1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Власти Бурятии ввели режим повышенной готовности из-за обмеления Байкала

baykal21В связи с экстремально маловодным периодом в бассейне озера Байкал для обеспечения гарантированного бесперебойного водоснабжения введен режим повышенной» готовности, сообщили в администрации правительства Бурятии. «Всем подведомственным органам поручено обеспечить бесперебойное функционирование систем жизнеобеспечения и объектов социальной сферы, коммунальных служб, объектов водообеспечения», - сообщается на сайте республиканских властей. 

Кроме того, власти планируют в ближайшее время организовать проверки всех скважин и других источников водоснабжения. Особое внимание будет уделено вопросам соблюдения санитарно-эпидемиологического надзора и пожарной безопасности в Кабанском районе, где тлеют торфянники.

В списке районов, к которым также повышенное внимание, Баргузинский, Прибайкальский и Северо- Байкальский. «В случае необходимости главам данных муниципальных образований нужно будет обеспечить население привозной водой», - говорится в сообщении.

Отмечается, что режим введен с 4 февраля. Создана специальная межведомственная рабочая группа. Ее возглавил зампред правительства Бурятии по развитию инфраструктуры - председатель правительственной комиссии по предупреждению и ликвидации ЧС и обеспечению пожарной безопасности Николай Зубарев.

Напомним, в середине января этого года директор Байкальского института природопользования СО РАН, доктор географических наук Ендон Гармаев сообщил, что впервые за 60 лет на озере Байкал уровень воды упал почти до критической отметки – за год он снизился на 40 сантиметров.

Падение уровня воды в озере ученый связывает с деятельностью энергетических компаний и чрезвычайно маловодным периодом в 2014 году.

В связи со сложившейся ситуацией правительство России 21 января приняло решение ввести режим чрезвычайной ситуации в Иркутской области и Бурятии в связи с чрезвычайно низким уровнем Байкала.

Байкал – самое глубокое и чистое озеро планеты, содержащее четверть мирового запаса пресной воды. Полный объем озера – 23 тыс. кубических километров воды. Байкал и прибрежные территории отличаются уникальным разнообразием флоры и фауны, большая часть видов животных эндемична (обитает только на этой территории).

Источник: http://vz.ru/news/2015/2/5/727981.html
05.02.2015

КТО НА САМОМ ДЕЛЕ ДАЛ ИРКУТСКИМ ЭНЕРГЕТИКАМ БЛАГОПРИЯТНЫЙ ПРОГНОЗ НА ПОВЫШЕННЫЙ ПРИТОК В БАЙКАЛ?

В одном из январских номеров еженедельник «АиФ» в Бурятии» под заголовком «Предотвратить катастрофу» опубликовал интервью известного в регионе эколога, директора Бурятского регионального объединения по Байкалу Сергея Шапхаева.На вопрос корреспондента, что стало причиной того, что озеро переживает сильнейший антропогенный стресс, Шапхаев дал четкий и уверенный ответ:

«Первая причина — засушливое лето; вторая — ошибочный прогноз Гидрометцентра и третья — воздействие Иркутской ГЭС, которая воспользовалась разрешением федерального агентства водных ресурсов сбрасывать из озера повышенный объем воды весной (Росводресурсы)».

С первой причиной и спорить нечего — это состоявшийся реальный факт.

Вторая причина — ошибка Гидрометцентра.

Прогноз, которого не было

Довольно странно слышать это от господина Шапхаева, и хотелось бы увидеть этот прогноз в реальности (когда составлен, кому сообщен и т.д.). Но все дело в том, что Бурятский ЦГМС таких прогнозов, тем более в количественных выражениях на летний период и даже на ближний весенний период, никогда не давал и не может дать (причины этого даны в ответах Росгидромета в конце статьи). С апреля по октябрь Бурятский ЦГМС дает заинтересованным инстанциям только краткосрочные прогнозы (до 3 суток) по рекам Селенга, Чикой и Уда при оправдываемости этих прогнозов в 97-100%.

А потому вероятнее всего прогноз повышенной приточности воды в Байкал запустили в народ товарищи ученые из иркутского Института систем энергетики им. Л.А.Мелентьева СО РАН. В статье Т.Никитиной в газете «Новая Бурятия» под названием «Большая халатность» сообщается, что иркутские ученые определили: водность на р. Селенга (а это главнейший источник поступления воды в оз. Байкал) из стадии пониженной перешла в повышенную в 2012 г., т.е. в 2014 г. она якобы должна усердным образом пополнять оз. Байкал.

Кроме того, эти же ученые предсказали на р. Селенга в 2014 г. паводок, который возможен 1 раз в 30 лет. Причем с вероятностью 60-70% пик наблюдался бы в конце сентября.

Ученые, такие ученые...

Можно добавить, что и Сергей Шапхаев с удовольствием поддерживал этот прогноз иркутских ученых, правда, в крайне обтекаемых формах. В интервью на телеканале «Тивиком» от 14.05.2014 г. его мнение представлено как экспертное:

«Сейчас по всем параметрам должны перейти к многоводному циклу. Когда это случится точно, прогнозировать сложно. Может, в следующем году, но в том, что непременно будет, никто не сомневается».

И еще: «Люди — уже 20 лет прошло, они все забыли, многие не знают, что их ждет. А что их ждет, мы видели на Дальнем Востоке. У нас если такое наводнение произойдет, оно по масштабам будет сопоставимо, а по последствиям может и хуже».

Да, ничего не скажешь — перспектива (возможно, имеется в виду даже 2014 г.) достаточно мрачная.

Но вернемся к иркутским ученым. Прогноз прохождения катастрофического паводка в конце сентября 2014 г. абсурден. За всю историю наблюдений (почти 80 лет) во второй декаде сентября паводки на р. Селенга наблюдались всего 2 раза! А в третьей — ни одного! При этом данные паводки не выходили из разряда малых.

Что же касается вероятности прогноза в 60-70%, то прогноз с точностью 50% по любой характеристике может дать каждый из нас (будь то прогноз высокого паводка или грома среди ясного неба, или еще что, и если не угадали, то ваш прогноз оправдывается как раз на 50%).

Спрашивается, а далеко ли ушел прогноз в 60%, да и в 70%, который дают ученые мужи?

Есть разница?

Теперь можно подвести итог прогнозов паводковой ситуации на Селенге в 2014 г. Как уже говорилось, нам был обещан паводок, возможный 1 раз в 30 лет. Его максимальный уровень в Улан-Удэ по водомерному посту Бурятского ЦГМС может составить около 350-370 см над нулем поста; уровень выхода на пойму — 230 см. Реально же наблюденный максимальный уровень в летний период составил всего 32 см! Просьба сравнить эту цифру с вышеназванными и дать свою оценку такому «прогнозу». Чувствуется разница?

Все это касается главного источника притока в оз. Байкал — р. Селенга. Тут хоть какие-то попытки прогноза делаются. Но ведь есть еще и реки Верхняя Ангара и Баргузин. Разве можно их сбрасывать со счетов при определении приточности в Байкал? Но найти каких-либо прогнозов на эту тему пока что не удалось.

Третья причина — воздействие Иркутской ГЭС, основанное на разрешении «Росводресурсов». Тут возникает вопрос: на основании чего «Росводресурсы» позволили сбрасывать повышенный объем весной? Кто дал им благоприятный прогноз на повышенный приток? То, что не Бурятский ЦГМС — это однозначно.

С грустью отметим...

Позволим себе дать представление о возможности прогнозирования погодных условий, представленных в Интернете «Росгидрометом».

«Чтобы прогнозировать погоду, надо, прежде всего, знать что происходит в атмосфере сейчас, в начальный момент времени. Данные гидрометеорологических наблюдений — «сырье» для расчета прогноза воды. Чтобы подготовить прогноз на пару дней вперед, надо иметь данные о фактической погоде на территории с масштабами нескольких тысяч километров. А прогноз на неделю и далее требует уже информации о том, что происходит с погодой на всем земном шаре. При долгосрочном прогнозе приходится рассматривать практически всю климатическую систему, в которую входят атмосфера, океан и верхний слой суши».

«Что будет дальше? Качество прогнозов постепенно будет расти, будет расширяться период полезного прогноза, но ни у нас в стране, ни в других странах, ни через десять, ни через сто лет оно не будет идеальным — просто потому что возможности и знания человека ограничены. Так что метеорологам всегда будет к чему стремиться».

В заключение можно с грустью отметить, что пока бурятская сторона в лице правительства, ученых и МЧС увещевает иркутскую сторону (Иркутскую ГЭС, их добротных защитников — ученых и главного хранителя вод «Росводресурсы»), действует известный принцип басни Крылова «Кот и повар» — «А Васька слушает да ест».

Юрий Редюк
(МК-Улан-Удэ, 04.02.2015)

БОГУЧАНСКАЯ ГЭС И СЛИВ БАЙКАЛА

Уровень воды в крупнейшем планетарном собрании пресных вод рекордно опущен ради прибылей частного бизнеса. Но если где-то убыло, где-то, значит, прибыло. Байкал в минувшем году усиленно сливали именно затем, чтобы наполнить водохранилище при Богучанской ГЭС. Это наложилось на маловодность года.

Бурятия готова ввести режим ЧС в связи с аномальным обмелением Байкала. Об этом сообщил официальный портал республиканских властей 12 января – сразу, как только утихли литавры в честь ввода РУСАЛОМ и «РусГидро» последнего, девятого гидроагрегата Богучанской ГЭС: торжества по поводу окончания почти сорокалетней стройки состоялись в конце декабря. Ради этого события, ради прибылей бизнеса Олега Дерипаски и выполнения поручения Владимира Путина госорганы, собственно, и санкционировали «слив» Байкала. Предприниматель может быть доволен: ни у кого нет такого бачка. Самое глубокое озеро планеты, пятая часть мировых пресных вод, объект Всемирного природного наследия.

Минприроды Бурятии заявляет, что столь маловодный период, на 40 см ниже показателей 2013 года, отмечен впервые за 60 лет. В дельте Селенги рыбаки не могут найти рыбу. Глава республики Вячеслав Наговицын поручил проверитьинформацию об исчезновении воды в колодцах прибрежных деревень:

«...Впору объявлять ЧС, поскольку воды нет, если что-то загорится, пожарную машину заправить будет негде. У нас торфяники осушились, начали гореть, а иркутские энергетики еще хотят снизить уровень».

С конца XIX века маловодные периоды длились не более 5-8 лет, и, очевидно, рекордно затянувшийся нынешний период обмеления имеет рукотворные причины. Загоревшиеся в Кабанском районе торфяники и уход грунтовых вод местные власти однозначно связывают с «чрезмерной сработкой уровня Байкала в весенне-летний период 2014 года со стороны ОАО «Иркутскэнерго». «Сработать» – значит, приспустить озеро, дабы дать больше дешевого тока электролизерам, которые дадут Дерипаске алюминий. Технология обращения Байкала в металл, «ничьей» воды в золото конкретного человека проста.1 см «священного моря» – это 160 млн кВт/ч. Такими данными делился не так давно представитель «Иркутскэнерго».

Понятно, что с вводом Богучанской ГЭС – четвертой, нижней ступени в ангарском каскаде гидроэлектростанций – энергопотенциал байкальской воды увеличился, да и смотря как ее «сливать». 1 тонна алюминия – это примерно «материализованные» 15 тыс. кВт/ч. Таким образом, 1 см Байкала – это минимум 1,3 млрд рублей по сегодняшним ценам Лондонской биржи металлов и курсу доллара от ЦБ РФ. И без учета БоГЭС – рядом с ней алюминиевый завод пока в строй не введен.

Если где-то убыло, где-то, значит, прибыло. Байкал в минувшем году усиленно сливали именно затем, чтобы наполнить водохранилище при БоГЭС. Это наложилось на маловодность года.

И ничего неожиданного не произошло. Об этом предупреждали ученые, экологические организации, да и в самой власти немало трезвых людей. Правительственное постановление разрешает колебать Байкал в диапазоне 1 метр. Традицией стали деятельные намерения «Иркутскэнерго» (читай – Дерипаски, им владеющего) выйти за предписанные рамки и вообще переделать эти нормативы. Дерипаска пишет письма Путину, к процессу подключаются иркутские власти и ученые. Минувшей осенью иркутский губернатор вновь запросил снизить уровень воды ниже предельной нижней отметки (456 м) на 20 см. Пока безуспешно, Минприроды РФ отказывает, но решение принимать всему кабинету.

Африканские государства воюют за воду, в Сибири соседи острых конфликтов избегают, но правительство Бурятии – региона, тоже живущего Байкалом, однако не входящего в вотчину Дерипаски – придерживается иных взглядов на расход озера, требуя привести эту деятельность в соответствие с экологическими требованиями, проводить мониторинг последствий таких «сливов» с компенсацией пострадавшим из доходов «Иркутскэнерго».

Обмеление мелководных заливов, оголение береговой линии вызовет на осушенных участках дна и в лагунах гибель и кормовых организмов, и рыбы, и других видов живых организмов, для кого Байкал – дом родной. Погибнут, не вылупившись, птенцы дезориентированных птиц: их гнезда весной затопит. Ухудшение водоснабжения деревень может привести к вспышкам инфекций. Всех негативных последствий не перечесть. Вопросы, однако, следует адресовать не столько Дерипаске, сколько госорганам, предписывающим количество вод для пропуска ангарскими плотинами.

Байкал превращен из «священного моря» в регулируемое водохранилище еще до появления Дерипаски на свет. Но если раньше возводимые плотины Ангарского каскада ГЭС работали в интересах СССР, нуждавшегося в алюминии для солдатских ложек, котелков, истребителей, и это государство в ответ строило народу жилье, лечило его и образовывало, то сейчас чего ради? Чего ради люди, живущие Байкалом, должны терпеть, что крупнейшее собрание пресных вод человечества, живущее 30 миллионов лет, бессмысленно пританцовывает под дудку Дерипаски? Это не вписывается в природные циклы, губит экосистему. А международными соглашениями, подписанными РФ, закреплен приоритет сохранения биоразнообразия Байкала перед любыми другими видами его использования.

Алексей Тарасов, 20 января 2015 г.,
Источник: http://www.plotina.net/boguchanskaya-ges-i-sliv-bajkala/

ПЛАНЫ МОНГОЛИИ ПО СТРОИТЕЛЬСТВУ ГЭС УГРОЖАЮТ БАЙКАЛУ

Минприроды России намерено обратиться к властям Монголии и во Всемирный банк за разъяснениями в связи с планами азиатской страны по строительству гидроэлектростанции на реке Селенга, питающей водой озеро Байкал, сообщило министерство.

«Глава Минприроды России Сергей Донской поручил профильному департаменту подготовить обращение к монгольской стороне с просьбой разъяснить ситуацию вокруг планов строительства ГЭС «Шурен» на реке Селенга», – сказано в сообщении, опубликованном на сайте ведомства.

Ранее власти Бурятии заявили о падении уровня воды в озере Байкал на 40 сантиметров по сравнению с показателем 2013 года и не исключили возможного введения режима ЧС из-за обмеления колодцев в прибрежных деревнях. По данным МЧС РФ, приток воды в озеро летом и осенью 2014 года из-за маловодья составил 67% от нормы.

Министерство указало на то, что в контексте неблагоприятной ситуации на Байкале появившаяся в ряде СМИ информация о якобы проводимых слушаниях без участия официальных российских экспертов вызывает особую озабоченность.

«В этой связи министр также поручил направить соответствующее письмо во Всемирный банк с просьбой прояснить ситуацию, а также предоставить аргументированную позицию банка о целесообразности финансирования данного проекта, идущего вразрез с конвенцией об охране всемирного культурного и природного наследия (ЮНЕСКО)», – подчеркнуло Минприроды.

Ведомство отметило, что в ходе заседания российско-монгольской межправительственной комиссии в октябре 2014 года Монголия сообщила о приостановке работ по проекту ГЭС. Тогда Монголия также согласилась с предложением Донского привлечь российских специалистов к работе по оценке воздействия данного проекта на окружающую среду. С этой целью была создана экспертная комиссия.

Байкал – самое глубокое и чистое озеро планеты, содержащее четверть мирового запаса пресной воды. В 1996 году водоем был включен в список всемирного природного наследия ЮНЕСКО.

РИА Новости, 24 января 2015 г.,
Источник: http://www.plotina.net/ges-shuren-ugrozhaet-baikalu/

ИЗ-ЗА МОНГОЛЬСКИХ ГЭС МАЛОВОДЬЕ БАЙКАЛА МОЖЕТ СТАТЬ ОБЫЧНЫМ ЯВЛЕНИЕМ

Нынешняя исключительная ситуация экстремального маловодья на Байкале рискует стать хронической, если Монголия успешно реализует все свои проекты по строительству крупных плотин в бассейне крупнейшего притока Байкала – реке Селенге, заявил российский координатор международной экологической коалиции «Реки без границ» Александр Колотов в своем докладе на круглом столе «Водные ресурсы Сибири: риски, угрозы, перспективы», который состоялся вчера в Новосибирске.

Именно поэтому, по мнению эколога, нужно безотлагательно провести международную оценку кумулятивных воздействий всех планируемых в бассейне реки Селенги водохранилищ на экосистему Селенги и озера Байкал, а также организовать общественное обсуждение на российской территории соответствующих проектных материалов по монгольским ГЭС (Шурэн, Орхон и Эгийн-гол).

Вполне возможно, что крупномасштабное гидротехническое воздействие на бассейн Селенги приведет и к изменению гидрологического режима Ангары – единственной реки, вытекающей из Байкала, отметил Колотов: «И тогда нужно задаться вопросом, насколько вообще оправданы перспективные планы российских гидроэнергетиков по строительству еще одной ГЭС Ангарского каскада – так называемой Нижнеангарской ГЭС? Не приведут ли в совокупности все подобные гидротехнические проекты к еще большему обмелению Байкала?»

Круглый стол «Водные ресурсы Сибири: риски, угрозы, перспективы» был организован международной экологической коалицией «Реки без границ», межрегиональным общественным экологическим фондом «ИСАР-Сибирь» и Координационным советом экологических и общественных организаций Новосибирской области.

Мероприятие прошло на базе Ресурсного центра общественных объединений Центрального района города Новосибирска.

3 февраля 2015 г.,
Источник: http://www.plotina.net/baikal-mongolia-kolotov/

МАЛОВОДЬЕ БАЙКАЛА: ИРКУТСКУ НУЖНА АДАПТАЦИЯ

Немалая доля вины за создавшуюся сейчас сложную ситуацию с понижением минимально допустимого уровня Байкала может быть возложена на иркутских гидроэнергетиков и чиновников, до сих пор не адаптировавших инфраструктуру Иркутской агломерации к условиям экстремального маловодья Байкала, отметила представитель Бурятского регионального объединения по Байкалу Наталья Тумуреева в своем докладе на круглом столе «Водные ресурсы Сибири: риски, угрозы, перспективы», который состоялся вчера в Новосибирске.

По ее мнению, в случае выдачи разрешения со стороны правительства РФ о разовом нарушении уровневого режима Байкала в связи с экстремальной маловодностью озера дополнить такое разрешение необходимостью проведения комплекса неотложных мер по адаптации водозаборов и иных сооружений Иркутска к минимальным уровням.

Кроме того, по словам докладчика, прямо сейчас необходимы соответствующие научные исследования и комплексный мониторинг реакции экосистемы озера и разных отраслей экономики Иркутской области и Бурятии на изменения уровня воды в Байкале. Также был бы полезен опыт включения представителей общественных природоохранных организаций в состав межведомственных рабочих групп по регулировке уровневых режимов водных объектов.

Круглый стол «Водные ресурсы Сибири: риски, угрозы, перспективы» был организован международной экологической коалицией «Реки без границ», межрегиональным общественным экологическим фондом «ИСАР-Сибирь» и Координационным советом экологических и общественных организаций Новосибирской области. Мероприятие прошло на базе Ресурсного центра общественных объединений Центрального района города Новосибирска.

3 Февраля 2015 г.,
Источник: http://www.plotina.net/malovode-bajkala-irkutsku-nuzhna-adaptaciya/

БУДУЩЕЕ БАЙКАЛА ПОД УГРОЗОЙ

С 20 января в республике Бурятия и Иркутской области введен режим повышенной готовности к чрезвычайной ситуации, обусловленной необычайно низким уровнем воды в озере Байкал. Во многих прибрежных поселениях Байкала на территории Бурятии это понижение уровня уже привело к проблемам с водоснабжением, рыбаки отмечают резкое ухудшение вылова рыбы, а на пересохших прибрежных торфяных болотах в середине зимы начались пожары, уже приведшие к человеческим жертвам.

Байкал «сливают»

Министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской объясняет столь низкий уровень воды в Байкале крайне засушливым летом 2014 года.

Но основная причина такого необычайно низкого уровня озера кроется совсем не в этом. Осенью 2014 года Правительство Иркутской области и руководство компании Иркутскэнерго, которой принадлежат гидроэлектростанции Ангарского каскада, выступили с инициативой опустить уровень Байкала ниже установленной Правительством РФ нормы в 456 м (постановление Правительства РФ от 26.03.2001 № 234 «О предельных значениях уровня воды в озере Байкал при осуществлении хозяйственной и иной деятельности», предписывающее сохранять среднегодовой уровень озера не ниже 456 и не выше 457 метров в Тихоокеанской системе отсчета (ТО).

Иркутские чиновники и гидроэнергетики аргументировали свою инициативу необходимостью поддержания стабильной работы водозаборов Иркутска, Ангарска и нескольких расположенных в его районе предприятий (в т.ч. и известного АЭХК) в неожиданно наступивший маловодный период.

Согласно данным Федерального агентства водных ресурсов, с лета 2014 г. пропускная способность Иркутского гидроузла была увеличена в целях гарантированного обеспечения работы водозаборных сооружений, расположенных в нижнем бьефе гидроузла. Также, по данным Росводресурсов, на 31 октября 2014 уровень Байкала составлял 456,43 м, а уровень Богучанского водохранилища - 203,36 м БС. На 31 декабря 2014 – соответственно 456,15 м и 204,97 м, на 16 января 2015 - 456,09 м и 205,33 м, на 27 января 2015 - 456,07 м и 205,59 м.

Такое странное совпадение (обмеление Байкала и наполнение водохранилища БоГЭС), вызывает вопрос: если в районе Ангарска уровня воды действительно может не хватать для работы водозаборов, почему же тогда не только Иркутская ГЭС, но и остальные ГЭС Ангарского каскада, расположенные ниже по течению реки, работают с повышенной пропускной способностью вместо того, чтобы ограничив объем пропускаемой воды, помочь накопить необходимый для водозаборов уровень воды в районе Ангарска? Исходя из приведенных данных, становится понятно, что истинная цель гидроэнергетиков – пользуясь сложившейся тяжелой ситуацией, как можно скорее окончательно заполнить водохранилище Богучанской ГЭС, самой нижней по течению ГЭС Ангарского каскада.

Режим повышенной готовности к чрезвычайной ситуации в Бурятии и Иркутской области в связи с резко понизившимся уровнем Байкала был введен после того, как глава Минприроды Сергей Донской обратился в Правительство РФ с соответствующим запросом. Но уже после введения режима повышенной готовности к ЧС, Донской вновь обратился в Правительство с целью согласовать единоразовый сброс уровня Байкала ниже установленного вышеупомянутым постановлением Правительства минимального уровня озера 456 м ТО, чтобы обеспечить стабильную работу водозаборов в нижнем бьефе Ангарского гидроузла.

Обо всех возможных опасных последствиях понижения уровня Байкала Сергей Донской отлично знал, об этом его многократно предупреждали представители общественных организаций, ученые и члены Правительства республики Бурятия, в т.ч. и осенью 2014 года, когда гидроэнергетики в очередной раз предложили понизить Байкал ниже установленной Законом минимальной отметки.

В сложившихся условиях, данные действия главы Минприроды совершенно нелогичны – зачем требовать введения ЧС из-за понизившегося, причем по известным ему причинам, уровня Байкала, и затем предлагать опустить уровень озера еще ниже? Но учитывая вышеприведенные данные Росводресурсов и сделанные на их основе выводы, все становится ясно – гидроэнергетики при поддержке Правительства решили завершить печально известный проект Богучанской ГЭС.

Богучанская гидроэлектростанция – затянувшаяся вот уже на 40 лет самая долгая стройка ГЭС в СССР-РФ, ради которой из зоны затопления будущего водохранилища, из родных мест было насильно переселено в общей сложности около 20 000 человек (более 12 000 до 1990 г и около 7000 после 2008 г). На затопляемой территории были сведены и сожжены огромные площади лесов, уничтожены тысячи ценнейших археологических памятников и потеряны многие месторождения полезных ископаемых. Богучанская ГЭС нужна только для пока еще строящихся Богучанского и Тайшетского алюминиевых заводов, а также для экспорта электроэнергии в Китай, которому на самом деле российская электроэнергия не нужна, как и активные попытки РФ завязать с ним хоть сколько-нибудь серьезные отношения.

Напомним, что гидроэлектростанции Ангарского каскада принадлежат компании «Иркутскэнерго», основным акционером которой является холдинг «ЕвроСибЭнерго», принадлежащий Олегу Дерипаске, также владеющему холдингом «Базовый элемент», в собственности одной из компаний которого последние 11 лет своего существования находился крупнейший загрязнитель Байкала – Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат, наконец-то окончательно закрытый в 2013 г. Вышеупомянутые алюминиевые заводы и многие другие предприятия, разрушающие природу Сибири, также принадлежат Дерипаске. Также часть акций «Иркутскэнерго» принадлежит Игорю Сечину, президенту ОАО «Роснефть».

Проблема изменения уровня Байкала далеко «наверху» уже не считается проблемой, а является согласованным решением, поэтому похоже, что Минприроды вместо выполнения прямых обязанностей по защите природы попросту следует поступающим сверху приказам. И становится ясно, почему Иркутская область совершенно не пытается хотя бы построить диалог по данной проблеме с соседней Бурятией, жители которой уже страдают от обмеления Байкала.

Недавно президент Бурятии Вячеслав Наговицын обвинил руководство Иркутскэнерго в понижении уровня Байкала, на что руководство компании жестко и ехидно ответило, предложив Правительству Бурятии «воздержаться от необоснованных и популистских высказываний» и «разработать порядок действий в условиях засухи или большой воды на Байкале».

Итак, на 27 января уровень Байкала составляет 456,07 м, а Богучанского водохранилища - 205,59 м. Согласно проекту, Богучанское водохранилище должно быть наполнено до отметки 208,00 м БС, следовательно, можно было бы предположить, что при сохранении действующей сейчас пропускной способности Иркутского гидроузла в 1300 куб.м/с, Богучанское водохранилище вскоре наполнится, в начале февраля пропускная способность Иркутской ГЭС будет уменьшена, и уровень Байкала все же не будет опущен ниже критической отметки в 456 м. Но принимая во внимание срочность обращения главы Минприроды в Правительство с просьбой изменить эту нижнюю минимальную отметку и скорость принятия решений – соответствующее Постановление Правительства уже проходит согласование – становится ясно, что на этом гидроэнергетики и чиновники не остановятся. Они будут пытаться «сливать» Байкал столько, сколько им будет нужно, чтобы, пользуясь случаем, быстрее получить максимальную прибыль от действующих ГЭС Ангарского каскада и стартующей Богучанской ГЭС.

Байкалу могут перекрыть воду

16 января в столице Монголии Улан-Баторе прошли слушания по оценке социально-экологического воздействия строительства гидроэлектростанции «Шурен», проектируемой в среднем течении главного русла реки Селенги – главном притоке Байкала, берущего истоки в Монголии. Несмотря на принятые Россией и Монголией осенью прошлого года решения о необходимости диалога по данному вопросу, слушания прошли в одностороннем порядке – без участия России. Минприроды РФ, выражая крайнюю обеспокоенность, направило в Монголию соответствующее письмо с указанием на необходимость диалога по данному проекту. Кроме ГЭС «Шурен» на самой Селенге, правительство Монголии планирует построить гидроэлектростанции и на ее притоках – Орхоне, Дэлгэрмурене и Эгийн-голе. Также в правительстве Монголии всерьез обсуждается проект, напоминающий жуткие планы СССР по развороту великих сибирских рек – проект строительства канала из реки Орхон в пустыню Гоби.

В Монголии сейчас тяжелая социальная и политическая ситуация. Кроме того правительство, вместо того, чтобы поддерживать развитие традиционного для страны кочевого животноводства, делает упор на экстенсивном освоении полезных ископаемых без оглядки на то, что при разработке их месторождений полностью уничтожаются ценнейшие природные комплексы, пастбища скота и даже археологические памятники международного значения. В начале января в Улан-Баторе прошла встреча правительства Монголии и представителей горнодобывающих компаний с руководством Всемирного Банка. На встрече были достигнуты договоренности о финансировании Всемирным Банком развития индустрии добычи полезных ископаемых в Монголии и, в том числе, конкретно о финансировании строительства ГЭС «Шурен», как источника электроэнергии.

Отметим, что подобные шаги Монголии и Всемирного Банка нарушают Международную Конвенцию о трансграничных водах и ряд других международных соглашений.

Каково будущее Байкала?

Байкал – крупнейшее в мире озеро, наследие всего человечества, жемчужина Сибири. Это гигантская, но хрупкая живая экосистема. При подобном обращении – полностью контролируемом ограниченном притоке и оттоке – из живого озера Байкал может превратиться в огромное регулируемое водохранилище, что постепенно будет вести к потере биоразнообразия вплоть до полного исчезновения многих обитателей озера, включая эндэмиков, и к общей деградации его экосистемы. Жизнь множества жителей Бурятии, Иркутской области и Монголии может оказаться в опасности.

Правительства РФ и Монголии должны понять это как можно скорее, потому что складывающаяся ситуация опасна не только для объекта Всемирного Природного Наследия – Байкала, но и в целом для экологического благополучия и экономики обеих стран. Все помнят, к каким трагическим последствиям привела тупиковая стратегия экстенсивного освоения ресурсов и проекты по осушению больших территорий в СССР. По сути, действовавшая тупиковая стратегия была одной из причин развала Союза. Не стоит повторять подобные ошибки в XXI веке.

Кристиан Ринчинов, 29 января 2015 г.,
Источник: http://www.plotina.net/budushhee-bajkala-pod-ugrozoj/

ЧЬИ ИНТЕРЕСЫ ОБСЛУЖИВАЕТ МИНПРИРОДЫ РОССИИ?

На прошлой неделе депутаты Госдумы заслушали докладминистра природных ресурсов и экологии РФ Сергея Донского. В ходе «правительственного часа» главе ведомства были заданы наиболее животрепещущие вопросы, касающиеся состояния окружающей среды в России – в том числе о Байкале и Богучанской ГЭС на Ангаре.

В первую очередь депутаты подняли вопрос о значительном понижении уровня Байкала. Заместитель председателя комитета Госдумы по природным ресурсам Иван Никитчук поинтересовался, кто провел этот «эксперимент», от которого «возникает угроза биоресурсам озера, обнажаются торфяники, и исчезает вода в колодцах населения».

Сергей Донской назвал ситуацию, сложившуюся на Байкале, «сложной». По его словам, накануне было принято решение о введении там режима чрезвычайной ситуации.

Министр отметил, что «такой низкий уровень Байкала мы имеем впервые». По мнению Донского, «в первую очередь это связано с климатическими условиями – маловодным летне-осенним периодом». Иных причин министр не озвучил, добавил лишь, что «в течение года будем проводить работы, чтобы смотреть, каким образом дальше будет развиваться ситуация».

Критические замечания по поводу проводимой министерством природных ресурсов РФ политики высказал заместитель председателя комитета Госдумы по природным ресурсам, природопользованию и экологии Анатолий Грешневиков.

По словам Грешневикова, «интересы министерства, обслуживающего общество потребления и сырьевую экономику, совпадают с интересами ресурсных компаний».

Поэтому, считает депутат, Минприроды РФ «не остановило затопление деревень и памятников при строительстве Богучанской ГЭС, не способствует повышению государственного надзора за окружающей средой», а также «медлит с возвращением обязательной государственной экологической экспертизы для оценки безопасности разных потенциально опасных производственных объектов».

Депутат настаивает на «скорейшем внесении в Госдуму РФ закона «О ратификации Европейской конвенции о доступе к экологической информации» и утверждает, что «принятие варварского Лесного кодекса, по которому лесами теперь управляют регионы, а хозяевами зелёного богатства стали арендаторы-лесорубы, ведёт нас к экологической катастрофе».

«Экологическая экспертиза обратно возвращается – и это факт», – возразил Сергей Донской. Министр заявил, что уже приняты законы, возвращающие экспертизу по отходам с июля следующего года, а по остальным объектам, наносящим вред окружающей среде – с января 2018 года.

«Что касается незаконной рубки – новый закон вступил в силу с 1 января и наша задача – сделать так, чтобы он был эффективным», – заключил Донской.

Лия Вандышева, 28 января 2015 г.,
Источник: http://www.plotina.net/chi-interesy-obsluzhivaet-minprirody-rossii/

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР РФ РАЗРЕШИЛ «СЛИВАТЬ» БАЙКАЛ НИЖЕ ДОПУСТИМОГО МИНИМУМА

До критической отметки Байкалу осталось 6 сантиметров. В правительстве РФ разрешили продолжать сброс байкальской воды через Иркутскую ГЭС и после достижения озером минимально допустимых значений.

2 февраля председатель правительства РФ Дмитрий Медведев встретился с вице-премьерами. Одним из вопросов на повестке стало обсуждение проблемы маловодья из-за падения Байкала до критических отметок.

«На настоящий момент уровень воды в Байкале 456 м 6 см фактически. 6 см осталось до критической отметки. При сегодняшнем действующем порядке, при достижении этой критической минимальной отметки вводится ограничение на пропуск воды через Ангарскую гидросистему, что может повлечь за собой негативное воздействие на энергообеспечение, водообеспечение, теплообеспечение социальных объектов и промышленных предприятий, находящихся в Ангарском бассейне», – сообщил Медведевузаместитель председателя правительства Александр Хлопонин.

Он отметил, что могут пострадать 329 социальных объектов, 230 тысяч жителей и 2,5 тысячи объектов. Поэтому было принято решение ограничения не вводить, а разрешить дальнейший сброс воды фактически в прежних объемах.

«Сегодня в правительстве подготовлены все необходимые документы на подпись, для того чтобы разрешить сброс в объёме 1,2-1,3 тыс. кубов для Ангарского узла. Это позволит сохранить устойчивое обеспечение, которое при этом не приведёт ни к каким рискам для населения, для жизнеобеспечения. Мониторинг проводится практически каждый день», – сказал Хлопонин.

Зампред отметил также, что со стороны Бурятии «возникают вопросы».

«Где-то порядка 68 тысяч жителей проживают на побережье Байкала. И реальные риски существуют в горизонте 200-500 м от берега, но в основном это риски, связанные с колодцами и с так называемыми частными водозаборами. Здесь тоже мы ведём полный мониторинг, и, я думаю, всё это находится под контролем, никаких вопросов не будет», – заявил он.

«В любом случае, контролируйте ситуацию, потому что всё равно это отклонение от нормы, поэтому должно вызывать внимательное отношение», – ответил на это Медведев.

Напомним, бурятские учёные считают, что идея о понижении уровня обусловлена погоней за прибылью энергетиков, а для Бурятии это грозит экологической катастрофой – массовым мором рыбы, а также обмелением колодцев в прибрежных сёлах.

3 Февраля 2015 г.,
http://www.plotina.net/baikal-medvedev-nizhe-minimuma/

БАЙКАЛ ОТСТУПАЕТ: ОБМЕЛЕНИЕ ОЗЕРА УГРОЖАЕТ УНИКАЛЬНОЙ ЭКОСИСТЕМЕ

Чрезвычайной была объявлена ситуация с озером Байкал на минувшей неделе. Жемчужина России действительно в состоянии небывалого критического обмеления. Уходит вода, иссякает рыба и вот уже вся уникальная экосистема под угрозой. Байкал отступает (местные рыбаки первыми на это обратили внимание), а вместе с ним отступает и рыба, которая традиционно водилась на мелководье. С научной точки зрения все объяснимо – исчезло главное звено пищевой цепочки.

Дмитрий Матафонов, исполняющий обязанности заведующего лабораторией паразитологии и экологии гидробионтов: «Это вот то, что было взято из кишечника хариува. Это рачки, которые населяют вот эту самую мелководную зону. Другие организмы, которые могут пострадать, это, конечно же, брюхоногие моллюски».

А ведь именно ими рыба и питается, и вынуждена в поисках корма уходить все дальше от берега.

Михаил Воронов, руководитель Ангаро-Байкальского территориального управления федерального агентства по рыболовству: «Все наши виды рыб плюс целый комплекс эндемичный, который составляет 80%, в том числе и омуль и нерпа. Предварительный расчет ущерба наши структуры сделали. Ежегодный ущерб составит более 6 миллиардов рублей в год».

Уровень Байкала всегда колебался, но впервые за все время наблюдений упал почти на полметра. И это уже не критическое отклонение, а почти катастрофа, отмечает корреспондент НТВ Андрей Григорьев.

Проблему нужно спешно решать на уровне страны, иначе уникальную экосистему Байкала будет уже не восстановить. А это не только само озеро, где водится около тысячи животных, но и многокилометровая зона вокруг него.

26 января 2015 г.,
Источник: http://www.plotina.net/baikal-otstupaet-ntv/

БАЙКАЛ: ГУМАНИТАРНАЯ КАТАСТРОФА

Байкал эксплуатируют. Уникальное озеро ежегодно становится предметом споров между разными силами, так или иначе претендующими на ресурсы: землю и потенциальную энергию водохранилища. Плоды обострившегося противостояния между иркутскими гидроэнергетиками и экологами из Улан-Удэ, независимым арбитром в котором до последнего времени казались федеральные власти, пресса обнаружила только сейчас, когда на горизонте показалась настоящая гуманитарная катастрофа.

27 тысяч человек – такое количество жителей может остаться буквально без воды в республике уже в феврале, заявил замминистра природных ресурсов Бурятии Александр Лбов в пятницу. Это 44 населенных пункта. Торфяники не прекращали гореть в Кабанском районе всю осень, не прекратили и зимой; в декабре на региональной трассе в жуткой аварии погибли два человека: средь бела дня фура протаранила легковушки при нулевой видимости в густом смоге. Первый же рабочий день нового года глава республики Вячеслав Наговицын начал с объявления: нужно вводить режим чрезвычайной ситуации. Воды самого глубокого в мире пресного озера уходят, забирая с собой и грунтовые протоки, ситуация катастрофическая, такого не наблюдалось 60 лет.

Новость разорвалась на федеральном уровне, как бомба. Через двое суток сенатор Тулхонов понесет генпрокурору РФ обращение: он хочет, чтобы Чайка проверил возможную вину иркутских энергетиков в «обмелении Байкала», но для Наговицына это скорее формальность, о техногенной вине корпорации «Иркутскэнерго», управляющей каскадом ГЭС на Ангаре, глава Бурятии заявил на первом же собрании правительства, и компания поспешила обидеться: предприятие не решает, сколько воды пропускать через плотину, это забота государственного регулятора «Росводресурсы». Для общественности вопрос остается открытым: кто виноват, и что делать, потому что делать нужно прямо сейчас.

Перекладывание ответственности, впрочем, не мешает «Иркутскэнерго» выдвигать свои требования: оказывается, несмотря на объемы сброса Иркусткой ГЭС в первых двух кварталах 2014 года, обманувшего ожидания абсолютно всех своей маловодностью, предприятиям ниже по течению реки тоже не хватает воды. Администрация Иркутской области и даже Минприроды «поддержали угрозы» компании: они знают, что это может привести к падению уровня озера еще на 20 сантиметров, но считают, что если не увеличить водосброс через ГЭС, могут начаться перебои в электро- и теплоснабжении, рискуют оголиться водозаборники ТЭС-10. О том, как это повлияет на Бурятское побережье Байкала, чиновники попросту не говорят, но в пятницу губернатор Ерощенко сделал «красивый жест», согласившись с необходимостью введения режима ЧС с республиканскими властями, только уже в двух субъектах федерации – по его мнению, Иркутская область рискует не меньше. Как возник конфликт интересов и зачем области понадобился «ответный ЧС», широкой публике становится понятно только сейчас.

Координатор байкальской программы Greenpeace России Аркадий Иванов давно наблюдает за конфронтацией между областью и республикой и объясняет, кто на самом деле находится в «страдательном залоге»: Есть ОАО «Иркутскэнерго» (собственность делят между собой ОАО «ЕвроСибЭнерго», это дочка En+ Group Олега Дерипаски, и ОАО «Интер РАО» с пакетом 40% акций, которым управляют околовластные олигархи Игорь Сечин и Борис Ковальчук, – ред.). У корпорации есть плотины и гидроэлекростанции. Само озеро территориально поделено между областью и республикой. Иркутскэнерго, тем не менее, через Ангару буквально контролирует весь Байкал. Если на Ангаре, в Иркутстке срабатывается много воды, – в Бурятии мелеют берега, обсыхают причалы, осушаются колодцы. Если ГЭС пропускают мало воды – Бурятию можно в Байкале утопить. То есть по факту получается, что Бурятия никак на «Иркутскэнерго» повлиять не может, а «Иркутскэнерго» на Бурятию влияет ежесекундно. Естественно, республика находится в полностью зависимом положении. Когда Иркутскую ГЭС только построили, уровень Байкала поднялся на метр, представляете? Все экосистемы, прибрежные и глубинные, были поставлены в новые условия и переформировывались. Это был огромный удар по озеру, многие десятилетия оно занималось только залечиванием ран. Поэтому сейчас, чем шире будет диапазон разрешенных уровней воды в озере, тем жёстче будет стрессовое влияние на экологию. Опыт показывает, что энергетики работают без особой оглядки.

Справедливости ради нужно заметить, что катастрофическая картина, которую, на первый взгляд, рисуют экологи и бурятские чиновники, тоже находит свою оппозицию. Сразу после громких обвинений Наговицына, свое экспертное мнение поспешил высказать академик Михаил Грачев, директор местного Лимнологического института СО РАН. Он заявляет, что необратимой угрозы экосистеме Байкала нынешнее понижение уровня не несет, потому что такое случается гораздо чаще, чем раз в 60 лет. По сведениям Грачева, в 1982 году уровень озера опускался до рекордно низкой отметки 455,27 метра, а региональная газета «Конкурент» издательской группы «Восточно-Сибирская правда» и вовсе публикует сведения о том, что за 46 лет эксплуатации Иркутской ГЭС своенравный Байкал выходил за нижнюю границу 18 раз и 17 раз преодолевал верхний предел.

Другое дело, что никакую критику не выдерживают и опасения чиновников Минприроды и иркутских властей о бедственном положении их области: об отсутствии угроз водоснабжению Ангарска открыто заявляет министр по природоохране этого же края Олег Кравчук, после заседания с участием представителей «Иркутскэнерго». Осмотр ТЭС специалистами его ведомства показал достаточный проектный уровень водозаборников на Ангаре, а тот факт, что Иркутская область в октябре хвасталась избытком электроэнергии в 3165,9 млн кВтч, и вовсе ни для кого не является секретом. Кроме этого, угрозы роста тарифов энергетиками часто произносятся без упоминания того факта, что стоимость электроэнергии на одного иркутянина в разы ниже таких же тарифов соседствующих областей и Бурятии, напоминает независимая газета «Новая Бурятия».

В своих заявлениях руководство республики опирается на факты, уже давно ставшие документальной действительностью, в отличие от аргументов иркутской стороны, считает знаменитый местный эколог Сергей Шапхаев, руководитель Бурятского регионального объединения по Байкалу: Последние полгода я считал, что проблема осушения колодцев касается прибрежных районов и населенных пунктов на территории Бурятии, потому что информация у меня была только по Бурятии. Но вчера мне сообщили, что такая же ситуация с колодцами появилась и в Листвянке, а Листвянка – это уже Иркусткая область. Поэтому у меня большое подозрение, что на Иркутской территории прибрежные населенные пункты тоже пострадают. Это в первую очередь Ольхонский район.

По республике же ситуация тяжелее: всего 51 населенный пункт, 65 тысяч человек. Из них 2 города, – Северобайкальск, обеспечен централизованным водоснабжением на 95%, и Бабушкин, который снабжается на половину. Кроме этого пять поселков городского типа, преимущественно тоже без централизованных систем. Остальные 44 насленных пункта – это села, деревни, улусы, всего 11% обладает хоть какими-то централизованными системами. Это и есть масштаб угрозы.

Село Ранжурово находится прямо в дельте Селенги, и местные жители ловили рыбу испокон веков. Вся деревня – одна рыболовецкая бригада. Я общался месяц назад с главой администрации, он мне так и сказал: «Мы выходим на лед, а рыбы нет, она ушла». Ушла, потому что обмелели территории, а дальше они идти бояться, лед тонкий.

Торфяные пожары начались осенью, а вода начала уходить из колодцев еще летом. Тот минимум по уровню, который мы должны были встретить весной, при таянии снега, мы встретили уже сейчас. Тушить торфяники бесполезно, их нужно предотвращать. Москвичи должны иметь хорошее представление об этом, если торфянники водой заливаешь, становится только хуже. Но их возникновение – это прямое следствие понижение уровня Байкала, потому что они подпитываются грунтовыми водами. Причем, такой проблемы раньше не было: когда построили первую ГЭС на Ангаре и уровень озера поднялся на метр, тогда и высокие земли впали в зависимость от грунтовых вод. Многие из теперешних торфяников находятся совсем далеко от берега, 20 километров и дальше.

Но самая важная деталь во всей этой истории – это то, что «шумиха» федерального уровня, поднявшаяся и в ведомствах, и в СМИ только после праздников, раздута искусственно. Контролирующим органам, природоохранным организациям и федеральным водным регуляторам ситуация с уровнем Байкала была известна чуть ли не с середины лета, но сохранялась без изменений, что граничит с преступлением, полагает Шапхаев: «Росводресурсы начали ставить вопрос о том, что нужно снижать критическую отметку Байкала на20 сантиметров, еще в октябре. 9-го декабря было заседание межведомственной комиссии (МВК) по охране озера Байкал, членом которой я являюсь, и там этот вопрос уже ставился, но, во-первых, мы требовали предоставить расчеты в доказательство, потому что с нами изъяснялись буквально на пальцах, а во-вторых, все крутилось только вокруг Ангарска, о Бурятии будто и забыли все вообще! 44 населенны пункта – их нет как будто, для федеральных чиновников Бурятии не существует, нет там проблем никаких», при этом необходимость увеличения водосброса через Иркутскую ГЭС попросту выдумана, считает эколог.

Лучшая новость заключается еще и в том, что ситуация не является патовой: существует компромиссные объемы водосброса через Иркутскую ГЭС, которые позволили бы оттянуть наступление критического уровня Байкала для Бурятии с февраля на апрель, без потери для иркутских энергетиков. В данных, которые опубликованы на сайте МВК, юридически находящегося в составе Минприроды РФ, указаны проектные уровни всех основных водозаборовна Ангаре.

Мало того, что по тем уровням, которые сбрасываются уже второй месяц, должны были оголиться водозаборы Ангарского электролизного химического комбината, – а он как работал, так и работает, – так ведь основной водозабор, который обеспечивает водой централизованно город Ангарск, не оголится, даже если понизить уровень водосброса до 1200 кубометров в секунду. Мы этого и добиваемся. Это и есть минимально допустимое значение для Ангары, которое не приведет к каким-либо перебоям. По всем имеющимся у нас данным, и данным Минприроды, кроме электролизного комбината других предприятий пострадать не должно. Но что представители «Иркутскэнерго», что администрация Ангарска заявляют противоположное, а других данных по водозаборам не приводят, официально заявляя, что «предприятия не согласились предоставить сведения». Они нагло врут. Это же смешно, почему уполномоченный орган не может затребовать законную информацию? Я вижу, что у нас на глазах происходит какая-то скрытая игра, мне не понятная.

Впрочем, по последним действиям власти становится ясно, что доводы бурятской стороны останутся неуслышанными, а федеральные ведомства выкручиваются, как могут: глава минприроды Сергей Донской поддержал идею руководства Иркутской области по введению режима ЧС и сообщил, что юридически этот статус территории позволит превышать границы по водосбросу в Ангару без изменения нормативных документов. Аркадий Иванов убежден, что, в отличии от Иркутска, для Бурятии режим ЧС не несет никакой коммерческой выгоды и вызван только страданиями населения от осушения колодцев: Так, как это явление носит массовый характер, власти будут недостаток банально компенсировать, бочками воду подвозить. Не думаю, что в режиме чрезвычайной ситуации есть какая-то экономическая выгода, разве что деньги сверху выделят на эти мероприятия. Какие уже там существуют коррупционные технологии, мне не известно. Коммерческих предприятий на самом Байкале достаточно мало. На Ангаре же ситуация другая – водозаборы многих промышленных установок стоят слишком высоко, и технически этот вопрос обычно решается размещением насосов в более глубоких горизонтах. Это физически возможно, просто, насколько я понимаю, предприятия не хотят вкладываться, потому что операция дорогостоящая. Установки придется перемещать практически полностью, многие решают сэкономить. Для таких корпораций гораздо проще лоббировать и настаивать на постоянно высоком уровне Ангары, а значит – низком уровне Байкала.

Ресурсы природы в момент времени ограничены, вне зависимости от желаний потребителей по обе стороны, которые Байкал попросту эксплуатируют, подытоживает эколог: Единственный вариант – равновесие. Есть установленный норматив 456-457 метров. Давайте будем работать внутри него. Это компромисс, не ущемляющий никого, но и не дающий привилегий или коммерческой выгоды. Этот баланс нет нужды срочно менять, все разговоры в таком направлении – спекуляции и оправдания. Просто «Иркутскэнерго» сначала поглотило больше воды, чем разрешено, из-за неправильного климатического прогноза Енисейского управления федерального регулятора, а теперь, понимая, что они резко выходят за пределы объемов, компания решила изменить постановление правительства, подстроить под себя, чтобы не попасть под наказания.

Безусловно, Байкал – это система динамическая. Конечно, существуют циклы, у всех климатических процессов есть свои синусоиды, но все факторы, все эти гармоники сложить вместе, такую картину, как сейчас, они не дадут. Иркутские энергетики начали срабатывать и срабатывают много воды, хотя уже в середине лета стало ясно, что год выдался сухой. Но они продолжали – и сейчас мы получили дефицит. Можно было скорректировать план по выработке хоть в середине года, но власти спохватились только сейчас. Мне кажется, сейчас это обыкновенное раздолбайство.

Месторождение

Постоянные попытки изменения законов в угоду промышленников, коммерсантов или энергетиков, – бич для Байкала не менее традиционный, чем халатность. Экологи привыкли бороться на этом поле с лоббистами самых разных мастей, и в последнее время добиваются результатов все чаще.

Еще в 60-х годах прошлого века на севере Байкала было открыто Холоднинское месторождение полиметаллических руд. Недра невероятной ценности: на их долю приходиться 34,1% запасов цинка и 11,2% свинца ресурсов всей России, что делает месторождение крупнейшим в стране. В 2004 году регулятор «Роснедра» выставил его на аукцион, воспользовавшись существовавшими пробелами в законодательстве (запрет на разработку месторождений в пределах Центральной экологической зоны Байкальской природной территории был уже тогда, однако границы зоны на тот момент утверждены не были). Лицензия на разработку по результатам аукциона была выдана в 2005 году ИФК «Метрополь», а вернее, её аффилированной компании ООО «ИнвестЕвроКомпани». Основателем «Метрополя» является Михаил Слипенчук, и хотя ныне он депутат Государственной думы, и компания ему формально больше не принадлежит, своего влияния депутат не потерял и экономический интерес сохраняет, убежден Аркадий Иванов: «Просто Слипенчук стал как раз один из тех депутатов, открыто лоббирующих законодательство в сторону ухудшения экологических условий. На сайте Госдумы можно найти все его подписи под «гадскими» поправками».

13 июня 2013 года Greenpeace России получил письмо из Федерального агентства по недропользованию, в котором сообщается о приостановлении до 2015 года действия лицензии на право разработки Холоднинского месторождения. Приостановка – не аннулирование, и экологи не намерены убирать месторождение из списка главных угроз озера, пока запрет не будет окончателен: «Мы очень хотим, чтобы её аннулировали. По новым законам выдать лицензию уже нельзя (в Центральной экологической зоне выработка металлических руд запрещена), но и старую почему-то аннулировать не хотят. Я могу только сообщить, что по своим каналам вижу попытки изменить и эти правовые условия, хотя в открытую перечень запретов править еще никто не предлагал. Территория Центральной экологической зоны на 83 % занята лесами. И эти леса пока еще защищены, но вызывают интерес у многих бизнесменов и чиновников, которые хотят построить там предприятие или особняк. Задавливать их получается только активной прямой работой, по последнему проекту поправок в закон «Об особо-охраняемых природных территориях (ООПТ)» мы полтора года ходили в Госдуму, сражались там с лоббистами. Должен сказать, что на практике никогда не угадаешь, какая фигура предстанет в роли лоббиста какой отрасли или позиции, часто обманываешься: допустим, в случае с последним законопроектом нас на удивление поддержало Минприроды».

Комбинат

Потенциальные отходы от разработки полиметаллических недр – это опасения будущего, а в прошлом ничто не нанесло большего урона Байкалу, чем легендарный Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат.

«БЦБК до своего закрытия составлял 90% всех загрязнений в Байкал. Понимаете, да? Оставшееся влияние микроскопическое, – объясняет эколог Иванов. – Источников-то много самых разных, просто они несопоставимы с комбинатом. Конечно, есть промышленность на Селенге, на её притоках, но там есть и дельта Селенги, которая как губка впитывает в себя многие отходы, в само озеро не пуская. Но масштабы абсолютно не те. И научная общественность, и просто общественность еще до самой постройки, от советских проектов в 50-х годах, мягко говоря, обалдевала, и во время работы все всегда трубили о заводе только негативно. Власть же показала экологическую риторику только в 1992 году, когда вышел первый «гайдаровский трактат», о модернизации БЦБК. Предложили перевести его на замкнутый водооборот, однако проект раз за разом терпел неудачи»

Однако самое загадочное в этой истории то, что завод, после своего первого закрытия из-за кризисного банкротства в 2009 году, открылся вновь и возобновил работу на еще три года. В 2010 году для погашения задолженности предприятия перед кредиторами, некоторые из которых, по всей видимости, оказались достаточно могущественны, чтобы точно также лоббировать свои интересы через правительство, судом был назначен внешний арбитражный управляющий, Александр Иванов. По удивительному стечению обстоятельств, уже в январе федеральные власти исключили производство целлюлозы, бумаги и картона из перечня видов деятельности, запрещенных в центральной экологической зоне Байкальской природной территории. Иванов представил план, предусматривающий продолжение деятельности комбината в течение последующих 24 месяцев и аккумулирование за указанный срок 2,6 миллиардов рублей для расчётов с кредиторами.

«Полгода завод раскочегаривался, и в середине 2010 года комбинат заработал уже на половину мощности (из предусмотренных двух очередей одну запустить так и не удалось). В среднем БЦБК выдавал 70 тысяч тон целлюлозы в год. Честно скажу, почему БЦБК начал работать снова в 2010 году – это загадка. Есть самые разные предположения, но кому понадобилось лоббировать через поправки премьер-министра Путина условия для работы столь грязного и невыгодного предприятия, без поиска альтернатив, не известно до сих пор. Его продукцию полностью гнали в Китай, на экспорт. Хотели довести предприятие до состояния выжатого лимона, и эффект проявился быстро: в том же году первые аварии погубили двоих работников».

Только в 2012 году следующая управляющая компания ООО «ВЭБ Инжиниринг» привлекла ЗАО «Гипробум-Пеуру» (структура финской Poyry) составить свое впечатление об эффективности и дать заводу экспертную оценку. Финская компания публично признала комбинат полностью устаревшим по всем параметрам, экономически неэффективным и экологически опасным. В феврале 2013 года вице-премьер Правительства РФ Аркадий Дворкович заявил о том, что принято решение о закрытии комбината и переносе производства на другие предприятия.

Экологи смогли выдохнуть спокойно, точка была поставлена, рассказывает представитель Greenpeace Аркадий Иванов: Говорить, что проблема решена полностью, нельзя, потому что предприятие работало почти 50 лет, и от него осталось гигантское количество отработанного материала. Это 6 миллионов тонн лежащих на берегу отходов. Их нужно правильным образом утилизировать. Проект разработан, в прошлом году он проходил общественные слушания, настоящие, в Байкальске, потом госэкспертизу. Деньги выделены из бюджета, утилизировать обещают начать в 2015 году. Кроме того, когда завод останавливают, штат увольняется. Сотрудников нужно куда-то трудоустроить. В начале прошлого года я запрашивал центр занятости населения, министерство труда Иркутской области и прочих, – к тому времени 10% работников уже было перераспределено, всего имелось 150 свободных вакансий, плюс были предложения на предприятия в Иркутске, и даже, например, предложения от Тихвинского вагоностроительного завода: предоставляли жилье и даже переезд оплачивали. По моим впечатлениям, власти делают все возможное, хотя недовольные все равно находятся: в 2014 году там прошли и митинги и даже голодовки.

Спирогира

Однако не всегда угроза Байкалу, в прямом смысле, «проистекает» со стороны промышленников. Весь 2014 год не утихал ажиотаж вокруг распространения по акватории озера совершенно безвредной, но чужеродной водоросли спирогиры. Беспокойство было вызвано масштабами: обнаружилось, что за 2013 год на берегу сгнило 1,5 тонн водоросли, начинающей вытеснять другие культуры. Между тем, цветение спирогиры напрямую зависит от содержания диоксидов фосфора и азота в воде, а они, в свою очередь, приносятся банальными бытовыми отходами и продуктами жизнедеятельности человека.

«Стрессовых мер для спирогиры никаких не существует, потому что сейчас зима, и все эти водоросли подохнут, остатки снова вывалятся на берег, – поясняет эксперт. – Это процесс циклический, он устойчив, только когда устойчивы выбросы диоксидов в воду, главные из которых – как раз составляющие моющих средств, бытовых отходов и удобрений, которыми спирогира буквально питается. Устрани питательную среду – водоросль сама исчезнет».

В этой ситуации вину можно усмотреть преимущественно на бурятской стороне, потому что именно побережье республики находится большое количество неразвитых сел, без устроенной системы как водоснабжения, так и канализации. По сути, это обыкновенные деревни, считает эколог Аркадий Иванов: «Ведутся научные исследования, местным Лимнологическим институтом, у них каждый год экспедиции. Параллельно Бурятский Росприроднадзор заказал исследования для двух районов республики, и цель там – понять, как частные владения, которые не имеют специально-оборудованных систем канализации, влияют на озеро Байкал. Об этом мне в частной беседе сообщил глава этого природного регулятора, в прошлом году. Сейчас буду запрашивать результаты. Но вообще решение одно, тут даже думать не о чем – надо вводить локальные очистные сооружения, муниципальные, и службу ассенизаторную. Вакуумная машина приехала – выкачала отходы из отстойника, привезла на сооружение, отходы отчистили, отделили сухую субстанцию от жидкой, чтобы ничего свободно не распространялось, – всё, все довольны. Но на это тоже нужны средства. Современные рыночные установки дорогие, а советский инфраструктурный ресурс а Бурятии давным-давно выработан. За последнее время новые очистные сооружения ввели только в Байкальске»

ГЭС «Шурэн»

Часто вопросы экологической безопасности выходят и на уровень межгосударственной дипломатии. У Байкала сейчас тоже появился опасный прецедент. За последние несколько лет соседствующая Монголия сделала много шагов на пути к достижению энергетической независимости, в том числе и от российского экспорта. В некоторой степени, такое стремление было катализировано неаккуратной ценовой политикой российской стороны в середине 2011 года, вызвывавшей недоумение руководства Монголии и топливный дефицит внутри страны.

«Была выработана стратегия развития энергетики, – разъясняет конъюнктуру Иванов. – Среди них был пункт о строительстве плотин, 25 больших и малых гидроэлектростанций и даже совсем экзотические проекты, вроде переброса русла реки Орхон, притока Селенги, аж в пустыню Гоби». Эти и еще несколько проектов внутри одной программы рассматривались и разрабатывались «втихаря», правительством Монголии, пока не были найдены российским «Гринписом»».

Проект, приковывающий больше всего внимания – это ГЭС «Шурэн» в русле главного притока Байкала – знаменитой реки Селенги, истоки которой выходят далеко за пределы республики Бурятия. Формально Монголия имеет полное право перегородить реку – согласно единственному соглашению между Россией и Монголией по этому поводу, подписанному в 2005 году, каждая страна сама решает, как использовать водные ресурсы. Однако экологи незамедлительно забили тревогу: получилось, что бурятской Селенге и части Байкала угрожают сразу с обеих сторон, отмечает Аркадий Иванов: Не проводилось абсолютно никаких исследований, касающихся реакции Байкала на эти проекты. Строительство ГЭС вообще всегда ухудшает состояние рек, Селенга не может быть исключением. Твердые частицы и строительные отходы, которые контролировать практически невозможно, будут спускаться вниз по течению, в виде плотных взвесей. Дельта Селенги, место, где она впадает в Байкал – это в принципе крупнейшая пресноводная дельта в мире, совершенно уникальная территория, и она может размыться этими частицами, как абразивом.

Но в прошлом году монгольская сторона при немалом давлении со стороны российских чиновников все же согласилась приостановить разработку проекта «Шурэн», хотя уже были найдены и инвесторы проекта в лице Арабского фонда экономического развития Кувейта, и кредитор, в лице Всемирного Банка.

Впрочем, международные природоохранные конвенции и так формально перебивали двухстороннюю договоренность между странами по самовольному использованию трансграничной реки, считает координатор байкальских проектов Greenpeace России: Конвенцию об охране всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО ратифицировали обе страны, как Россия, так и Монголия. По этому документу все проекты которые в одностороннем порядке влияет на охраняемые зоны, должны согласовываться с государствами, где эта зона расположена. Сейчас Монголия вышла на именно такой дипломатический диалог, хотя изначально руководство «отмазывалось»: заявлялось, что стратегия находится в зачаточном состоянии, хотя мы уже видели готовые проекты гидроэлектростанций. Экологи поставили в известность обе стороны, а на главного спонсора проектов – Всемирный Банк, Гринпис сейчас собирает большую и мощную жалобу.

Но это скорее исключение из правил. Эксперты заявляют, что в большом масштабе успехи в общении с властью у экологов есть, теперь их исследования берут в расчет. Но, как показывает опыт что «Иркутскэнерго», что Комбината, конкретные действия всегда просеиваются через сито экономической выгоды, а лоббистами решения в пользу экологии принимаются в крайнем случае, только когда они теряют к Байкалу интерес. Сейчас коммерсанты разных мастей продолжают испытывать озеро на прочность, и если воды все стерпят молчаливо, десятки тысяч местных жителей, оставленные без питьевой воды и традиционного промыслового заработка на пару месяцев, молчать вряд ли станут. Их судьбу срочное заседание комиссии при президенте решит уже на следующей неделе.

Кирилл Руков, 9 января 2015 г.,
Источник: http://www.plotina.net/bajkal-gumanitarnaya-katastrofa/

(Из бюллетеня "Экология и права человека" под ред. Льва А. Федорова)

Еще на эту тему:

Байкал катастрофически мелеет

Уровень Байкала упал почти до критической отметки