1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

ГЭС на Селенге: проекты из прошлого

BaikalГод назад активисты и экологи опубликовали петицию против планов Монголии построить ГЭС на реке Селенге. Обращение было адресовано президенту РФ Владимиру Путину. О том, в каком состоянии разработка этих проектов сегодня и чем грозит их воплощение, нам рассказал научный сотрудник Даурского биосферного заповедника, координатор коалиции "Реки без границ" Евгений Симонов.

Братья навек?

Напомним, о намерениях Монголии построить собственные ГЭС общественность узнала в 2012 году. Тогда Всемирный банк выразил готовность профинансировать проект МИНИС по развитию инфраструктуры горнорудной промышленности. Речь шла о строительстве как минимум двух гидроэлектростанций - на самой Селенге (ГЭС <Шурэн>) и на её притоке - реке Орхон.

Тогда же на угрозы от реализации этих проектов особое внимание обратили экологи международной организации <Реки без границ>.

- Прежде, чем говорить о проектах, необходимо вспомнить, с чего собственно все началось, - убежден эколог, - у нашей страны и Монголии <общая наследственность>. В течение многих десятилетий механизмы планирования развития МНР, обучение монгольских специалистов, развитие промышленного потенциала осуществлялось по тем же схемам, которые были в СССР в 50-70 годы прошлого века. Тогда же на крупных и средних реках Советского Союза и братских социалистических стран были выявлены и задокументированы все участки, пригодные для производства электроэнергии. И чтобы понимать, что Монголия в этом вопросе далеко не одинока, приведу лишь один пример - только на реке Амур было выявлено порядка 105 перспективных створов гидроэлектростанций! Реально построены и экономически целесообразны всего две. В Забайкалье в амурском бассейне существует десять перспективных створов, в Селенгинском бассейне - 25, из них на территории России - три.

В Советском Союзе уже к концу 1980-х годов ученые убедились, что, создавая плотины, необходимо учитывать гораздо больше факторов как экономического, так и экологического, социального характера. В силу этого от масштабного освоения всех водных бассейнов разумно отказались. ГЭС создавались только в исключительных случаях.

Однако в Монголии все получилось наоборот. Там существует довольно большая школа специалистов, которые обучались в водохозяйственных учреждения Союза и у которых есть большие нереализованные амбиции. Они-то и предложили правительству Монголии пойти этим путем, возродив советские планы. В 2006-2007 годах монголы заключили с Россией ряд договоров в рамках строительства ГЭС на реке Эгийн-Гол. Предполагалось построить там станцию и на ее примере оценить воздействие ГЭС на экологию Селенги и Байкала.

По ряду причин этот проект не нашел своего продолжения и монгольская сторона, нарезав свои речные бассейны на 29 единиц - и это в сухопутной Монголии! - стала предлагать их международным финансовым донорам для строительства ГЭС. Вскоре и появились документы с намерениями о строительстве как минимум двух гидроэлектростанций - на самой Селенге (ГЭС <Шурэн>) и на её притоке - реке Орхон. В 2013 году обозначился и третий проект - ГЭС на реке Эгийн-Гол. В то же время был высказан политически очень красивый, а сточки зрения экологии безумный тезис: <Наши реки бесполезно утекают за пределы страны. Надо срочно с этим что-то делать>.

Чем грозят ГЭС

За эти годы монголы несколько раз безуспешно пытались начать строительство плотин на своих реках. Только к Эгийн-гольскому проекту они подступались трижды. И все это делалось на фоне резкой критики в адрес монгольской стороны как со стороны общественных организаций, так и населения, проживающего в долине Селенги на территории Республики Бурятии. Так, в Кабанском районе республики состоялись общественные слушания по этому вопросу, в ходе которых местные жители выразили свою озабоченность инициативой монгольской стороны.

На экологические риски, связанные со строительством ГЭС в Монголии, неоднократно указывал и глава Минприроды Российской Федерации Сергей Донской. Позицию России и экологической общественности поддержал Комитет Всемирного наследия ЮНЕСКО, потребовавший, чтобы Монголия не утверждала ни один из проектов, пока не будет завершена оценка воздействия на окружающую среду по каждой плотине, а также оценка совокупного эффекта от строительства всех объектов. Всемирный Банк, возможный кредитор проекта строительства ГЭС на Селенге и притоках, согласился с требованиями российской стороны о необходимости оценивать совокупное воздействие на экосистему Байкала всех планируемых монгольских ГЭС в бассейне Селенги и о проведении анализа эколого-экономической эффективности таких проектов в увязке с планами развития территорий.

По мнению эколога Евгения Симонова, в числе негативных основных последствий от зарегулирования стока Селенги и ее притоков можно выделить следующие.

После возведения плотины прервется связь между верховьем и низовьем реки, не будет миграции микроорганизмов и питательных веществ. Искусственное регулирование водотока повлияет на миграцию живых организмов, особенно редких видов рыб, как следствие - снижение численности рыбных стад. Безусловно, ухудшится качество воды и условия водоснабжения.

Дельта Селенги, а по своим размерам она одна из крупнейших в мире, деградирует, что приведет к деградации озера Байкал из-за изменения характера и процессов в экосистеме реки.

Не следует сбрасывать со счетов и такой фактор, как высокую сейсмоактивность этого региона. Строительство ГЭС грозит потерей геологической устойчивости и увеличением риска оползней, эрозий, землетрясений, а также наводнений вследствие катастрофического разрушения плотин.

Еще один негативный фактор - затопление водохранилищем станции экономически важных почв, особенно пахотных и пастбищных земель, традиционных для кочевников. Безвозвратно будут утеряны для человечества и археологические памятники культурного значения в бассейне реки Селенги.

- По сути, речь идет о том, чтобы построить в Монголии технологию прошлого века на плохо приспособленных к этому реках и получить очень большие проблемы как внутри страны, так и за ее пределами, - убежден научный сотрудник Даурского биосферного заповедника, координатор коалиции <Реки без границ> Евгений Симонов.

По его мнению, обсуждение какого-либо вмешательства в речную систему Селенги и ее притоков необходимо проводить за столом переговоров с участием специалистов из России, Монголии и Китая.

Анатолий Квасов, 31 августа 2016 г.,
http://www.plotina.net/ges-na-selenge-proekty-iz-proshlogo/

СУДЬБА АРАЛА: МОНГОЛЬСКАЯ ГЭС МОЖЕТ ПРЕВРАТИТЬ БАЙКАЛ В БОЛОТО

Сегодня <жемчужина Сибири> и самое большое пресноводное озеро мира вызывает больше опасений, чем восторга. Уровень воды в Байкале падает, озеро захватывают колонии жутких ватообразных водорослей спирогира, уменьшается популяция омуля, а побережье засыпают мусором дикие туристы. Ко всему этому новой угрозой нависает над священным морем монгольская ГЭС, строить которую наши соседи планируют на главном притоке Байкала - Селенге.

Свои опасения уже высказали экологи, представители ЮНЕСКО и эксперты международных экологических организаций. Бьют тревогу и на уровне федерального руководства России.

На прошлой неделе министр иностранных дел России Сергей Лавров обратился к главе Бурятии с просьбой оказать содействие в проведении слушаний по монгольской ГЭС. Вячеслав Наговицын поблагодарил Сергея Лаврова за внимание к проблемам Байкала и дал соответствующие поручения министерству природных ресурсов Бурятии.

Потребовали обеспечить открытые публичные слушания и жители Бурятии.

<Байкал - мировая жемчужина, сохранить которую - наша важнейшая задача. Мы заинтересованы во всестороннем обсуждении этого вопроса, поэтому привлечем к участию в общественных слушаниях экспертов, экологов, общественные организации и максимально широкий круг жителей Бурятии>, - сказал глава республики Вячеслав Наговицын.

В официальном письме, которое Сергей Лавров направил главе Бурятии, говорится, что именно <результаты общественного слушания и мнения экспертов будут в первую очередь учитываться при окончательном принятии решения по вопросу практической реализации монгольской программы использования гидроресурсов реки Селенги - главного притока озера Байкал>.

<Мы благодарны Сергею Лаврову за пристальное внимание к проблемам Байкала. Сегодня уже началась работа по организации общественных слушаний, которые будут проведены на самом высоком уровне>, - отметил глава республики.

Как сообщил министр природных ресурсов Бурятии Юрий Сафьянов, комиссия по организации слушаний уже работает, а при подготовке мероприятия будут привлечены все заинтересованные общественные и экологические организации.

<Позиция ЮНЕСКО - изучить мнение населения. Это первое. И второе - очень тщательно и внимательно изучить возможное отрицательное влияние на окружающую среду. Это забота не только ЮНЕСКО. Вы знаете, что недавно встречались главы трех государств - Китая, Монголии и России, и там Владимир Владимирович Путин выразил свою обеспокоенность строительством гидротехнических сооружений на территории Монголии и попросил наших друзей рассмотреть альтернативные варианты>, - прокомментировал Юрий Сафьянов.

Общественные слушания по проектам монгольской ГЭС в бассейне реки Селенги пройдут на территории Бурятии осенью 2016 года.

Также Юрий Сафьянов отметил: <На слушаниях будут представлены все наши прибрежные районы. Это четыре района Республики Бурятия. Помимо этого, возможно, мы проведем слушания в крупных населенных пунктах республики. Все затраты берет на себя монгольская сторона. С нашей стороны - это только помочь им пересечь границу, помочь в организации проведения, выделить зал, собрать людей>.

Впрочем, уже сейчас понятно: затея с гидроэлектростанцией на основном притоке Байкала - идея сомнительная и пагубная для экологии всего байкальского региона.

Российский координатор международной экологической коалиции <Реки без границ> Александр Колотов уверен: строительство гидроэлектростанции неизбежно окажет свое негативное воздействие.

<С неизбежным уменьшением стока Селенги мы столкнемся во время заполнения водохранилища. Значит, уровень воды в Байкале упадет еще ниже. Конечно, потом средний многолетний сток возвратится в норму, но произойдет перераспределение стока между месяцами, что нанесет удар по экосистеме Байкала, - разъясняет эколог. - Кроме этого нужно учитывать высокую сейсмичность того района, где предполагается строительство ГЭС. И, наконец, <Шурэнская ГЭС> призвана стать лишь первой из каскада гидроэлектростанций на реке Селенге. А значит, нужно просчитывать общий эффект, который окажет запуск каскада на озеро Байкал>.

Согласен с мнением эколога и директор Байкальского биосферного заповедника Василий Сутула.

<Основная опасность строительства ГЭС заключается в неконтролируемых, неприродных изменениях уровня воды. В первую очередь от этого пострадают дельтовые угодья. Пострадает животный мир, особенно животные-эндемики и птицы, которых ежегодно через дельту пролетает около пяти миллионов>, - отметил Василий Сутула.

Энергетика - безусловно, отрасль важная и прибыльная. Она обеспечивает энергетическую независимость и безопасность страны, будь то Монголия или Россия. Однако позволить Байкалу разделить участь Аральского моря, которое до нещадного использования его водных ресурсов было четвертым по величине озером мира, никак нельзя, и это должны понимать не только в Бурятии.

Алексей Романов, 2 августа 2016 г.,
http://www.plotina.net/sudba-arala/

СТРОИТЕЛЬСТВО ГЭС В МОНГОЛИИ ГРОЗИТ ОПАСНОСТЬЮ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЙ

Строительство ГЭС в бассейне реки Селенга в Монголии может повлиять на усиление сейсмичности территории. Об этом заявил профессор, начальник российской части Совместной Российско-Монгольской комплексной биологической Экспедиции РАН и АНМ Петр Гунин.

По его словам, по долине реки Селенги проходит тектонический разлом и ранее на этой территории уже наблюдались землетрясения 10 и 11 баллов, в том числе Таннуольские землетрясения 9 и 23 июля 1905 годов. Эти территории входят в зону 9-балльных (опустошительных) и 10-балльных (уничтожающих) землетрясений.

Помимо этого, по словам Гунина, на территории предполагаемого затопления находится 250-300 тысяч га восстановленного леса. Этот лес является, по сути, единственным положительным опытом выращивания леса в Монголии, результатом чрезвычайно сложного эксперимента, реализованного еще в советское время. Если территорию затопить, вложенные средства и силы будут попросту погублены, да и само затопление леса пагубно отразится на экологии региона, уверен ученый.

Также на территории будущих подтоплений находятся посевные площади твердых сортов пшеницы. Помимо этого, там расположены памятники культуры периода тюркского каганата, а также семь крупнейших буддистских монастырей региона.

По мнению Гунина, все эти моменты должны быть включены в техническое задание для региональной экологической оценки и оценки экологического и социального воздействия для проекта монгольских ГЭС. Нужно изучить и сейсмическое состояние долины Селенги, провести исследование последствий изъятия сельхозтерриторий из хозяйственного оборота. Также в документе должны быть упомянуты возможные потери от утраты уникальных памятников.

Тайга.инфо, 29 августа 2016 г.,
http://www.plotina.net/gunin-seismo/

ЭКСПЕРТ: ГЭС В МОНГОЛИИ СТРОИТЬ НЕЛЬЗЯ!

Байкал формировался миллион лет, у него своя устойчивая экосистема. Вмешательство в нее чревато непредсказуемыми последствиями, считает декан географического факультета Иркутского госуниверситета, завкафедрой гидрологии и природопользования, доктор технических наук и профессор Алла Аргунчинцева:

<Естественно, что ни одна страна не может запретить Монголии использовать свою территорию по своему усмотрению, в частности - строить ГЭС. Но, когда хозяйственная деятельность одной страны затрагивает интересы другой, то в этой ситуации уже надо искать компромисс, тем более, что дело касается Байкала - Всемирного наследия ЮНЕСКО. Байкал полностью находится на территории Российской Федерации, он уникален, и ни одно поколение здравомыслящих людей не имеет права нарушать эту уникальность.

Совершенно очевидно, что каскад ГЭС в Монголии окажет прямое влияние на озеро Байкал.Во-первых, не секрет, что Селенга на монгольской территории собирает множество загрязняющих веществ, которые затем несет в Байкал. Известно, что монголы используют эту реку и ее притоки в качестве сбросовых. Причем речь идет не только о промышленных сбросах, но и о коммунально-бытовых (в Селенге моют, например, шкуры баранов). Как правило, ГЭС не строят просто так - к такому источнику относительно дешевой электроэнергии приближают промышленные предприятия. Какие это будут предприятия на территории Монголии - нам не известно. Но зато прекрасно известно, что любая действующая индустрия генерирует определенные отходы, которые нужно куда-то девать. Речь идет и о выбросах в атмосферу, и о сбросах через затопленные трубы - мы в Байкальске это наблюдали более полувека, пока там работал ЦБК. Универсальной очистки как таковой не существует.

Во-вторых, любой ГЭС сопутствует водохранилище, наполнение которого повлечет временное перераспределение стока, нарушение экосистемы дельты устья Селенги, изменение локального микроклимата. Так, например, в Иркутске влажность атмосферы в зимний период до начала функционирования Иркутской ГЭС была 45-50%, и зимы тогда были так называемые "сухие". Комфортность ощущений, несмотря на более низкие температуры, была выше. После того как стала функционировать ГЭС, Ангара перестала замерзать примерно на расстоянии 30 км ниже плотины, и из-за перепада температур вода-суша в зимнее время влажность составляет теперь от 70 до 95%. Влажные зимы переносятся гораздо сложнее горожанами, и комфортность, несмотря на более высокие зимние температуры, становится гораздо ниже. В Монголии климат не сильно отличается от нашего, так что последствия предсказать не сложно.

Байкал как замкнутая система обладает некоторой устойчивостью. Говоря языком математики, по Ляпунову, эта устойчивость имеет некоторый интервал, или пределы, при выходе за которые начинаются сбои. Можно сравнить с организмом человека - покашляет, почихает, посморкается, голова поболит - и восстанавливается. Так и в Байкале: Но если за эти пределы выходить надолго, то ущербы становятся серьезнее. Конечно, по сравнению с человеческим организмом Байкал более устойчив к различным негативным воздействиям. Но пределы у его устойчивости тоже есть, особенно в прибрежной зоне, в которую на несколько километров впадают воды Селенги. Так что монгольская затея с ГЭС рискованна и может оказаться чрезвычайно опасной для Байкала.

Разумеется, на основе полной документации необходимо просчитать потенциальные прогнозные варианты, сделать полный анализ и составить обоснованные экспертные заключения. Я как специалист в математическом моделировании процессов понимаю, что это возможно сделать. Чисто эмоционально можно наговорить много различных красивых слов в защиту Байкала. И я как любой здравомыслящий человек, болеющий за свой родной Байкал, протестую против любых антропогенных вмешательств в его экосистему. И потому уверена, что ГЭС в Монголии строить нельзя. Это уникальное озеро, это будущее планеты, это чистая вода.

В заключение мне бы хотелось сказать, что мы, россияне, тоже не бережем уникальный объект. Если мы хотим охранять Байкал действительно не на словах, а на деле, то необходимо несколько умерить организованный туризм, нельзя в зимнее время устраивать автогонки и автосоревнования по озеру (сколько хлама остается на его ледовой поверхности!), ограничить дикий туризм и бездумное "шныряние" на различных плавсредствах, организовать вокруг всего Байкала заповедную зону>.

Тайга.инфо, 1 сентября 2016 г.,
http://www.plotina.net/ekspert-ges-v-mongolii-stroit-nelzya/

УРОВЕНЬ БАЙКАЛА МОЖЕТ СТАТЬ ЕЩЕ НИЖЕ ИЗ-ЗА ИЗМЕНЕНИЯ КЛИМАТА

Менеджер Бурятского регионального объединения по Байкалу Владимир Белоголовов уверен в том, что при обсуждении причин маловодья на Байкале и последствий строительства ГЭС в бассейне Селенги недооценивается природный и переоценивается антропогенный фактор. "Тайга.инфо" приводит мнение эксперта в рамках проекта #СпасиБайкал:

<На мой взгляд, климатическое влияние на Байкал и его дельту - это уже реальность. И можно только предполагать, почему себя так ведут специалисты, те, кто явно "в теме". И если с этим согласиться, то встает вопрос - а что делать-то? Люблю в этом случае приводить в качестве модели древнейшую молитву. Она звучит так: "Дай нам, боже, спокойствие принять то, чего мы не можем изменить, мужество - изменить то, что можем, и мудрость, чтобы отличить одно от другого".

Если во главе всего - антропогенный фактор, то тогда - да, оправдана вся суета, шум, сопли-вопли. А если природный, связанный с региональным влиянием глобального изменения климата, то бороться с этим в пределах региона бессмысленно. В глобальном плане - возможно, в рамках того же Парижского соглашения по климату.

Я уверен, что основная причина - аридизация, региональное влияние изменения климата. Упрощенно говоря - засушение климата. Двадцать лет на Байкале длится маловодье, пик его пришелся на 2015 год. Все это может привести к смене уровня Байкала. А если он упадет на метр, то тогда мы вообще забудем о всяких ГЭС в Монголии. Это вообще окажутся цветочки. А ягодки - будущие преобразования экосистемы Байкала, которые уже начались.

Я вообще геолог по образованию. И знаю, что у Байкала есть над нынешним уровнем есть еще 10 террас, которые формируются сотни тысяч лет. Это так называемые стационарные уровни, на которые он рано или поздно переходит и стоит на них миллионы лет. А вот время перехода на новый уровень - первые десятки лет. И сейчас есть большая вероятность того, что он перейдет на новый, более низкий уровень. Триггером, который может ускорить этот процесс, станет превышение предельного значения безвозвратного изъятия стока. И Арал, и Каспий это доказали. И это, прежде всего, поливное земледелие у нас и в Монголии, и, в том числе, но в меньшей мере, ГЭС.

Так что проблема не решаема. Что можно делать? Адаптироваться. И тема монгольских ГЭС при такой постановке проблемы решаться может иначе. Прежде всего, не переоценивать этот фактор. Ясно, что ГЭС Шурэн они не построят, этот проект явно придуман для политической торговли. ГЭС Орхон - может быть, но они уверяют, что будут собирать только паводковые воды. Хотя изъятие стока на поливное сельское хозяйство вряд ли за их счет обеспечишь. Станцию на реке Эгийн-гол тоже вряд ли будут строить. Главный вопрос - зачем? Монголам не нужно столько электроэнергии. Экспорт в Китай тоже невозможен - расстояния огромные, потери будут большие. Если же ГЭС нужно для начала освоения Хубсугульского месторождения фосфоритов - то тогда надо не о ГЭС говорить, а о будущих экологических проблемах Хубсугула. Там эвтрофикация мелководий начнется мощнейшая.

На уровень Байкала эти ГЭС не повлияют. Все, что сейчас по этому поводу говорят - шуметь же надо. Железных аргументов ни за, ни против нет ни у России, ни у Монголии. Любое решение всегда - баланс интересов. Риски и ущербы от ГЭС только начали просчитывать ученые - ждать результатов осталось недолго>.

Александр Попов, 5 августа 2016 г.,
http://www.plotina.net/uroven-bajkala-mozhet-stat-eshhe-nizhe-iz-za-izmeneniya-klimata/

ДЛЯ СПАСЕНИЯ БАЙКАЛА МОКСКАЯ ГЭС НЕ НУЖНА

Глава Бурятии Вячеслав Наговицын заявил, что утвержденная в составе обновленной схемы территориального планирования РФ в области энергетики Мокская ГЭС на реке Витим спасет Байкал от строительства монгольских ГЭС. Так ли это на самом деле? На вопросы <Плотина.Нет!> отвечает координатор международной экологической коалиции <Реки без границ> Евгений Симонов:

- Сейчас все СМИ дружно цитируют слова главы Бурятии, что Мокская ГЭС спасет Байкал, поскольку ее электроэнергия пойдет на экспорт в Монголию, и необходимость строительства ГЭС на Селенге отпадет сама собой. Вы согласны с таким утверждением?

- Нет, на ситуацию надо смотреть иначе. Предложенное обоснование строительства Мокской ГЭС показывает, что новые ГЭС как таковые совсем перестали быть рентабельными источниками электроэнергии в России. Даже при полной поддержке нашего государства, которое оплачивает создание и содержание водохранилищ, приходится выдумывать разные дополнительные <пользы> от возведения ГЭС. На Амуре строительство ГЭС лоббируется как <противопаводковая> защита, а здесь для Мокской ГЭС выдумали <байкалоспасительную> функцию.

- То есть громкие слова о спасении Байкала призваны скрыть экономическую несостоятельность проекта новой ГЭС?

Давайте будем реалистами и признаем очевидное: создание Мокской ГЭС также нерентабельно, как и строительство Монголией Эгийнгольской ГЭС в бассейне Селенги. В самой Монголии имеется целый ряд более дешевых и практичных альтернатив, таких как ГАЭС, солнечные и ветровые электростанции. Причем потенциал солнца и ветра превосходит гидропотенциал монгольских рек в тысячу раз. Кроме того, улучшение сетевого и диспетчерского хозяйства Монголии может дать дополнительную прибавку установленной мощности.

- А как же экспорт электроэнергии из России в Монголию? Ведь для экспорта нужно откуда-то брать дополнительные объемы электроэнергии?

- Если говорить об экспорте электроэнергии в Монголию из России, то тут нет физической нехватки энергомощностей, есть проблемы с ценообразованием и сетями. Например, Гусиноозерская ГРЭС была внесена правительством РФ в список <вынужденной> (то есть нерентабельной и избыточной, но социально необходимой) генерации. Поэтому вопрос заключается в том, чтобы в цену электроэнергии для Монголии не вносили все возможные и невозможные собственные заморочки вроде платы за резервные мощности. Бедная Монголия подчас платит за поставки электроэнергии из России вдвое больше богатого Китая - и это при том, что она никогда не закупала более 400 миллионов кВтч в год.

- Нас уверяют, что электроэнергия Мокской ГЭС будет востребована и за пределами Бурятии - ее будут передавать в Китай, Сибирь, на Дальний Восток.

- А что, разве для этого нужно строить новую ГЭС? Строительство новой ГЭС с выработкой 4-6 миллиардов кВтч в год, скорее всего, никогда не окупится, а большая часть ее энергии просто не найдет спроса. Вопрос ведь не в том, что у нас дефицит энергомощностей. Вопрос в другом - в том, чтобы электроэнергия существующих ГЭС свободно использовалась по доступной цене в Бурятии и Забайкалье. До сих пор не доведены до ума ни вставка постоянного тока в Могоче для перетока 200 МВт с Зейской ГЭС в Забайкалье, ни ЛЭП-500 от ангарских ГЭС до монгольской границы, что так уродует пейзажи на южном берегу Байкала. Если дооборудовать два этих элемента сети - уверяю вас, электроэнергии хватит и нам, и монголам.

11 августа 2016 г.,
http://www.plotina.net/dlya-spaseniya-bajkala-mokskaya-ges-ne-nuzhna/

БАЙКАЛ ВАЖНЕЕ, ЧЕМ РАЗМЕР ТАРИФОВ НА ЭКСПОРТ ЭЛЕКТРОЭНЕРГИИ

Заведующий лабораторией гидроэнергетических и водохозяйственных систем ИСЭМ СО РАН, доктор технических наук Вячеслав Никитин считает, что в переговорах по ГЭС на Селенге России нужно предложить Монголии реальные альтернативы и показать научно-обоснованные последствия строительства в бассейне реки:

- Вячеслав Михайлович, с точки зрения энергетики, в чем вы видите основную опасность проектов строительства ГЭС в Монголии?

- Я понимаю ваш вопрос. И хотел бы, прежде всего, сказать о нюансах. Дело в том, что когда я читаю мнения экологов, в том числе весьма уважаемых и известных <друзей Байкала>, я всегда поражаюсь четкости и однозначности их позиций. Все выходит или черным, или белым. Предполагается, что раз есть <друзья Байкала>, то есть и его враги. Или, как минимум, какие-то <неправильные друзья>. Так вот, с точки зрения энергетики вопрос строительства ГЭС в Монголии нельзя рассматривать столь однозначно. Нужно смотреть на эту проблему системно - и с точки зрения экономики, и энергетики, и экологии. Поэтому, прежде всего, я бы вообще слово <энергетика> не выделял. Это лишь одна из, скажем так, подсистем, в этой общей глобальной системе, которую мы обсуждаем сейчас.

Скажем, озеро Байкал, Иркутское водохранилище, Иркутская ГЭС как объект энергетики, нижний бьеф Иркутской ГЭС со всей прилегающей территорией - это единый природно-технический и социально-экономический комплекс. В нем все взаимосвязано. И к монгольским ГЭС нужно подходить с этих же позиций. И еще - Монголия - независимое государство. И они вправе самостоятельно решать вопросы собственной безопасности, в том числе водной и энергетической.

Поэтому я как эксперт в принципе не могу, извиняюсь, в отличие от общественников или журналистов, просто взять и сказать: будет ужасно или будет хорошо. Нужны исследования, расчеты, моделирование. А их пока нет. К счастью, сейчас Минприроды России провело тендер и заказало научные исследования по проблеме возможного влияния монгольских ГЭС на российскую часть бассейна Селенги и озеро Байкал. И это правильно, потому что необходимо иметь научно обоснованные данные о возможном воздействии ГЭС и последствиях для Российской Федерации. С этим потом и надо будет разговаривать с теми же монголами и с международными организациями.

- То есть это вопрос уже давно не только Монголии?

- Уже, да. Вопрос давно уже политический и давно уже международный. Не только в рамках двухсторонних отношений России и Монголии.

Когда у нас на руках будут результаты исследований, мы получим определенные выводы и сценарии возможного развития событий как по каждой ГЭС отдельно, так и по их совокупности (кумулятивный эффект). Пока же мы говорим о четырех проектах - ГЭС Шурэн, Эгийн-гол, Чаргайт и Орхон, причем последний, по сути, двойной - сама ГЭС и сезонное водохранилище с водоотводом Орхон - Гоби протяженностью около 1000 км. Для нас в России, на самом деле, не так важно, какими будут эти ГЭС. Для нас важно оценить - какое влияние они окажут на нашу территорию, особенно в экстремально маловодные и экстремально многоводные периоды. Это важнее.

- То есть, условно говоря, если Селенга будет зарегулирована, то будут проблемы с Байкалом и с Ангарским каскадом ГЭС?

- Да, причем особенно в маловодье. Но про Ангарский каскад забудьте, это просто фантазии журналистов. Если даже на него и будет какое-то влияние, то незначительное. Никто ведь воду никуда не увезет, она придет в Байкал в любом случае. Возможно, в измененном виде, но в каком именно - вопрос специальных исследований. Одно точно можно сказать - в количественном выражении ежегодный объем воды почти не изменится.

Что точно изменится, так это внутригодовой режим - летом воды будет меньше, зимой больше. Правда, это мечта любого энергетика, потому что в летние периоды спрос на энергию сокращается. А зимний режим - это как раз то, что всегда самое ценное, и цена другая. Поэтому про энергетиков мы в данной ситуации вообще можем не говорить.

Говорить нужно о водном хозяйстве - водный транспорт, рыболовство, промышленное и коммунальное водоснабжение, сельское хозяйство. Но и с ними надо предметно разбираться, изучать, какие у них могут - подчеркиваю, только могут возникнуть проблемы в результате регулирования стока Селенги. При каких именно объемах сбросов у них появятся проблемы на водозаборах или оголятся причалы. Нужны цифровые модели рельефа с использованием космических снимков.

Но, на самом деле, и эти категории водопользователей вряд ли значительно пострадают. В первую очередь надо все-таки про экологию думать, про воздействие на окружающую среду.

- И в каком направлении надо думать про экологию?

- Влияние на экосистемы, естественно, будет. Вопрос - в каком виде, при каких режимах работы ГЭС? На каких участках территорий? Мы попробуем это оценить с помощью понятия так называемых <экологических попусков>. Для этого нужно сначала нарисовать всю картину, как будут меняться режимы - внутригодовые, внутрисезонные, внутримесячные и даже внутрисуточные. Многие не совсем понимают, что такое ГЭС, для чего они строится и как они работают.

- Выработка электроэнергии для покрытия пиковых нагрузок в энергосистеме?

- Именно. Есть так называемый суточный график электрической нагрузки. Есть, как правило, декабрьский максимум. Вообще вся энергетика - это планирование. Ведь любая ГЭС работает не сама по себе, как раньше, не на деревню, на мельницу и не на соседей. Она работает на всю энергосистему. И никому ее электроэнергия сама по себе не нужна, а нужна выдача в энергосистему в то время и в том объеме, когда это необходимо. Потому что ГЭС - это маневренные мощности. И монголам именно такие мощности и нужны. Потому что электроэнергии в базовом режиме у них достаточно.

- Значит, Монголии нужно помочь в этом вопросе...

- Правильно вы говорите. Монголии нужны пиковые мощности. И по сниженным тарифам. Или вообще бесплатно. Конечно, это не тема для энергетиков. Это не бизнес. О чем мы говорим? Если о Байкале, то, наверное, не так уж важно, каким будет тариф на электроэнергию? Единственная реальная альтернатива - долгосрочный контракт, гарантированные объемы поставки электроэнергии и мощности, стабильный и низкий тариф и, разумеется, государственные гарантии.

- И тогда они забудут про строительство ГЭС?

- Может и не забудут. У них там свой совет безопасности есть, пусть решают. Но тогда будет хотя бы разговор. А не как сейчас: <Как вы можете? Что вы делаете? Да мы пожалуемся в ЮНЕСКО!> Я просто в шоке от всего этого. Если мы говорим о сохранении экосистемы Байкала, то, наверное, на первый план не нужно ставить тарифы на экспорт электроэнергии. Надо обсуждать, доказывать, убеждать, предлагать альтернативы.

- С альтернативой вроде бы все понятно. Но кроме снижения тарифа что еще можно предложить?

- Реально я вижу только гарантированную поставку электроэнергии и мощности по действующим (реконструированным) ЛЭП. Кроме того, можно предложить монголам и участие в развитии сетевой инфраструктуры. Центральная энергосистема Монголии, основная в стране, давно уже не работает в замкнутом режиме. С юга к ней подводят ЛЭП, а там достраивают крупную угольную ТЭЦ. Монголия - не такая уж большая страна, и с помощью нескольких линий 220 кВ там можно решить все проблемы энергетики. Вы знаете, что из Китая Монголия уже импортирует в два раза больше электроэнергии, чем из России? Пока не вся китайская электроэнергия доходит до Центральной энергосистемы, но это временное явление. И не далек тот час, когда Монголия вообще не будет закупать электроэнергию у России по причине отсутствия необходимости. Китайцы ждать умеют. Да и другие страны могут помочь Монголии с созданием собственных электростанций.

- А что касается перспективы ВИЭ?

- Это только в мечтах экологов выглядит реальной альтернативой. Но в действительности с помощью солнечных батарей и ветряков можно решить только какие-то локальные проблемы. В целом на энергосистему такая генерация повлияет мало.

- Снижение тарифа - понятный ход. Что еще может сделать Россия?

- Вполне возможно, что если вопрос со строительством ГЭС все же не получится снять с повестки дня, то, может быть, стоит тогда подумать о строительстве электростанции и ее последующей эксплуатации совместно с монголами. Кстати, они это России уже предлагали. Но этот вопрос в состоянии решить только президент Владимир Владимирович Путин. Должно быть политическое решение. Китай приходит и говорит: <Вот вам миллиард долларов, вот условия>. А мы выходим: <Ну, мы вам письмо сейчас напишем, в ЮНЕСКО пожалуемся, экологов направим>.

Пока еще такое развитие событий кажется фантастикой. Однако следует учитывать, что мы уже, по сути, ушли из Монголии. И новое поколение политиков в этой стране нас уже не воспринимает и не понимает. Старшее поколение еще говорит по-русски, они во многом советские по мышлению. А молодежь не то что слов русских не знает, она даже и не пытается их узнать. Я, например, с ними только по-английски общаюсь:

Так что, если Монголия примет окончательное решение построить ГЭС, то может быть нам стоит принять в этом участие. Иначе это будут китайские ГЭС. Чтобы восстановить свое экономическое влияние в Монголии, надо что-то в эту страну вкладывать. Как это делал в прошлом Советский Союз, а сейчас делает Китай.

Кроме того, нужно сменить тон переговоров. Во-первых, показать реальные последствия этих ГЭС для бассейна Селенги и Байкала - научно обоснованные, просчитанные. Во-вторых, предложить взаимовыгодные альтернативы. Мы не должны говорить только <Не смейте, мы вам не разрешаем!> Мы должны договариваться. Надо комплексно, системно и по государственному решать вопросы. Пока же мы себя ведем как слон в посудной лавке. У нас давно сложившиеся дружественные, добрососедские отношения и при решении данного вопроса их можно и нужно сохранить.

Беседовал Александр Попов, 27 августа 2016 г.,
http://www.plotina.net/baikal-nikitin/

АНАТОЛИЙ ИМЕТХЕНОВ: НАДО ПРЕДЛАГАТЬ МОНГОЛАМ АЛЬТЕРНАТИВЫ ГЭС

Доктор географических наук, профессор ВСГУТУ и член Русского географического общества Анатолий Иметхенов рассказал проекту #СпасиБайкал, почему в Монголии возникла тема строительства ГЭС на Селенге и как можно этому противодействовать.

<На мой взгляд, политические причины актуализации всей этой темы с монгольскими ГЭС очевидны и первостепенны. Дело в том, что наши монгольские друзья обиделись на российских энергетиков, резко повысивших цену на импорт электричества в их страну. И, более того, потребовали оплаты в соответствии с действующим договором. В то же время монголам надоело постоянно стоять с протянутой рукой и кланяться нашим российским чиновникам. Им гордость не позволяет, да и страна за минувшие десятилетия встала на ноги - во всяком случае, так им кажется. А раз так, то и проблемы, стоящие перед монгольской энергетикой, они собираются решать самостоятельно. Так и возник этот проект каскада электростанций в бассейне реки Селенги. Думаю, они сами не ожидали, какой сильный международный резонанс вызовут проекты этих станций. Ведь сначала монголы нашли поддержку во Всемирном банке, потом и китайцы пообещали кредитные ресурсы. И они, конечно, воспрянули духом, запустили процесс и начали разрабатывать ТЭО на проекты ГЭС.

Надо сказать, что Россия долгое время слабо реагировала на эти действия. Но, к счастью, вовремя опомнилась. И сейчас эти проекты оказались под вопросом. Тем не менее, мы можем рассуждать, чем они грозят Байкалу. Нам есть с чем сравнивать - мы имеем ангарский каскад ГЭС, который оказывает прямое влияние на озеро. Конечно, эти станции построены на реке Ангара, которая вытекает из Байкала. Монголы планируют построить станции на реках, которые, наоборот, его питают. Чем это все чревато - хорошо видно на примере с Богучанским водохранилищем, наполнение которого потребовало большого количества воды. В результате уровень Байкала начал падать.

Правда, монголы обещают, что водохранилища своих ГЭС они будут наполнять паводковыми водами. Но где гарантия? На словах можно наобещать все, что угодно - но нам прекрасно известно, что серии засушливых и дождливых лет постоянно чередуются. Но последний период засухи явно затянулся: с 1998 года и по настоящее время идут засушливые годы, чего раньше не наблюдалось. Раньше такие периоды длились 7-8 лет. Это поставило в тупик наших синоптиков. На одну треть уже сократилась приточность воды. Где-то 27-30 млн кубометров сейчас, тогда как в лучшие годы было 58 кубов. Средний многолетний показатель - примерно 45-48 млн кубометров. А если монголы построят свой каскад, то проточность упадет еще сильнее. А если не будет большой воды?

Но самое страшное последствие - это забор воды для водоснабжения пустыни Гоби. Я года три назад там проезжал - там уже велось грандиозное строительство, разрабатываются месторождения угля и полиметаллических руд. Китайским инвесторам необходима вода, а потому качать ее планируется по трубе из водохранилища ГЭС Орхон. Проекты других ГЭС не менее опасны для Байкала. Какую бы станцию там ни построили, все равно будет плохо.

Что делать в этой ситуации? Нужно постоянно будоражить международные организации, начиная с ЮНЕСКО. Иного пути просто нет - прямо взять и запретить Монголии строить эти ГЭС, Россия не имеет права. В то же время, надо предлагать альтернативы гидроэлектростанциям. Мы о них не раз говорили. Например, "ГобиТЭК", который позволил бы активнее использовать возобновляемые источники энергии (ветер, солнце). Параллельно с этим нам необходимо пересмотреть договор на экспорт электричества в Монголию. И, конечно, нам надо усилить свое экономическое влияние на эту страну, которое мы потеряли с развалом СССР. И они, конечно, потому и смотрят на Китай, который вкладывает большие деньги в развитие их экономики. Правда, нельзя забывать и еще один нюанс - в Монголии часто меняется правительство и потому политическая обстановка неспокойная. Куда качнется маятник - не известно. Но в любом случае, строить ГЭС в Монголии вообще не нужно, от этого вред Байкалу будет в любом случае>.

Тайга.инфо, 18 августа 2016 г.,
http://www.plotina.net/anatolij-imetxenov-nado-predlagat-mongolam-alternativy-ges/

МИНПРИРОДЫ РФ МОЖЕТ СДЕЛАТЬ СКИДКИ НА ПОСТАВКИ ЭЛЕКТРОЭНЕРГИИ В МОНГОЛИЮ

Минприроды РФ будет добиваться улучшения ситуации с поставками электроэнергии в Монголию, чтобы она отказалась от планов по строительству ГЭС на Селенге и ее притоках, заявил глава министерства Сергей Донской.

<Эта тема рассматривалась уже у меня на совещании перед [поездкой] Монголией. В том числе я запрашивал позицию Минэнерго. Коллеги сказали, что да, есть тонкости, связанные с поставкой дальневосточной энергии в Монголию, но в любом случае со своей стороны, Минприроды, будем поддерживать ситуацию таким образом, чтобы поставки электроэнергии были выгоднее [для Монголии], чем строительство ГЭС>, - сказал Донской (цитата по РИА Новостям).

Он также добавил, что Минприроды при необходимости будет отстаивать строительство дополнительных линий электропередач.

Как ранее сообщала Тайга.инфо, Монголия планирует построить ГЭС на впадающей в Байкал Селенге, а также ее притоках. Таким образом, страна пытается компенсировать энергодефицит. Электроэнергия из России существенно поднялась в цене. Российская сторона в лице Минприроды и экологов ранее заявила о существенных экологических рисках проекта. России также удалось добиться заморозки финансирования Всемирным банком строительства ГЭС на Селенге.

По словам Донского, в ходе переговоров с Монголией была достигнута договоренность о том, что России будут предоставлены экологические обоснования, кроме того, страна готова привлечь российских экспертов к оценке проекта.

Ранее сообщалось о подготовке общественных слушаний по проекту в Бурятии. Они должны пройти осенью.

Тайга.инфо, 3 августа 2016 г.,
http://www.plotina.net/mpr-mongolia-discount/

Источник: Бюллетень "Экология и правуа человека", выпускается Союзом "За химическую безопасность". Редактор и издатель Лев А.Федоров.