1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Байкал катастрофически мелеет

baykal23Главное управление МЧС Бурятии переведено со вторника в режим повышенной готовности в связи с понижением уровня воды в Байкале, сообщила пресс-служба правительства региона. Ранее власти Бурятии и некоторые СМИ региона заявили о падении уровня воды в озере Байкал, который снизился на 40 сантиметров по сравнению с показателем 2013 года, и не исключили возможного введения режима ЧС из-за обмеления колодцев в прибрежных деревнях. В связи со сложившейся ситуацией глава Минприроды России Сергей Донской направил в правительство РФ обращение о введение режима чрезвычайной ситуации в Иркутской области и Бурятии.

"С 20 января 2015 года в связи с маловодьем в бассейне озера Байкал Главное управление МЧС России по Республике Бурятия переведено в режим "Повышенная готовность"... В настоящее время ведется сбор информации об обстановке с водоснабжением в прилегающих районах республики к Байкалу", — говорится в сообщении.

Байкал — самое глубокое и чистое озеро планеты, содержащее четверть мирового запаса пресной воды. Его полный объем — 23 тысячи кубических километров воды. Минимальный уровень воды в озере при использовании его водных ресурсов в хозяйственной деятельности установлен правительством РФ в пределах 457-456 метров над уровнем моря.

Источник: РИА Новости, 20.01.2015


НЕОБХОДИМО РАЗОБРАТЬСЯ, КАК В РАМКАХ СУЩЕСТВУЮЩЕГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ПОДОБНАЯ СИТУАЦИЯ С ОЗЕРОМ БАЙКАЛ ВООБЩЕ МОГЛА ВОЗНИКНУТЬ

Председатель Комиссии Общественной палаты РФ по экологии и охране окружающей среды Сергей Чернин отметил:

Возникает вопрос, как в рамках существующего законодательства подобная ситуация вообще могла возникнуть? Власти региона указывают, что истоки проблемы кроются в принятом в 2001 году постановлении Правительства РФ о предельных значениях уровня воды в озере Байкал, которое регламентирует, что уровень озера должен удерживаться между отметками 456 и 457 метров. При этом «Правила использования водных ресурсов водохранилища Иркутской ГЭС», действующие с 80-х годов прошлого века, ориентированы на колебания уровня воды в Байкале в отметках 455,54 – 457,4 метров. Получается, что нынешняя ситуация могла случиться в любой момент.

Однако настоящая проблема в другом. Маловодность периода прогнозировалась «Росгидрометом» еще в начале прошлого года. Необходимо разобраться, почему существующие законы не смогли обеспечить предсказуемость и принятие оперативных предупредительных мер по сохранению столь важного объекта.

Сейчас мы попросту оказались поставлены перед фактом – Байкал обмелел. Негативные последствия уже носят характер экологической катастрофы. Гибнет кормовая база для рыб, рыба уходит из близлежащих водоемов, под угрозой существование байкальской нерпы. По предварительным подсчетам, общий ущерб от обмеления Байкала составит порядка 24 млрд рублей, и потребуются долгие годы на восстановление экосистемы озера.

При этом весь прошлый год, в течение всех маловодных месяцев, никто не сообщал об угрожающей ситуации на Байкале. Только сейчас стало ясно, что объемы воды, пущенные через плотину Иркутской ГЭС прошлой весной, были чрезмерными. Как такое вообще стало возможным – вот главный вопрос.

А ведь проблема Байкала намного шире, чем просто проблема конкретного региона. Здесь содержится 20% мировых запасов пресной воды, озеро находится под охраной ЮНЕСКО и является частью общемирового достояния. Экологические объекты такого уровня должны находиться под особым контролем государства!

Варвара Агламишьян
(Комиссия по экологии ОП РФ, 20.01.2015)


ЗАМЕСТИТЕЛЬ МИНИСТРА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ БУРЯТИИ АЛЕКСАНДР ЛБОВ ЗАЯВИЛ, ЧТО В СЛУЧАЕ КРИТИЧЕСКОГО СНИЖЕНИЯ УРОВНЯ БАЙКАЛА ОКОЛО 27 ТЫСЯЧ ЖИТЕЛЕЙ РЕСПУБЛИКИ МОГУТ ОСТАТЬСЯ БЕЗ ВОДЫ.

Ранее власти Бурятии заявили о падении уровня воды в озере Байкал, который снизился на 40 сантиметров по сравнению с показателем 2013 года, и не исключили возможного введения режима ЧС из-за обмеления колодцев в прибрежных деревнях.

По словам заместителя министра, на сегодняшний день зарегистрированных случаев, чтобы люди остались без воды нет. Но в июне-июле прошлого года осадков выпало 54% и 29% от нормы соответственно и это понизило уровень грунтовых вод.

"У нас 51 прибрежный населенный пункт, где проживают 68,3 тысячи человек. Из них 40,9 тысячи жителей подключены к системе централизованного водоснабжения. В случае если Байкал опустится ниже критического уровня, то около 27 тысяч, тех, кто не подключен к централизованному водоснабжению, могут остаться без воды. Кроме того, ситуация усугубляется торфяными пожарами в районе дельты Селенги, которые активизируются весной", — сказал собеседник агентства.

Максимальный и минимальный уровень воды в озере при использовании его водных ресурсов в хозяйственной деятельности установлен правительством РФ. Согласно постановлению, уровень Байкала должен находиться в пределах 457 и 456 метров в соответствии с тихоокеанской системой высот.

Источник: РИА Новости, 16.01.2015

 

БУДУЩЕЕ БАЙКАЛА ПОД УГРОЗОЙ

С 20 января в республике Бурятия и Иркутской области введен режим повышенной готовности к чрезвычайной ситуации, обусловленной необычайно низким уровнем воды в озере Байкал. Во многих прибрежных поселениях Байкала на территории Бурятии это понижение уровня уже привело к проблемам с водоснабжением, рыбаки отмечают резкое ухудшение вылова рыбы, а на пересохших прибрежных торфяных болотах в середине зимы начались пожары, уже приведшие к человеческим жертвам.

Байкал «сливают»

Министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской объясняет столь низкий уровень воды в Байкале крайне засушливым летом 2014 года.

Но основная причина такого необычайно низкого уровня озера кроется совсем не в этом. Осенью 2014 года Правительство Иркутской области и руководство компании Иркутскэнерго, которой принадлежат гидроэлектростанции Ангарского каскада, выступили с инициативой опустить уровень Байкала ниже установленной Правительством РФ нормы в 456 м (постановление Правительства РФ от 26.03.2001 № 234 «О предельных значениях уровня воды в озере Байкал при осуществлении хозяйственной и иной деятельности», предписывающее сохранять среднегодовой уровень озера не ниже 456 и не выше 457 метров в Тихоокеанской системе отсчета (ТО).

Иркутские чиновники и гидроэнергетики аргументировали свою инициативу необходимостью поддержания стабильной работы водозаборов Иркутска, Ангарска и нескольких расположенных в его районе предприятий (в т.ч. и известного АЭХК) в неожиданно наступивший маловодный период.

Согласно данным Федерального агентства водных ресурсов, с лета 2014 г. пропускная способность Иркутского гидроузла была увеличена в целях гарантированного обеспечения работы водозаборных сооружений, расположенных в нижнем бьефе гидроузла. Также, по данным Росводресурсов, на 31 октября 2014 уровень Байкала составлял 456,43 м, а уровень Богучанского водохранилища – 203,36 м БС. На 31 декабря 2014 – соответственно 456,15 м и 204,97 м, на 16 января 2015 – 456,09 м и 205,33 м, на 27 января 2015 – 456,07 м и 205,59 м.

Такое странное совпадение (обмеление Байкала и наполнение водохранилища БоГЭС), вызывает вопрос: если в районе Ангарска уровня воды действительно может не хватать для работы водозаборов, почему же тогда не только Иркутская ГЭС, но и остальные ГЭС Ангарского каскада, расположенные ниже по течению реки, работают с повышенной пропускной способностью вместо того, чтобы ограничив объем пропускаемой воды, помочь накопить необходимый для водозаборов уровень воды в районе Ангарска? Исходя из приведенных данных, становится понятно, что истинная цель гидроэнергетиков – пользуясь сложившейся тяжелой ситуацией, как можно скорее окончательно заполнить водохранилище Богучанской ГЭС, самой нижней по течению ГЭС Ангарского каскада.

Режим повышенной готовности к чрезвычайной ситуации в Бурятии и Иркутской области в связи с резко понизившимся уровнем Байкала был введен после того, как глава Минприроды Сергей Донской обратился в Правительство РФ с соответствующим запросом. Но уже после введения режима повышенной готовности к ЧС, Донской вновь обратился в Правительство с целью согласовать единоразовый сброс уровня Байкала ниже установленного вышеупомянутым постановлением Правительства минимального уровня озера 456 м ТО, чтобы обеспечить стабильную работу водозаборов в нижнем бьефе Ангарского гидроузла.

Обо всех возможных опасных последствиях понижения уровня Байкала Сергей Донской отлично знал, об этом его многократно предупреждали представители общественных организаций, ученые и члены Правительства республики Бурятия, в т.ч. и осенью 2014 года, когда гидроэнергетики в очередной раз предложили понизить Байкал ниже установленной Законом минимальной отметки.

В сложившихся условиях, данные действия главы Минприроды совершенно нелогичны – зачем требовать введения ЧС из-за понизившегося, причем по известным ему причинам, уровня Байкала, и затем предлагать опустить уровень озера еще ниже? Но учитывая вышеприведенные данные Росводресурсов и сделанные на их основе выводы, все становится ясно – гидроэнергетики при поддержке Правительства решили завершить печально известный проект Богучанской ГЭС.

Богучанская гидроэлектростанция – затянувшаяся вот уже на 40 лет самая долгая стройка ГЭС в СССР-РФ, ради которой из зоны затопления будущего водохранилища, из родных мест было насильно переселено в общей сложности около 20 000 человек (более 12 000 до 1990 г и около 7000 после 2008 г). На затопляемой территории были сведены и сожжены огромные площади лесов, уничтожены тысячи ценнейших археологических памятников и потеряны многие месторождения полезных ископаемых. Богучанская ГЭС нужна только для пока еще строящихся Богучанского и Тайшетского алюминиевых заводов, а также для экспорта электроэнергии в Китай, которому на самом деле российская электроэнергия не нужна, как и активные попытки РФ завязать с ним хоть сколько-нибудь серьезные отношения.

Напомним, что гидроэлектростанции Ангарского каскада принадлежат компании «Иркутскэнерго», основным акционером которой является холдинг «ЕвроСибЭнерго», принадлежащий Олегу Дерипаске, также владеющему холдингом «Базовый элемент», в собственности одной из компаний которого последние 11 лет своего существования находился крупнейший загрязнитель Байкала – Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат, наконец-то окончательно закрытый в 2013 г. Вышеупомянутые алюминиевые заводы и многие другие предприятия, разрушающие природу Сибири, также принадлежат Дерипаске. Также часть акций «Иркутскэнерго» принадлежит Игорю Сечину, президенту ОАО «Роснефть».

Проблема изменения уровня Байкала далеко «наверху» уже не считается проблемой, а является согласованным решением, поэтому похоже, что Минприроды вместо выполнения прямых обязанностей по защите природы попросту следует поступающим сверху приказам. И становится ясно, почему Иркутская область совершенно не пытается хотя бы построить диалог по данной проблеме с соседней Бурятией, жители которой уже страдают от обмеления Байкала.

Недавно президент Бурятии Вячеслав Наговицын обвинил руководство Иркутскэнерго в понижении уровня Байкала, на что руководство компании жестко и ехидно ответило, предложив Правительству Бурятии «воздержаться от необоснованных и популистских высказываний» и «разработать порядок действий в условиях засухи или большой воды на Байкале».

Итак, на 27 января уровень Байкала составляет 456,07 м, а Богучанского водохранилища – 205,59 м. Согласно проекту, Богучанское водохранилище должно быть наполнено до отметки 208,00 м БС, следовательно, можно было бы предположить, что при сохранении действующей сейчас пропускной способности Иркутского гидроузла в 1300 куб.м/с, Богучанское водохранилище вскоре наполнится, в начале февраля пропускная способность Иркутской ГЭС будет уменьшена, и уровень Байкала все же не будет опущен ниже критической отметки в 456 м. Но принимая во внимание срочность обращения главы Минприроды в Правительство с просьбой изменить эту нижнюю минимальную отметку и скорость принятия решений – соответствующее Постановление Правительства уже проходит согласование – становится ясно, что на этом гидроэнергетики и чиновники не остановятся. Они будут пытаться «сливать» Байкал столько, сколько им будет нужно, чтобы, пользуясь случаем, быстрее получить максимальную прибыль от действующих ГЭС Ангарского каскада и стартующей Богучанской ГЭС.

Байкалу могут перекрыть воду

16 января в столице Монголии Улан-Баторе прошли слушания по оценке социально-экологического воздействия строительства гидроэлектростанции «Шурен», проектируемой в среднем течении главного русла реки Селенги – главном притоке Байкала, берущего истоки в Монголии. Несмотря на принятые Россией и Монголией осенью прошлого года решения о необходимости диалога по данному вопросу, слушания прошли в одностороннем порядке – без участия России. Минприроды РФ, выражая крайнюю обеспокоенность, направило в Монголию соответствующее письмо с указанием на необходимость диалога по данному проекту. Кроме ГЭС «Шурен» на самой Селенге, правительство Монголии планирует построить гидроэлектростанции и на ее притоках – Орхоне, Дэлгэрмурене и Эгийн-голе. Также в правительстве Монголии всерьез обсуждается проект, напоминающий жуткие планы СССР по развороту великих сибирских рек – проект строительства канала из реки Орхон в пустыню Гоби.

В Монголии сейчас тяжелая социальная и политическая ситуация. Кроме того правительство, вместо того, чтобы поддерживать развитие традиционного для страны кочевого животноводства, делает упор на экстенсивном освоении полезных ископаемых без оглядки на то, что при разработке их месторождений полностью уничтожаются ценнейшие природные комплексы, пастбища скота и даже археологические памятники международного значения. В начале января в Улан-Баторе прошла встреча правительства Монголии и представителей горнодобывающих компаний с руководством Всемирного Банка. На встрече были достигнуты договоренности о финансировании Всемирным Банком развития индустрии добычи полезных ископаемых в Монголии и, в том числе, конкретно о финансировании строительства ГЭС «Шурен», как источника электроэнергии.

Отметим, что подобные шаги Монголии и Всемирного Банка нарушают Международную Конвенцию о трансграничных водах и ряд других международных соглашений.

Каково будущее Байкала?

Байкал – крупнейшее в мире озеро, наследие всего человечества, жемчужина Сибири. Это гигантская, но хрупкая живая экосистема. При подобном обращении – полностью контролируемом ограниченном притоке и оттоке – из живого озера Байкал может превратиться в огромное регулируемое водохранилище, что постепенно будет вести к потере биоразнообразия вплоть до полного исчезновения многих обитателей озера, включая эндэмиков, и к общей деградации его экосистемы. Жизнь множества жителей Бурятии, Иркутской области и Монголии может оказаться в опасности.

Правительства РФ и Монголии должны понять это как можно скорее, потому что складывающаяся ситуация опасна не только для объекта Всемирного Природного Наследия – Байкала, но и в целом для экологического благополучия и экономики обеих стран. Все помнят, к каким трагическим последствиям привела тупиковая стратегия экстенсивного освоения ресурсов и проекты по осушению больших территорий в СССР. По сути, действовавшая тупиковая стратегия была одной из причин развала Союза. Не стоит повторять подобные ошибки в XXI веке.

Кристиан Ринчинов
(Беллона, 28/01-2015)

 

СХВАТКА ЗА БАЙКАЛ. ИРКУТСК, ИГРАЮЩИЙ НА ПОНИЖЕНИЕ УРОВНЯ ОЗЕРА, ПОКА ПОБЕЖДАЕТ УЛАН-УДЭ

Все оперативные подразделения Иркутской области и Бурятии, занятые в жизнеобеспечении регионов, переведены в режим повышенной готовности. Изыскиваются и проверяются источники резервного энерго- и водоснабжения. Уровень воды в Байкале продолжает падать, 26 января он составлял 456,07 м и вплотную приблизился к нижней границе, установленной правительством, — 456 м в тихоокеанской системе высот. Предельная отметка будет пройдена в конце января — начале февраля.

Говоря о причинах, власти, ученые, энергетики Иркутской области традиционно сетуют на природу и климат. Власти, ученые, экологи соседней Бурятии связывают бедствие и с человеческим фактором, с «чрезмерной сработкой уровня Байкала в весенне-летний период 2014 года со стороны ОАО «Иркутскэнерго». Энергетики в ответ предлагают правительству Бурятии воздерживаться от «необоснованных и зачастую популистских высказываний» и разработать порядок действий в условиях засухи и большой воды на Байкале.

Факты таковы: уровень воды в Байкале регулирует Иркутская ГЭС, принадлежащая «Иркутскэнерго». Уровни сбросов ей задает Енисейское бассейновое водное управление Федерального агентства водных ресурсов (ФАВР). И, очевидно, маловодие во многом рукотворно. «Недостаток воды есть результат нерационального использования водных ресурсов, завышенных сбросов воды через иркутскую плотину», — констатирует Ендон Гармаев, д.г.н., завлабораторией геоэкологии, и.о. директора Байкальского института природопользования СО РАН. Его предшественник на этом посту, сенатор, член-корреспондент РАН Арнольд Тулохонов, написал генпрокурору о необходимости ограничения сброса байкальской воды в 1100 м3/секунду против 1300, установленного на январь: «...преднамеренно в интересах энергетиков допускается понижение уровня оз. Байкал в маловодный период ниже законодательно установленного уровня. Такое понижение уровня будет иметь катастрофические последствия для экосистемы озера».

Вопрос, кто виноват, не праздный. Как вы понимаете, противоположные оценки происходящего на Байкале предполагают и столь же различные реакции, и ответственность должностных лиц. То же самое происходило по итогам наводнения в амурском бассейне в 2007 году и в 2013-м. Если виноваты длительные дожди или их отсутствие, наказывайте небо. И если виновата одна лишь вода, то за все лишения народу заплатит бюджет, а коммерсанты, управляющие ГЭС, и чиновники, регулирующие сброс, постоят в сторонке.

Кроме того, от ответа на этот вопрос зависит алгоритм дальнейших действий. Интересы соседей — Иркутска и Улан-Удэ — выглядят противоположными. Поскольку монголо-бурятская Селенга питает Байкал, а иркутско-красноярская Ангара с ее каскадом ГЭС — единственная река, из него вытекающая. Это определяет тесную взаимозависимость регионов и противоречивость этой связи. Во время большой воды бурятский берег — восточный, пологий — заинтересован в повышенных сбросах через иркутский гидроузел, дабы избежать наводнений. А иркутяне, берег западный, напротив, стремятся к уменьшению сбросов — во избежание затопления поймы Ангары. Сегодня же, во время экстремального маловодья, власти восточного берега говорят о горящих с ранней осени торфяниках, об уходе с лета воды из колодцев, а рыбы — из дельты Селенги. Но если сбросы байкальской воды с иркутской плотины сокращать и накапливать воду в озере, тогда пострадает берег западный. Здесь власти утверждают, что в Ангарске, стоящем в нижнем бьефе Иркутской ГЭС, водозаборы уже на пределе и вот-вот оголятся. А это тепло- и водоснабжение 230-тысячного города и когда-то крупнейшей в Азии промышленной зоны, протянувшейся вдоль Ангары на 30 км. В т.ч. Ангарского электролизного химкомбината (обогащение урана).

Соответственно Иркутск — дабы не ходить в нарушителях и избежать проблем с жизнеобеспечением — призывает Москву расширить метровую призму регулирования озера, установленную правительственным постановлением № 234 от 26 марта 2001 года (между 456 и 457 м). Улан-Удэ — против, не желая усугубления своих бед из-за дальнейшего понижения Байкала. Пока Иркутск побеждает: правительственная комиссия по предупреждению и ликвидации ЧС поддержала его предложения. Сбросы снижены не будут. Обновят, снизив, нормативный минимум. Как заявил глава МЧС Владимир Пучков, уже в ближайшие дни будет подготовлена нормативная база, чтобы использовать Байкал и ниже нижней границы. Возможно, это одноразовая акция. Но не исключено, что правительство может принять и новую редакцию постановления с новыми границами для форс-мажорных периодов.

Кто и как будет их определять, если мы сами себе эти форс-мажоры создаем, а для выработки электроэнергии важен каждый сантиметр воды? Коррупционная емкость возможного решения зашкаливает.

Сегодня Иркутск играет на понижение уровня. Завтра ему потребуется играть на повышение. А озеру нужно следовать своим ритмам.

Противостояние иркутских и бурятских властей по вопросу, сливать ли Байкал и какими темпами, выглядит как конфликт соседей, двух субъектов. На самом деле это война крупного бизнеса, пухнущего на природной ренте — благодаря антиэкологической сущности российского государства, война с естественным течением самой жизни, с естественной — и закрепленной в Конституции — потребностью народа в здоровой окружающей среде. Схватка двух мировоззрений: для одного Байкал самоценен, для другого это лишь склад сырья.

Байкал — главный материальный актив РФ. Его контролирует «Иркутскэнерго». Контрольным пакетом «Иркутскэнерго» (50,2%) владеет Олег Дерипаска. Через «ЕвроСибЭнерго» и En+ Group. Госпакет акций (40%) «Иркутскэнерго» не так давно передали ОАО «Интер РАО» (председатель совета директоров Игорь Сечин, глава правления Борис Ковальчук). Таким образом, потенциал влияния Дерипаски и на Прибайкалье, где у него бизнес-активы, и на Забайкалье переоценить нельзя: оба эти региона напрямую зависят от самочувствия сибирского моря.

Необходимо пояснить, как устроена жизнь в Ангаро-Енисейском бассейне.

В начале прошлого века архитектор Чернышев построил над Енисеем странное здание египетского храма. После гражданской войны в нем размещались мастерские первого красноярского концлагеря. Сейчас здесь краеведческий музей. Сразу за дверями — отчет о красноярских экономических форумах: ежегодно на них обсуждают дальнейшие планы освоения Сибири. А над левой лестницей повисла громадная икона, стокилограммовая доска, «Страшный суд». Икона парит над портретами губернаторов, отчетами о покорении рек и тайги («Енисей, идем на Вы!»), над всем миром: чучелами оленей, медведей и куропаток, костями мамонтов, чумами, пушками и пищалями, манекенами шаманов и охотников, бутафорскими слитками золота, фуфайками и камзолами, осколками метеоритов. Вернувшийся Христос заметен, но большую часть доски пронизывает червь-змей из преисподней. Дыхание неотступно преследующего ада зафиксировано самим соседством иконы, где воскресают мертвецы, с другими иконами, поменьше. Их спасли из тех ангарских деревень, что все последние годы зачищали и сжигали бригады зэков, готовя ложе для Богучанской ГЭС. Теперь эти пространства затоплены. «Положение во гроб» в двух вариантах, «Не рыдай мене, Мати», «Жертвоприношение Ноя», «Христос в темнице». Посетители запинаются на лестнице точнехонько под иконой с главным сюжетом, еще не видя ее.

Такова модель местного мира. Данному нам фотосинтезу, преобразующему неживое и самое простое в сложное вещество жизни, люди здесь противопоставили обратные технологии — обращения всего сущего, живого и сложного, в тривиальные чушки ординарного золота. Алхимия получилась сложная, многоступенчатая, и это понятно: реальность такова, что умертвить ее сложней, чем оживить.

Сначала перегородили плотинами Ангару и Енисей и затопили жизнь, располагавшуюся выше: леса, деревни, гудящие покосы, дымящиеся под дождем пашни, подсолнухи, землянику, паутины и пауков, птичьи гнезда, кузни, церковки, солнечные пятна на поляне, ребячьи тропы к песчаным пляжам.

Все вещество жизни из верховьев рек подверглось дематериализации в невидимый электроток с последующей его материализацией в алюминий. Эта вторая ступень — электролиз, консервация электричества — требовала для умерщвления еще больше жизненного вещества: под эту нужду внизу строили города и населяли их. У горожан забирают жизнь, бормотание молитв и любовные вскрики, забирают медленно, незаметно, муки случаются, как правило, только перед самой смертью, но они невыносимы и потому не затягиваются. Тем и живем; переплавляем жизнь в легкий белый металл. Раньше газетчики его называли «крылатым». На днях в Давосе Дерипаска его назвал «лучшим инвестиционным материалом, самым передовым». Кормимся им, любим его, умираем за него. Чушки из него грузят в эшелоны, они уходят. Алюминий меняется на воздушные цифры в компьютере. И уже это ничто легко обменивается на золото, на все сладости и мерзости мира.

Фотосинтез жизнь дает и питает. Технология Содерберга (технология производства алюминия) в ее российском применении близлежащую жизнь отравляет и забирает. Это инфернальные пространства: чавкают, пузырятся, идут рябью, пахнут серой, кислотой и огнем. В этих нескошенных электромагнитных полях останавливаются часы, а, к примеру, брошенные монеты встают на ребро. Такое освоение Сибири раньше было делом государственным, естество жизни уничтожали ради светлого будущего. Сейчас это лишь частный бизнес, при этом жизнь по-прежнему гробят общую, а конечным златом пользуются единицы. Енисей — тот же Нил до н.э.: архитектор Чернышев был прав. Сказки про налоги, занятость и зарплаты оставьте: в СССР электролизники получали также, как в Красноярске и Иркутске председатели крайисполкома и облисполкома, заводы кормили города, на отлете советской власти и в начале 90-х и вовсе отвечали за них. Когда в них заканчивалась еда и назревала буза, пригоняли вагоны китайских пуховиков и тушенки «Великая стена», составы, забитые глубоко замороженными мясом и жилами неизвестных животных, водкой «Белый орел» в мерзких пластиковых бутылках и напитком любви — ликером «Амаретто». Новогодняя елка КрАЗа, ледяной городок, фейерверки не то что бы соперничали с общегородскими, они всегда были богаче. КрАЗ был центром власти и силы.

Потом отгрохотали годы кровавого передела собственности, и в итоге сибирские алюминиевые заводы, в т.ч. крупнейшие на планете Братский и Красноярский, и плотины при них отошли к Дерипаске. И ныне налоговые поступления оптимизированы до смешного, сравнимы с выплатами в бюджет заводов «Кока-Колы», разливающих газированную воду по бутылкам. А получают работяги в горячих цехах меньше клерков и техничек в финансовых учреждениях.

Простите за этот не совсем газетный экскурс, но на предыдущую заметку о сливе Байкала («Новая», № 4) обиделось «Иркутскэнерго», потребовав опровержений и обвинив меня, в частности, в «псевдозаботе о людях», которые в реальности «с функционированием объектов энергетики имеют возможность жить в районах, приравненных к Крайнему Северу». Разумеется.

Расскажите это переселенцам с Ангары, потерявшим родину. Или родителям малолетних астматиков, живущих под выбросами алюминиевых комбинатов.

Насчет того, что мы должны быть благодарны гидроэнергетикам, довод неоригинальный. Осенью «Новая» писала, что люди гуляли по дну Енисея. При этом народу рассказывали, что ГЭС копят воду для его блага. Из интервью порталу НГС начальника отдела гидрологических прогнозов Среднесибирского УГМС Лидии Младенцевой: «Сбросы на ГЭС были сокращены для экономии водных ресурсов. Накапливается водохранилище, чтобы было чем отапливаться зимой». Никакого, однако, отношения к отоплению Красноярска Красноярская ГЭС не имеет. Она дает электричество КрАЗу, энергоцех при нем. А город отапливается углем, электричество получает тоже от ТЭЦ.

Это колония. И по плану, и по воплощению. Например, электросетевое хозяйство городов, включая миллионный Красноярск, питает население по второй категории. Население метрополии — по первой. Если в Москве в случае сбоя на резерв переключает автоматика, сибиряки ждут монтеров. Когда они доберутся — по пробкам, по темноте.

ГЭС на Енисее и Ангаре строили, не чтобы нас осчастливить, а под выплавку алюминия, обогащение урана, под прочие составляющие ракетно-ядерного щита. В № 4 «Новой» приведен расчет: энергопотенциал 1 см байкальской воды, если мерить в алюминиевых чушках, — это не менее 1,3 млрд рублей. Увеличение диапазона регулировки Байкала на 20 см — уже 26 млрд. Это цена вопроса. Аналитическая записка Лимнологического института СО РАН под руководством Михаила Грачева громит постановление, установившее границы колебаний Байкала, в пух и прах. Процитирую: «В соответствии с государственным стандартом СТ СЭВ 543-77 и правилами округления эта запись с тремя значащими цифрами (в правительственном постановлении значится 456 м, а не 456, 00 м и 457, а не 457,00. — А. Т.) означает, что уровень в рамках действующего Постановления можно менять в пределах от 455,45 м до 457,44 м, с амплитудой 1,99 м».

Такое расширение, почти вдвое — это плюс 129 млрд.

Очевидно, что мы только вступаем в период водных войн. В Байкале — пятая часть мирового запаса поверхностной незамерзающей пресной воды. Чистой — ее можно пить, не фильтруя и не кипятя. Байкал с его эндемическими видами флоры и фауны — это отдельный мир. Но это и огромные деньги. Понятно, обвинять энергетиков в булимии не более умно, чем, скажем, ставить крокодилу на вид, что он питается не овсянкой.

Ну а госчиновники, регулирующие режимы сброса, руководствуются правилами использования водных ресурсов (ПИВР). Дежавю: после наводнения позапрошлого года на Дальнем Востоке писал о безнадежно устаревших ПИВР Зейского водохранилища, утвержденных аж в 1984 году. А новые не принимали — возможно, опасаясь ответственности и не желая ограничивать чьи-то интересы. Новые ПИВР ангарского каскада ГЭС должны принять в этом году. Но будут ли в них учтены экологические требования к колебаниям уровня — вопрос. ПИВР не подлежат общественному обсуждению.

После наводнения в амурском бассейне в 2013-м Сосновская коалиция экологических НПО и представителей коренных народов Сибири и Дальнего Востока писала президенту, что процесс регулирования уровнями воды в водохранилищах ГЭС непрозрачен. Важнейшие нормативно-правовые документы закрыты и не подвергаются экологической экспертизе. «Это зачастую приводит к доминированию коммерческих интересов водопользователей над вопросами экологической безопасности».

И это уже традиция: бюрократия и бизнес не слышат те доводы экологов и ученых, что не вписываются в их планы. А системная глухота чревата.

«Новая» следит за Байкалом.

 

Сергей Шапхаев, доцент кафедры экологии и безопасности жизнедеятельности Восточно-Сибирского госуниверситета технологий и управления, директор общественной организации «Бурятское региональное объединение по Байкалу», член Бассейнового совета Ангаро-Байкальского бассейнового округа:

— Постановление Правительства РФ, которое сейчас проходит согласование на региональном уровне, предусматривает возможность понижения уровня Байкала ниже разрешенной отметки 456, 00 м в разовом порядке и для обеспечения тепло-, водоснабжения предприятий и населения Ангарска, т.е. даже пока не указано, на сколько надо снижать. Поэтому есть за что побороться. Проект регламента действий при экстремальных гидрологических условиях (как в маловодье, так и в многоводье), не без нашего участия, подготовлен и требует доработки в составе новых ПИВР. Сами проекты ПИВР требуют приведения к стандартам международных норм по обеспечению безусловного приоритета сохранения биоразнообразия экосистемы Байкала перед другими видами его использования. Это, замечу, конституционная норма. И это следует из Водного кодекса РФ — приоритет охраны водных объектов перед их использованием. Нужно перестать держать Байкал за источник дешевой энергии. Иркутский гидроузел должен обеспечивать наиболее близкие к естественному (по фазам подъема и снижения, а также внутригодовой амплитуде колебаний) режимы уровней воды в озере Байкал.

 

Евгений Симонов, координатор международной коалиции «Реки без границ»:

— Постановление 2001 года создали, дабы обуздать алчность энергетиков, которые в предыдущее десятилетие так «раскачали» Байкал, что в опасности оказалась не только экосистема, но и некоторые инженерные сооружения. Этот документ был крайне своевременной полумерой, имевшей ряд изъянов. Нужна точечная настройка, дабы создать более тонкий и всесторонний инструмент регулирования. Об этом специалисты говорили еще до подписания постановления. Прошло 14 лет, и за это время госорганы не предприняли никаких шагов в этом направлении. Нет ни целевой системы мониторинга, ни углубленного анализа, ни заслуживающей доверия и защищенной от ошибок системы принятия решений.

Энергетики, власти Иркутской области, агентство водного хозяйства и примкнувший Иркутский центр РАН потратили 14 лет в безуспешных попытках просто отменить ограничения на выработку электроэнергии и слив воды. Не предложив взамен другого нормативного акта, более дееспособного, или хотя бы способа его создания.

Меж тем у государства по Конвенции о всемирном наследии есть невыполненное обязательство о создании обоснованного плана управления участком наследия. И должное регулирование уровня озера — одна из основ этого так и не созданного плана. Ибо предоставить решать этот вопрос природе уже не получится: Иркутская ГЭС построена, и Байкал — водохранилище.

Алексей Тарасов, обозреватель
(Новая газета, 28.01.2015)

Еще на эту тему:

Власти Бурятии ввели режим повышенной готовности из-за обмеления Байкала