате люди везут ТБО на наши мусоросборные пункты, и мы уже непосредственно осуществляем его вывоз на двух «КамАЗах» по 17 кубов, — рассказал Валентин Бороденко. — Вывоз мусора в этом сезоне стал головной болью наших инспекторов и заметной статьей расходов, из-за которой мы отработали сезон себе в убыток.

Исполняющая обязанности главы Хужира Тамара Харнутова признала, что поломки мусоровоза в нынешнем летнем сезоне имели место, но они были временными. «Наш грузовик периодически ломался недели на две, но мы привозили запчасти и налаживали его. Кроме того, мы нанимали частные машины. В итоге своими силами вывезли 803 куб. м мусора, еще 584 куб. м по договору с наших мусоросборочных пунктов вывез нацпарк, — сообщила руководитель поселения. — Но в летний сезон идет очень большой наплыв туристов, иной раз мы физически не справляемся».

Исправить ситуацию мог бы новый мусоровоз, но на его приобретение в местном бюджете нет денег. Имеющийся грузовик был куплен властями Хужира подержанным еще в 2009 году и давно требует замены. «Мы очень хотели бы войти в федеральную программу «Охрана озера Байкал», чтобы купить новый «КамАЗ». Мы направляем везде наши просьбы, но ответов не получаем», — пожаловалась глава поселковой администрации.

Однако директор «Заповедного Прибайкалья» видит решение этой проблемы куда более прозаично. Он считает, что средства на борьбу с мусором нужно искать на острове, а именно заниматься сбором налогов и заключением договоров на вывоз мусора с местными турбазами. Ведь многие небольшие турбазы на Ольхоне, по данным Валентина Бороденко, не платят налоги в местный бюджет за ведение туристической деятельности и не имеют договоров на вывоз ТБО. «С ними необходимо работать, собирать с них плату. Тогда у муниципалитета появится возможность отремонтировать ту корзину сцепления, которая сломана у единственного мусоровоза, и начать выплачивать зарплату водителю, который на нем будет ездить», — уверен глава учреждения.

Масштабный захват

Мусор никто вывозить не хочет, зато строить и зарабатывать здесь хотят все. Известный орнитолог и сотрудник «Байкальской экологической волны» Виталий Рябцев, больше 15 лет проработавший в Прибайкальском национальном парке, в августе текущего года осмотрел территорию острова и ужаснулся масштабам ведущегося там строительства.

— Берега западного побережья Байкала, в том числе в границах Прибайкальского национального парка, привлекают алчный взор земельных спекулянтов, — поделился Виталий Рябцев. — Закон допускает создание на землях сельскохозяйственного назначения дачных некоммерческих товариществ. Ушлые люди скупают бывшие колхозные земельные паи поближе к берегу, называются дачным товариществом, затем продают земельный участок. И новый хозяин со спокойной совестью строит свои объекты, не имеющие ничего общего с дачами.

Спекулятивная схема, активно использующаяся во многих районах Иркутской области, позволяет предпринимателям завладеть большими участками земли в прибрежных территориях и на Ольхоне. А поскольку они пользуются лазейками в законодательстве, это чаще всего сходит им с рук. Один только бывший глава Хужира Григорий Огдонов попал под пристальное внимание правоохранителей, поскольку совмещал эту деятельность с руководством муниципалитетом. Он и его родственники оказались учредителями одного из дачных некоммерческих партнерств, расположенных на муниципальной земле.

— Мы считаем незаконным членство Огдонова в ДНТ «Ханхой». Он, по нашему мнению, допустил членство в ДНТ, разрешение которому сам и выдавал, — рассказал «МК Байкал» природоохранный прокурор Алексей Калинин. — Прокуратура продолжает держать этот вопрос на контроле.

Однако проверка прокуратуры коснулась антикоррупционного, а не земельного законодательства. Несмотря на то, что экс-главу Хужира уличили в нарушениях и по решению суда поместили под домашний арест по другому уголовному делу — о махинациях с бюджетными средствами на вывоз мусора — огороженная территория «Ханхоя» с несколькими построенными домиками остается в нетронутом состоянии. Точно так же разрастается и большая элитная туристическая база в бухте Ая, территория которой, по свидетельству экс-замдиректора Прибайкальского нацпарка по науке, еще несколько лет назад относилась к особо охраняемым природным землям. Сегодня, по данным «Западного Прибайкалья», это уже муниципальный участок, предназначенный для рекреации.

— А на Улан-Хушинском заливе в прошлом году появились столбики для будущего забора, огородившие изрядный участок, примыкающий к берегу. И новоявленный хозяин земли заставил перенести экологический лагерь Иркутского дворца детского творчества, который располагался в этом месте много лет, — рассказал орнитолог. — Но главное, на линии забора оказались девять лежащих на песке стволов «Дерева-Паука», возраст которого составляет около 500 лет!

Сотрудники «Западного Прибайкалья» хотя и знают про участок, потеснивший детский лагерь и угрожающий уникальному дереву, но повлиять на ситуацию они не могут. «Нарушений законодательства не выявлено, потому что капитальных строений на участке нет, а значит, использование этой сельскохозяйственной земли не по назначению тоже нет. У нас нет законных оснований, чтобы привлекать кого-то к ответственности, — пояснил начальник правового отдела «Заповедного Прибайкалья» Умар Рамазанов. — Если завтра на этих землях будут воздвигаться кемпинги и отели, тогда и мы, и органы прокуратуры уже будем реагировать».

Впрочем, методы борьбы с незаконным строительством у нацпарка оказались весьма нестандартными и вызывающими вопросы. Так, самострой в урочище Буругер Нюрганской губы на Ольхоне не обернулся для местного жителя Сергея Кирильчука никакими серьезными последствиями. По словам юриста «Заповедного Прибайкалья», в ближайшее время в учреждении пройдет научно-технический совет, на котором будет принято решение об оформлении возведенной Кирильчуком усадьбы в собственность РФ. При этом сам находчивый владелец дома, предложивший чиновникам такой вариант решения проблемы, останется в нем жить в качестве сторожа.

— По гражданско-правовому договору с «Заповедным Прибайкальем» он будет охранять близлежащую территорию, контролировать находящийся рядом с его участком шлагбаум, через который осуществляется съезд на береговую линию. Вести туристическую деятельность ему запрещено, — подчеркнул Валентин Бороденко.

Единичные решения о реальном сносе незаконных построек, по словам представителей нацпарка, все же существуют. Правда, их число, по мнению Виталия Рябцева, никак не соответствует тому масштабному строительству, которое ведется на острове, в том числе в тех зонах, которые еще несколько лет назад считались заповедными. «Границы Прибайкальского нацпарка изменились в последние годы. Земли муниципалитетов были очень сильно расширены, и именно на них оказались строящиеся объекты. Их повсеместно вынесли за границы нацпарка, чтобы формально они не нарушали закон», — пояснил орнитолог.

Неувядающая утопия

Экологов, ученых и надзорные органы не устраивает узкий ведомственный подход, которого придерживается руководство нацпарка, защищая вверенную ему территорию. Так, Западно-Байкальская межрайонная прокуратура в очередной раз заявила о намерении внести представление в адрес «Заповедного Прибайкалья», обязывающее сотрудников Прибайкальского национального парка следить за соответствием числа приезжающих на Ольхон машин и людей нормам антропогенной нагрузки, а также ограничить их передвижение по острову.

— Сейчас сотрудники нацпарка пытаются бороться с последствиями превышения антропогенной нагрузки на остров — вкапывают столбы, ставят шлагбаумы. Но вместе с тем проверкой установлено, что люди эти столбы выкапывают и вырывают, чтобы проехать к нужному им месту на своем авто, — подчеркнул заместитель природоохранного прокурора Антон Швецов. — Необходимо ужесточение мер — перекапывать и зашиповывать несанкционированные дороги и сокращать число туристов до тех объемов, которые установлены паспортами местностей.

Впрочем, аналогичные заявления надзорный орган и лично Антон Швецов уже делали больше трех лет назад. В течение последних, по меньшей мере, семи лет они постоянно звучат из уст ученых и экологов. Однако после очередного выступления начинается очередной летний сезон, и люди едут на Ольхон так же, как и раньше. Их поток ограничивается только возможностями паромной переправы. Это связано с тем, что Прибайкальский национальный парк, от которого требуют суровых мер, занимает далеко не всю площадью острова, а значит, запретить въезд на Ольхон он не может, также как и выставить надзирателей по всему периметру нацпарка.

— Запретить гражданам проезжать по дорогам населенных пунктов мы не можем даже юридически, точно так же, как и не могут этого сделать сотрудники правоохранительных органов, — пояснил Валентин Бороденко. — Люди выезжают с парома и едут, в любой момент изменяя курс. Гоняться за ними нет никакой возможности, потому что количество штатных сотрудников нацпарка и полицейских на острове крайне ограничено.

Вместо утопической идеи об ограничении въезда на остров в «Заповедном Прибайкалье» хотят в следующем сезоне разработать новые маршруты, в том числе пешие и велосипедные, которые должны снять антропогенную нагрузку на излюбленные туристами объекты и распределить ее по острову более равномерно. Однако и эта мера не выглядит реалистичной, поскольку туристы на Ольхоне целенаправленно стремятся к определенным местам и предпочитают ехать, а не ходить пешком. Подобно тому, как гости Парижа спешат к Эйфелевой башне, а в Риме увидеть Пантеон. И никакие новые маршруты не заставят их отказаться от цели, ради которой они проделали долгий путь.

Илья Новиков
(МК-Байкал, 11.09.2014)