1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Провал федеральной программы «Охрана озера Байкал»

baykal23Активисты Общероссийского народного фронта по итогам мониторинга выполнения федеральной целевой программы «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012-2020 годы», на реализацию которой выделено почти 57,2 млрд рублей, заявили о провале ФЦП. Как сообщила 23 октября пресс-служба ОНФ, общественники направят документы с результатами мониторинга в Счетную палату и обратятся в Минприроды РФ с просьбой разъяснить выявленные факты.

«Ни о каком эффективном расходовании миллиардов бюджетных средств здесь речи идти не может. О чем говорить, если только на подготовку доклада о состоянии озера Минприроды России ежегодно тратит 2,8 млн рублей, и при этом содержание докладов не имеет ничего общего с реальной ситуацией на Байкале, — отметил сопредседатель Центрального штаба ОНФ Александр Бречалов. — Считаем преступной халатностью доведение ситуации на озере до состояния экологической катастрофы вкупе с попытками завуалировать проблему, за которую соответствующие должностные лица должны понести ответственность. Нельзя закрывать глаза на вопиющий «слив» миллиардов бюджетных средств в погибающий Байкал».

Как отметили в пресс-службе, в программу заложено много мероприятий, не нацеленных на решение экологических проблем озера Байкал. Среди них – ликвидация последствий отрицательного воздействия добычи угля на окружающую среду Холбольджинского угольного разреза стоимостью 2 млрд рублей, проведение работ по демеркуризации цеха ртутного электролиза в Усолье-Сибирском стоимостью 1,76 млрд, берегоукрепление Иркутского водохранилища за 461,3 млн, а также строительство административно-музейного комплекса «Национальный парк Тункинский» за 37,2 млн рублей. «Эти и другие весьма дорогостоящие мероприятия, прописанные в федеральную целевую программу, никак не могут повлиять на улучшение экосистемы озера», — заявили в пресс-службе.

По словам эксперта группы общественного мониторинга по проблемам экологии и защиты леса регионального штаба ОНФ в Иркутской области Екатерины Удеревской, на строительство и ввод в эксплуатацию 13 мусоросортировочных и мусороперегрузочных станций и 49 полигонов твердых бытовых отходов было заложено 7 млрд рублей, из них 482 млн — на 2014-2015 годы. «Согласно отчетам о реализации программы, мусоросортировочные, мусороперегрузочные станции и полигоны бытовых отходов так и не построены, — подчеркнула Екатерина Удеревская. — При этом рекультивация несанкционированных свалок вокруг Байкала перенесена с 2015 на 2020 год, причем на ликвидацию свалок по программе было заложено всего 34,8 млн рублей. На сегодняшний день уборкой территорий озера и ликвидацией несанкционированных свалок занимаются волонтерские движения и общественные организации, которые вывозят тонны мусора».

Кроме того, по данным пресс-службы, на модернизацию и реконструкцию 46 комплексов очистных сооружений, согласно программе, планируется потратить более 11,2 млрд рублей, из них 696,5 млн были выделены в прошлом году и еще более 1 млрд – в текущем. При этом очистные сооружения, расположенные в настоящее время вблизи озера Байкал, работают нестабильно.

Все собранные в ходе мониторинга документы активисты намерены направить в Счетную палату РФ для учета в экспертно-аналитической работе в соответствии с созданным по поручению президента России механизмом взаимодействия ОНФ с указанным ведомством.

Илья Новиков
(МК-Байкал, 23.10.2015)

 

ОЗЕРО СТРОГОГО РЕЖИМА

В Борьбе за право жить и работать на земле своих предков ходоки из Бурятии дошли до президента России

В последнее время Байкалу не везет — обмеление, водоросли спирогира, исчезновение омуля, лесные пожары и прочие напасти, охотно объясняемые чиновниками не столько изменениями климата, сколько пресловутым человеческим фактором. Раз так, министерство природных ресурсов Российской Федерации не придумало ничего лучше, чем этот человеческий фактор устранить. Нейтрализовать. В буквальном смысле слова. Подробности — в расследовании «МК».

«Драконовы законы»

5 марта 2015 года правительство РФ приняло распоряжение №368-р, которое утвердило границы водоохранной зоны «славного моря» шириной от 10 до 80 километров, установив рекорд. Ведь у других пресноводных объектов эти зоны не превышают 200 метров, а у морей и океанов — полкилометра. Чем это чревато?

А тем, что этим распоряжением (вкупе со статьей 65 Водного кодекса РФ) в 80-километровой зоне устанавливаются особые правила хозяйствования. Точнее сказать — запрещается вообще какая-либо хозяйственная деятельность. А именно — сброс сточных вод, применение химикатов и пестицидов, размещение АЗС и СТО, кладбищ и скотомогильников, мусорных свалок, туалетов и полигонов, а также передвижение и стоянка транспортных средств (кроме специализированных) на дорогах и площадках без твердого покрытия.

Но главное, распоряжение ограничило ловлю рыбы, заготовку леса и переработку древесины (традиционные виды деятельности поморцев), вынуждая тем самым людей к переезду на новое место жительства и превращая байкальские берега в «зону отчуждения», подобную Припяти. Понятно, что нарушение вышеперечисленных требований карается административным наказанием.

Ограничения в правах на полноценную жизнь касаются 130 тысяч граждан, проживающих в 159 населенных пунктах Бурятии и Иркутской области. Еще вчера эти люди пребывали в счастливом неведении относительно своего положения — до них инициативу минприроды РФ не довели. Просто однажды они стали получать отказы в оформлении земельных участков в собственность, что в конечном итоге приобрело массовый характер. В итоге равенство прав граждан, гарантированное Конституцией РФ, нарушилось.

Одними из первых в защиту собственных интересов встали жители поселка Усть-Баргузин, находящегося в 300 километрах от столицы Бурятии — Улан-Удэ.

— Что получается? Получается, что нам ничего нельзя, жизнь для нас замерла. Землю взять не можем, поехать на машине тоже не можем, — негодует Галина Арсеньева, жительница Усть-Баргузина, председатель инициативной группы, добравшейся до Москвы. — Проще перечислить, что можно!

— А что можно? — спрашиваем.

— Дышать можно!

— А какать нам, простите, куда? — присоединяется индивидуальный предприниматель Валерий Кузнецов. — Сходил в туалет — готовь 4 тысячи рублей штрафа, вспахал огород — еще столько же!..

— Я отдал лесу 45 лет своей жизни, — говорит ветеран труда, кавалер ордена Ленина и почетный гражданин Республики Бурятия Владимир Тормозов. — И теперь должен куда-то уезжать? Нас вынуждают, а мы не хотим покидать родные места. Мы хотим здесь жить и работать, растить здесь детей и внуков.

Когда люди осознали весь масштаб катастрофы, перешли к решительным действиям. Написали письмо президенту Владимиру Путину, за несколько дней собрали около 8 тысяч подписей (можно было бы и больше, но поджимало время), скинулись и командировали в Белокаменную самых инициативных и пробивных. Чтобы донести до главы государства народное слово об антинародности чиновничьего распоряжения. В конце концов, когда в министерстве природных ресурсов принималось это решение, людей ведь никто не спросил. «Про нас даже не вспомнили», — убеждены ходоки.

Между тем в самой Бурятии отношение к инициативе природного ведомства однозначно отрицательное. Выяснилось, в частности, что еще в период согласования проекта документа глава Бурятии Вячеслав Наговицын высказал свое сомнение в адекватности предлагаемых ограничений. Но если правительство России все же пойдет на подобные меры, то республика вправе рассчитывать на компенсацию неизбежных расходов в объеме не менее 18,2 миллиарда рублей. Распоряжение в результате вышло, а про компенсацию — не слышно.

28 августа 2015 года на очередной сессии депутаты Народного Хурала (парламента республики) рассмотрели обращение жителей прибрежных сел, поддержали его и по своим парламентским каналам адресовали не только главе государства, но и председателю правительства, спикерам Совета Федерации и Государственной Думы. О реакции пока неизвестно.

Батор Цыренов, председатель Бурятского регионального отделения всероссийского общества охраны природы:

— Федеральные власти фактически забирают Байкал у жителей Бурятии. Они подготовили нормативную базу, которая резко ограничивает условия жизни людей и нарушает права не только населения прибрежных районов республики, но и всей Бурятии.

«Вам все можно!»

Галина Арсеньева и Александр Корнеев стали теми самыми инициативными и пробивными. В Москве они побывали в газете, на студии телевидения, с переменным успехом искали справедливость в приемных нескольких политических партий, государственных органов власти, и даже попали на прием к омбудсмену по правам человека. А в управлении при президенте РФ по работе с обращениями граждан их обнадежили, сообщив, что «обращение будет лежать на столе у Владимира Путина». Но самое интересное было там — в министерстве природных ресурсов России, где выяснились прелюбопытные факты.

Рассказывает Александр Корнеев:

— 1 октября 2015 года я попал к замминистру природных ресурсов Семену Леви один. Галина Георгиевна пошла на «ОТР». Говорю ему так, мол, и так, нам теперь ничего нельзя. А он говорит: «Вам все можно! Я дам соответствующую бумагу. Только скажите своей спутнице, чтобы она не ходила на телевидение!». А я развожу руками: мол, поздно уже!

— Потом, 5 октября, мы пришли вдвоем, — присоединяется Арсеньева. — Он показывает нам бумагу и повторяет: «Вам все можно!».

А что — «можно»? Документ гласит, что в границах водоохранной зоны не запрещается оборот земельных участков, не запрещается эксплуатация старых (созданных до 1 января 2007 года) объектов вроде СТО, кладбищ и туалетов. Но запрещается размещение новых. Хрен редьки не слаще.

В конечном итоге ходоки узнали, что границы водоохранной зоны озера Байкал — не его вопрос. Что ему просто поручили показать нам бумагу. «Мне вообще осталось шесть месяцев до пенсии!» — сказал чиновник. «Мы поможем вам уйти пораньше!» — пообещали активисты. Это — во-первых.

Во-вторых, по версии министерства, экологи якобы уже давно добиваются, чтобы на байкальских берегах остались лишь тайга да звери. «Так и будет!» — заверил чиновник. «Так и есть! — согласились активисты. — Кем, как не зверьми вы считали нас, когда разрабатывали это распоряжение?».

Как бы то ни было, по сведениям «МК», в конце сентября другой заместитель министра природных ресурсов и экологии России Ринат Гизатулин отправил главе Бурятии Вячеславу Наговицыну письмо, которым фактически подтвердил силу распоряжения о запрете хозяйственной и иной деятельности в 80-километровой зоне у Байкала.

— Главная проблема в минприроды РФ — не только несогласованность действий, но и коррупция, — считают члены инициативной группы.

Сибиряки - дурной народ

Наши герои заявляют: они не станут «гадить» там, где едят, и готовы поддерживать экологию — но не такими же методами: «Складывается впечатление, что федеральные чиновники и сибиряки живут в разных государствах и говорят на разных языках. Они никогда не поймут нас, потому что не видят ничего дальше своего носа, «высасывают» законы из пальца и при этом совершенно не учитывают наше мнение. Мы для них — быдло. Пустое место!».

И добавляют: «Для достижения целей существуют как ординарные методы — обращения, переговоры, так и неординарные — митинги, забастовки. Сибиряки — дурной народ. Если власти не будут соблюдать наши права, мы сами встанем на их защиту...».

Арнольд Тулохонов, член Совета Федерации ФС РФ от Бурятии:

— Минприроды РФ нарушило статью 72 Конституции РФ, не дало согласовать границы водоохранной зоны озера Байкал субъектам Байкальского региона и не подумало о судьбе местного населения. Ранее, 30 сентября 2015 года, на пленарном заседании Совфеда я предложил выразить вотум недоверия руководству министерства, внести изменения в закон об охране озера Байкал для устранения ограничений на развитие инфраструктуры, вынести научное обоснование новых границ водоохранной зоны и повысить роль региона в охране лесов. Есть много дурных законов, и их надо исправлять.

Вячеслав Наговицын, глава Бурятии:

— Сейчас «наверху» в определенных структурах имеется понимание проблемы, и она решится в пользу народа.

Сергей Шапхаев, директор Бурятского регионального объединения по Байкалу:

— Отменить распоряжение №368-р от 5 марта 2015 г. не значит снять запрет, во-первых, на оформление в собственность земельных участков у Байкала (поскольку эта норма содержится не в Водном, а в Земельном кодексе РФ), а, во-вторых, на движение и стоянку там транспортных средств на дорогах и площадках без твердого покрытия. Большинство дорог местного значения здесь не оформлены и не внесены в дорожный реестр из-за дороговизны такой процедуры. По идее, передвижение по ним уже давно запрещено. Но надзорные органы пока не штрафуют людей, потому что это полностью парализует жизнедеятельность в деревнях и поселках. А потому лучше внести поправки в распоряжение и тем самым упростить бюрократическую процедуру. В частности, можно уменьшить границы водоохранной зоны озера Байкал до границ его прибрежной защитной полосы — то есть до 200 метров, и исключить ограничения в обороте земельных участков в поселениях на территории объекта всемирного природного наследия.

P.S. Конфиденциальный источник сообщил корреспонденту «МК», что некоторые лица пытаются лоббировать серьезные изменения в природоохранном законодательстве на озере Байкал под маркой отмены злополучного распоряжения, поскольку хотят добиться снятия запрета на строительство газопроводов и разработку крупных месторождений полезных ископаемых на севере Бурятии. И привлекают к этому простых граждан, сея смуту в их головах и «натравливая» на федеральные власти. Подтвердится ли эта информация — покажет время. Мы следим за развитием событий.

Роксана Родионова
(МК-Улан-Уде, 21.10.2015)

 

АКАДЕМИК МИХАИЛ ГРАЧЕВ ПОДДЕРЖАЛ ПОЗИЦИЮ ОНФ О ПРОВАЛЕ ФЦП «ОХРАНА ОЗЕРА БАЙКАЛ»

Главный научный сотрудник Лимнологического института СО РАН, академик Михаил Грачев поддержал позицию Общероссийского народного фронта, который заявил о провале федеральной целевой программы «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012-2020 годы». Как сообщил «МК Байкал» сегодня, 27 октября, Михаил Грачев, указанная программа не обеспечивает охрану Байкала, выделенные по ней средства, по мнению академика, расходуются неэффективно.

«Я в целом согласен с тем, о чем написали активисты Общероссийского народного фронта, их мнение совпадает с моим, — заявил «МК Байкал» Михаил Грачев. — Указанная федеральная целевая программа не служит цели охраны озера Байкал. Расходование денег, выделенных по программе, в территориях, на мой взгляд, происходит неэффективно. И в этом виновато не руководство этих территорий, это системный кризис».

По словам Михаил Грачева, подавляющее число мероприятий, входящих в ФЦП, не относится к защите Байкала. «Одно из мероприятий этой программы — берегоукрепление Иркутского водохранилища, которое не имеет никакого отношения к Байкалу, потому что находится ниже по течению Ангары. Кроме того, туда заложена демеркуризация ртутного загрязнения в Усолье-Сибирском, которое не может попасть в озеро, поскольку этот город тоже находится ниже по течению. В программе есть и сооружения для очистки воздуха в Шелехове, от которого примеси до Байкала тоже не долетают, — отметил Михаил Грачев. — При этом строительство канализации, водопровода и очистных сооружений на западной стороне Байкала в прибрежной зоне в ФЦП не заложено».

Как сообщал «МК Байкал», активисты Общероссийского народного фронта по итогам мониторинга выполнения федеральной целевой программы «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012-2020 годы», на реализацию которой выделено почти 57,2 млрд рублей, заявили о провале ФЦП. Как сообщила пресс-служба ОНФ, общественники направят документы с результатами мониторинга в Счетную палату и обратятся в Минприроды РФ с просьбой разъяснить выявленные факты.

По мнению активистов ОНФ, в программу заложено много мероприятий, не нацеленных на решение экологических проблем озера Байкал. Среди них – ликвидация последствий отрицательного воздействия добычи угля на окружающую среду Холбольджинского угольного разреза стоимостью 2 млрд рублей, проведение работ по демеркуризации цеха ртутного электролиза в Усолье-Сибирском стоимостью 1,76 млрд, берегоукрепление Иркутского водохранилища за 461,3 млн, а также строительство административно-музейного комплекса «Национальный парк Тункинский» за 37,2 млн рублей.

В свою очередь, министерство природных ресурсов и экологии РФ в связи с обвинениями ОНФ разъяснило общественности подлинный смысл федеральной целевой программы «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012-2020 годы». По словам директора департамента экономики и финансов ведомства Сергея Бубенова, указанная ФЦП с момента разработки концепции и утверждения правительством России не ограничивалась только экологическими проблемами охраны Байкала, а охватывала и вопросы социально-экономического развития Байкальской природной территории, что нашло отражение в ее названии.

При этом Минприроды РФ признало факт срыва сроков реализации федеральной целевой программы «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012-2020 годы». Как сообщила пресс-служба Минприроды, сроки исполнения работ, включенных в ФЦП, приходится переносить из-за несвоевременной подготовки проектно-сметной документации по объектам коммунальной сферы.

Илья Новиков
(МК-Байкал, 27.10.2015)


СВЯЩЕННОЕ ОЗЕРО СЛИВАЮТ В МИЛЛИАРДЫ РАСПИЛЕННЫХ РУБЛЕЙ

ОНФ обвинил чиновников в замалчивании экологической катастрофы на Байкале

Активисты Общероссийского народного фронта по итогам мониторинга выполнения федеральной целевой программы «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012-2020 годы», на реализацию которой было выделено почти 57,2 млрд рублей, заявили о провале ФЦП. Общественники намерены направить документы с результатами мониторинга в Счетную палату и обратиться в Минприроды РФ с просьбой разъяснить выявленные факты.

В свою очередь, Министерство природных ресурсов и экологии РФ признало факт срыва сроков реализации федеральной целевой программы «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012-2020 годы». В министерстве подчеркнули, что указанная ФЦП с момента разработки концепции и утверждения правительством России не ограничивалась только экологическими проблемами охраны Байкала, а охватывала и вопросы социально-экономического развития Байкальской природной территории, что нашло отражение в ее названии.

«Ни о каком эффективном расходовании миллиардов бюджетных средств здесь речи идти не может. О чем говорить, если только на подготовку доклада о состоянии озера Минприроды России ежегодно тратит 2,8 млн рублей, и при этом содержание докладов не имеет ничего общего с реальной ситуацией на Байкале, — отметил сопредседатель Центрального штаба ОНФ Александр Бречалов. — Считаем преступной халатностью доведение ситуации на озере до состояния экологической катастрофы вкупе с попытками завуалировать проблему, за которую соответствующие должностные лица должны понести ответственность. Нельзя закрывать глаза на вопиющий «слив» миллиардов бюджетных средств в погибающий Байкал».

Присели на волонтеров

Как отметили в пресс-службе ОНФ, в программу заложено много мероприятий, не имеющих конечной целью решение экологических проблем озера Байкал. Среди них – ликвидация последствий отрицательного воздействия добычи угля на окружающую среду Холбольджинского угольного разреза стоимостью 2 млрд рублей, проведение работ по демеркуризации цеха ртутного электролиза в Усолье-Сибирском стоимостью 1,76 млрд, берегоукрепление Иркутского водохранилища за 461,3 млн, а также строительство административно-музейного комплекса «Национальный парк Тункинский» за 37,2 млн рублей. «Эти и другие весьма дорогостоящие мероприятия, прописанные в федеральную целевую программу, никак не могут повлиять на улучшение экосистемы озера», — считают активисты.

По словам эксперта группы общественного мониторинга по проблемам экологии и защиты леса регионального штаба ОНФ в Иркутской области Екатерины Удеревской, на строительство и ввод в эксплуатацию 13 мусоросортировочных и мусороперегрузочных станций и 49 полигонов твердых бытовых отходов было заложено 7 млрд рублей, из них 482 млн — на 2014-2015 годы. «Согласно отчетам о реализации программы, мусоросортировочные, мусороперегрузочные станции и полигоны бытовых отходов так и не построены, — подчеркнула Екатерина Удеревская. — При этом рекультивация несанкционированных свалок вокруг Байкала перенесена с 2015 на 2020 год, причем на ликвидацию свалок по программе было заложено всего 34,8 млн рублей. На сегодняшний день уборкой территорий озера и ликвидацией несанкционированных свалок занимаются волонтерские движения и общественные организации, которые вывозят тонны мусора».

Очистных как не было, так и нет

Кроме того, по данным пресс-службы, на модернизацию и реконструкцию 46 комплексов очистных сооружений, согласно программе, планируется потратить более 11,2 млрд рублей, из них 696,5 млн были выделены в прошлом году и еще более 1 млрд – в текущем. При этом очистные сооружения, расположенные в настоящее время вблизи озера Байкал, работают нестабильно.

Все собранные в ходе мониторинга документы активисты намерены направить в Счетную палату РФ для учета в экспертно-аналитической работе в соответствии с созданным по поручению президента России механизмом взаимодействия ОНФ с указанным ведомством.

В свою очередь, в пресс-службе Минприроды России пояснили, что сроки исполнения работ, включенных в ФЦП, приходится переносить из-за несвоевременной подготовки проектно-сметной документации по объектам коммунальной сферы.

«Населенные пункты не обеспечены современными очистными сооружениями и оборудованием по сбору и обеззараживанию отходов. Минприроды России неоднократно требовало от региональных властей активизировать работы по проектированию и строительству объектов, — подчеркнули в пресс-службе. — Выступить же государственным заказчиком проектирования и строительства объектов муниципальной и региональной собственности – комплексов очистных сооружений, полигонов ТБО, мусоросортировочных, мусороперегрузочных станций и так далее Минприроды России не может в соответствии с действующим законодательством».

Это не то, что вы думали

Активисты ОНФ не только прямо заявили о наличии мусорной проблемы на Байкале и заставили чиновников публично, наконец, ее признать. Самое главное, они открыли глаза себе и народу на то, что федеральная программа по защите озера Байкал совсем не то, за что ее принимали все эти годы. Оказывается главная ее цель вовсе не экологическая, а экономическая, о чем не преминули сказать чиновники, ткнув носом активистов в то, что они не умеют вдумчиво и внимательно читать документы. Оказывается главный смысл этого документа не в первой части его названия, а во второй. Программа называется «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012-2020 годы», но вот, незадача, что вторая часть ее названия несовместима с первой и обе они являются антагонистами друг другу. Нельзя заниматься экономическим развитием любой территории, а тем более Байкальской, охраняя и сохраняя ее. Любая человеческая деятельность, даже самая безобидная, наносит ущерб среде, поэтому экология и производство — это вечная борьба за сохранение и истребление ресурсов. Однако авторы программы, судя по всему, не имели в своей голове экологических помыслов, а использовали их исключительно для ширмы, чтобы прикрыть свои алчущие устремления.

Но теперь активисты ОНФ эту ширму, сами того даже, может, и не ведая, нечаянно растоптали. Она рухнула, и общественности явился подлинный смысл всего происходящего. По словам директора департамента экономики и финансов Минприроды РФ Сергея Бубенова, указанная ФЦП с момента разработки концепции и утверждения правительством России не ограничивалась только экологическими проблемами охраны Байкала, а охватывала и вопросы социально-экономического развития Байкальской природной территории, что нашло отражение в ее названии. Ну, так все теперь и встало на свои места.

«Программа изначально предусматривала перечень мероприятий по развитию особо охраняемых природных территорий, в том числе объектов туристско-рекреационной инфраструктуры, визит-центров, научных центров и так далее. Изначально в число приоритетов вошли мероприятия по ликвидации объектов накопленного экологического ущерба и, безусловно, строительство очистных сооружений, полигонов отходов, — пояснил Сергей Бубенов. — Также удивительно, что представители ОНФ считают, что строительство, например, административно-музейного комплекса национального парка «Тункинский» противоречит природоохранным целям. Развитие сети федеральных особо охраняемых природных территорий – это дополнительные меры охраны редких объектов животного и растительного мира».

Все хорошо, прекрасная маркиза

Как подчеркнули в пресс-службе Минприроды, выполняемые в рамках ФЦП работы, проходят ежегодную проверку аудиторами Счетной палаты РФ. Последняя проверка завершилась 30 сентября 2015 года. По ее результатам существенные нарушения, касающиеся расходования средств федерального бюджета, отсутствуют.

Также Министерство природных ресурсов и экологии РФ поддержало предложение Лимнологического института СО РАН о необходимости проведения фундаментального исследования причин массового распространения в акватории Байкала водоросли спирогиры. Институту поручено направить заявку в Минобрнауки России и ФАНО России о включении соответствующей научно-исследовательской работы в план фундаментальных исследований.

«Кроме того, Межведомственной комиссией по охране озера Байкал даны поручения органам исполнительной власти Иркутской области, Республики Бурятия совместно с СО РАН проработать комплекс мер по ограничению использования синтетических моющих средств, содержащих фосфаты, а также применению экологически безопасных моющих средств, — отметили в пресс-службе. — По мнению большинства экспертов, именно использование синтетических моющих средств является основным, но не единственным фактором развития процессов эвтрофикации прибрежной зоны Байкала».

В прошлом году и.о. директора Лимнологического института СО РАН Михаил Грачев заявил о массовом размножении в прибрежной зоне Байкала водоросли спирогиры, что, по его тогдашнему мнению, было вызвано сбросом в озеро неочищенных сточных вод. Водоросль не только гниет и источает неприятный запах, но и вытесняет эндемичные виды байкальских рыб и растений. Одной из причин распространения спирогиры называются фосфаты — синтетические моющие средства, которые используются при стирке.

Помимо этого, ученые Лимнологического института заявили о массовой гибели в озере Байкал морской губки, которая является природным фильтром воды и защищает экосистему водоема от загрязнения. По словам заведующего лабораторией биологии водных беспозвоночных института, доктора биологических наук Олега Тимошкина, процесс гибели губки на Байкале впервые был зафиксирован в 2011 году, в настоящее время она умирает на мелководье почти вокруг всего Байкала.

Денис Ермолаев
(МК-Байкал, 27.10.2015)

 

МИНПРИРОДЫ РФ РАЗЪЯСНИЛО ОБЩЕСТВЕННОСТИ СУТЬ ПРОГРАММЫ «ОХРАНА ОЗЕРА БАЙКАЛ» В СВЯЗИ С ОБВИНЕНИЯМИ ОНФ В ЕЕ ПРОВАЛЕ

Министерство природных ресурсов и экологии РФ разъяснило общественности подлинный смысл федеральной целевой программы «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012-2020 годы» в связи с обвинениями ОНФ в провале ФЦП, которые были озвучены по итогам проведенного мониторинга. Как сообщила пресс-служба Минприроды России, по словам директора департамента экономики и финансов ведомства Сергея Бубенова, указанная ФЦП с момента разработки концепции и утверждения правительством России не ограничивалась только экологическими проблемами охраны Байкала, а охватывала и вопросы социально-экономического развития Байкальской природной территории, что нашло отражение в ее названии.

«Программа изначально предусматривала перечень мероприятий по развитию особо охраняемых природных территорий, в том числе объектов туристско-рекреационной инфраструктуры, визит-центров, научных центров и так далее. Изначально в число приоритетов вошли мероприятия по ликвидации объектов накопленного экологического ущерба и, безусловно, строительство очистных сооружений, полигонов отходов, — пояснил Сергей Бубенов. — Также удивительно, что представители ОНФ считают, что строительство, например, административно-музейного комплекса национального парка «Тункинский» противоречит природоохранным целям. Развитие сети федеральных особо охраняемых природных территорий – это дополнительные меры охраны редких объектов животного и растительного мира».

Как подчеркнули в пресс-службе, выполняемые в рамках ФЦП работы проходят ежегодную проверку аудиторами Счетной палаты РФ. Последняя проверка завершилась 30 сентября 2015 года. По ее результатам существенные нарушения, касающиеся расходования средств федерального бюджета, отсутствуют.

Как сообщал «МК Байкал», активисты Общероссийского народного фронта по итогам мониторинга выполнения федеральной целевой программы «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012-2020 годы», на реализацию которой выделено почти 57,2 млрд рублей, заявили о провале ФЦП. Как сообщила пресс-служба ОНФ, общественники направят документы с результатами мониторинга в Счетную палату и обратятся в Минприроды РФ с просьбой разъяснить выявленные факты.

По мнению активистов ОНФ, в программу заложено много мероприятий, не нацеленных на решение экологических проблем озера Байкал. Среди них – ликвидация последствий отрицательного воздействия добычи угля на окружающую среду Холбольджинского угольного разреза стоимостью 2 млрд рублей, проведение работ по демеркуризации цеха ртутного электролиза в Усолье-Сибирском стоимостью 1,76 млрд, берегоукрепление Иркутского водохранилища за 461,3 млн, а также строительство административно-музейного комплекса «Национальный парк Тункинский» за 37,2 млн рублей.

Илья Новиков
(МК-Байкал, 26.10.2015)