1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Монгольские ГЭС: война с самим собой

xaxbayarМонгольский журналист Ч. Мунхбаяр вспоминает прошлое проектов монгольских ГЭС в бассейне Селенги – крупнейшего притока Байкала – и рассуждает о их настоящем. Точнее, о геополитическом факторе строительства Эгийн-гольской ГЭС в Монголии на деньги Китая и в пику России.

Из Хубсугула вытекает только одна река - Эгийн-гол, в которую впадает Уур-гол. В 70 -х годах прошлого века научно-технические ведомства СССР установили, что возле слияния монгольских рек Эгийн-гол и Селенги можно построить ГЭС, и разработали соответствующее ТЭО. В 1991 году правительство Монголии решило воплотить проект в жизнь, и Азиатский банк развития выделил на разработку новых ТЭО 5,2 млн. долл., в том числе 3,8 млн. из которых в виде займов, 1,4 млн. в качестве безвозмездной помощи. Итальянско-швейцарская компания разработала ТЭО в 1992-1995 гг. В 1995 году, согласно их расчётам, для возведения Эгийн-гольской ГЭС (ЭГЭС) требовалось 300 млн. долларов.

Премьер-министр М.Энхсайхан в конце 1996 года объявил тендер на строительство, который выиграла малайзийская компания. Малайзийцы выдвинули условия, при которых станцией в течение 18 лет будет владеть их компания, а правительство Монголии обеспечит неизменность тарифов на электроэнергию. Монгольские власти согласились на это и во время визита премьер-министра Малайзии должны были подписать соответствующий документ. Но за десять дней до его приезда монгольский премьер М.Энхсайхан резко поменял свою позицию, мотивировав это тем, что чешская офшорная компания "Техно-Арт" предложила гораздо более выгодные условия. Как только малайзийский вариант развалился, компания из Чехии исчезла.

В 2006 году премьер М.Энхболд инициировал строительство ЭГЭС и парламентом уже было утверждено получение для этой цели кредита в размере 300 млн. долларов от китайских банков. Но следующий премьер-министр С.Баяр отозвал проект, а премьер-министр Н.Алтанхуяг вновь возобновил его. Экспортно-импортный банк Китая "Эксимбанк" выразил готовность финансировать эту затею. В ноябре 2015 года парламентарии Ц.Даваасурэн и Х.Болорчулуун заявили по этому поводу, что Китай будет предоставлять строительные и технические услуги по цене, завышенной почти вдвое по сравнению с рыночной стоимостью, т.е. Монголия заплатит более 800 млн. долларов. В прошлом году президент Монголии подписал межправительственный договор о получении кредита в размере 1 млрд. долларов от "Эксимбанка".

Площадь будущего Эгийнгольского водохранилища 125 км2, проектируемый срок его наполнения 30 месяцев

Руководитель проекта ЭГЭС Д.Одхуу говорил в интервью газете "Удрийн сонин":

«75% финансирования будет обеспечено за счет китайских кредитов, а 15% за счет внутренних ресурсов».

Бельгийская компания "Трактебель инджиниринг" рассчитала, что на строительство станции требуется 827,6 млн. долларов. ГЭС будет работать с годовым доходом в 25 млн. долл., и за 15-20 лет покроет капиталовложение, а эксплуатационный срок у гидростанции - более 50 лет. После полного наполнения водохранилища мощность ЭГЭС будет равна 315 МВт, т.е будет равна трети всей установленной электрической мощности страны. Сначала мощность ЭГЭС будет небольшой, примерно 30-40 МВт. Но эта электроэнергия будет самой дешевой. Мы потребляем электроэнергию, себестоимость 1 кВт которой - 5,2 цента, а в дальнейшем производим кВт электроэнергии, тратя 1,4 цента. Когда проект будет завершен, цена на электричество будет в 10 раз дороже, а мы тогда предложим электричество в 10 раз дешевле. Если не построим ГЭС, то каждый год будем терять 60-70 млн. долларов."

Министр энергетики и минеральных ресурсов Д.Зоригт объявил : "ЭГЭС покроет расходы на её стройку. Цена одного кВт электроэнергии, производимой ЭГЭС до полного погашения кредита будет 8,5 центов, а после 1,4 - 1,6 цента"

Господин Д.Одхуу дискутирует с российскими делегатами.

Для более чем 80 семей, расселенных из деревни Хантай, будет построена новая деревня со всеми удобствами, школа и детский сад. Китайская фирма-подрядчик ведет работу по подготовке инфраструктуры для стройплощадки ГЭС.

По словам вышеупомянутого господина Д.Одхуу, теперь эти работы остановились, потому что китайцы сказали: "Русские нам присылают требования. Временно остановим финансирование. Вы разберитесь с русскими". И отказались от поддержки. Д.Одхуу намерен обращаться к мировому сообществу, к Западу, прося денег, поскольку не желает быть марионеткой России и Китая.

Он повсеместно заявляет, что Россия мешает проекту, что не будет добиваться от неё разрешения на стройку ГЭС и что обеспокоенность северного соседа, связанная со строительством ЭГЭС, не имеет под собой никаких оснований. Ссылаясь на советы компании "Трактебель инджиниринг", Д.Одхуу разъясняет: "Процент влияния ГЭС на Байкал в период наполнения водохранилища составляет 0,0023%, а после – вообще никак не повлияет на озеро. 18% поступающей в Байкал воды приносит Монгольская Селенга, а 88% воды поступает из росийских рек. К тому же, Эгийн-гол относится не к бассейну Байкала, а к бассейну Хубсугула, так что опасения россиян сильно преувеличены, это - политика". Мнение президента Монголии несколько отличается от мнения господина Д.Одхуу. Он поведал участникам АСЕМ, что Эгийн-гол берёт начало из вечной мерзлоты, и если не вовлекать реку в оборот путём постройки ГЭС, то её течение замедлится.

В этом году министр Д.Зоригт утверждал, что строительство ГЭС, сделает уровень воды в Селенге стабильным и обеспечит реку надёжным источником, тем самым Монголия благоприятно повлияет на Байкал.

Президент Монголии Ц.Элбэгдорж заявил журналистам: "Я чувствовал себя космонавтом в голубой воде. Слово Байкал в одном из переводов с монгольского языка означает "природа". Мы рады, что главный приток Байкала - река Селенга берет начало в горах Монголии, и готовы беречь эту реку как номады - кочевники, тесно связанные с природой. Мы понимаем свою ответственность за сбережение 20% мировых запасов пресной воды, хранящейся в Байкале".

Одна из причин остановки проекта ЭГЭС в 2007 году - грядущее затопление более 260 историко-культурных памятников.

Но главная проблема – в водных ресурсах.

В номере газеты "Удрийн сонин" от 11 августа 2007 г. сообщалось, что: по данным Госводнадзора, от 2002 г. до 2007 г. скорость течения Эгийн-гола снизилась с 55,5 м/с до 16,6 м/с, т.е в 3 раза;
в сомоне Алаг-Эрдэнэ течение прервалось на расстоянии длиной 3,5 км;
местные жители говорят, что раньше всадник пересекал реку с риском для жизни, а теперь даже дети ее вброд переходят.

В 2007 году в статье "Лишимся ли и ГЭС, и воды..." говорится, что: по сообщениям местной экологической НПО "Эг-Уур - Эх нутаг", проектная ОВОС охватила не всю реку, в ходе её мониторинга обнаружилось, что по состоянию на июнь 2006 г. река исчезла от местности Цагаан-Хясаа до местности Далангийн-Булан, а расстояние между ними составляет 20 км, и на сегодняшний день положение не изменилось;

прогнозы состояния реки не утешетильны. Например, согласно рапорту Госводнадзора, 5 августа 2002 г. наибольшая глубина реки составляла 2,48 метров, средняя температура воды была 10°C , а ровно 5 лет спустя наибольшая глубина составляла 2,08 метров, средняя температура - 14°C, т.е. за 5 лет уровень воды опустился на 40 см, а температура поднялась на 4°C;

местные жители издавна протестуют против возведения ГЭС;

глава Департамента энергетики и координации задач при Министерстве электричества и энергоносителей Б.Чимэддорж предложил министерству отозвать проект ЭГЭС, и предложение на заседании правительства было одобрено.

Во время экологического обследования реки Эгийн-гол защитниками Байкальского бассейна из Монголии, России и США.

В Монголии есть и малая ЭГЭС. В 2006 году с помощью Дании на реке Эгийн-гол (на территории сомона Эрдэнэбулган аймака Хубсугул) была построена ГЭС мощностью 220 кВт, но когда приехала приёмная комиссия аймака, стало ясно, что дамба повреждена из-за ошибочной расчётной оценки вечной мерзлоты. ГЭС начала работать в мае 2007 г. и её мощность была до 50 кВт, но незапланированные остановки были не редкостью. Заграждение для рыб было слишком крупносетчатым, могло бы пропустить даже тайменя. Зимой лёд привел к неисправностям генератора. По словам очевидца, теперь там все разворовано и ничего не осталось.

Повторит большая ЭГЭС судьбу малой ЭГЭС?

Прыжок выше головы

Монгольские энергетики заявляют, что Монголии нужна ГЭС в качестве регулятора. Разница между максимальной и минимальной нагрузками энергосистемы Монголии составляет 120-220 МВт.

"Мы или покупаем у России дефицитную энергию, или по низкой цене продаём излишнюю энергию России, а в результате каждый год теряем 25 млн. долларов. Для решения этой проблемы нам нужна хотя бы одна ГЭС, функционирующая как аккумулятор или стартер", - объясняют энергетики, но есть мнение, что для урегулирования нагрузок можно построить специальный ТЭС вблизи ЛЭП. Это поможет снять нагрузки в зимний период, тогда как ГЭС зимой не может дать соответствующую выработку.

"Мы получаем 14 центов с российского импорта и ещё теряем из-за недопотребления электроэнергии между 12 часами ночи и 6 часами утра, когда люди спят. Таким образом, эта недопотребленная энергия опять-таки возвращается в Россию, но за нее Россия платит всего два цента, т.е. энергия производится в Монголии за 5 с лишним центов, а продаётся России в ночное время за 2 цента, потом в дневное время, при себестоимости 5,3 цента, цена импорта составляет 14 центов. Получается в три раза дороже импорта. И каждый год эта цена поднимается на 12-15%. Мало того, что объемы импорта электроэнергии увеличиваются, но растет еще и цена. В 2020 году пиковая нагрузка достигнет 1128 МВт, и тогда придется импортировать 500 МВт электроэнергии.

Из-за технических особенностей тепловых станций, остановка турбин невозможна без предварительной подготовки в течение 2-3 суток. А при запуске необходима хотя бы неделя для того, чтобы турбина вошла в режим. Поэтому тепловые станции, как правило, работают на базисной основе, т.е. нерегулируемой. Регулировать можно только атомную и гидроэлектростанцию" - обосновывают свою позицию лидер сторонников ГЭС Д.Одхуу.

Глава департамента политики минэнерго Монголии Ц.Баярбаатар заявляет:

"Мы сейчас попусту позволяем воде вытекать в Россию, а наша задача - превратить ее в энергию, пока она не пересекла границу. Русские говорят, что у нас нет законного права строить ГЭС Шурэн и это повредит озеру Байкал - объекту наследия ЮНЕСКО. Это довольно невежливо с их стороны, так обращаться с Монголией, ведь ничего еще не было построено.

Монголы страдают от недостатка воды. Поэтому наши люди не должны умирать от жажды ради того, чтобы сохранять в неприкосновенности и целостности озеро в чужой стране. Почему мы не можем создать из нашей воды озеро, чтобы все вокруг зазеленело? Но так уж и быть, мы согласились, что когда закончим ТЭО проекта, то представим его для ознакомления российской стороне. А ГЭС Эгийн-Гол - это вообще чисто монгольское дело, она никак не связана с ГЭС Шурэн... Я считаю, что такое поведение России - это наглая попытка вмешательства во внутренние дела Монголии".

Салхитскую ВЭС возвела монгольская компания "Ньюком".

В 1950-х годах северный сосед поставил вопрос о развитии гидроэнергетики в Монголии. В дальнейшем советские институты "Гидроэнергетпроект" и "Ленгидропроект" в период с 1965 по 1974 гг., на протяжении 9 лет вели исследовательские работы, в результате которых установили, что потенциал монгольских гидроэнергетических ресурсов - 3 800 МВт и разработали проектные материалы. Речь шла о строительстве 25 створов на реках страны или о 22 ГЭС общей мощностью 1,5 ГВт.

Сейчас всё это превратилось в наши так называемые мегапроекты. Обычно цель мегапроекта - развитие экономики, решение больших социально-экономических задач, новое развитие территории, региона, страны и создание инфраструктуры. Мегапроекты характеризуются высокой стоимостью (около 1 млрд. долларов), участием в их реализации тысяч людей и длительным сроком реализации, иногда превышающим 10 лет.

Вице-премьер Монголии М.Энхсайхан считает, что мегапроекты - очень рискованное дело, только треть таких проектов успешно завершается, а расходы на их реализацию, как правило, превышают первичную сумму.

В 2006 году Монголия провозгласила государственную политику поддержки развития энергетики. Были приняты соответствующие документы: Закон, Объединённая программа и Основные направления. Эта политика всячески стимулирует строительство электростанций, предоставляя различные льготы и финансовые средства. Выделяет и особо поощряет производство возобновляемой энергии.

Монголия централизованно распределяет электроэнергию (1 кВт∙ч ), стоимость которой составляет 144 тугриков (6,3 цента) - за 104 тугриков (4,5 цента) и тепло (1 Гкал), стоимость которого составляет 24 000 тугриков (10,4 долларов) - за 15 000-16 000 тугриков (6,6-7,3 долларов). Кстати, эти продукты обходятся потребителям все равно в несколько раз дороже, чем в развитых странах, если пересчитать цены с учетом покупательской способности.

Государственная закупочная цена гидроэлектроэнергии за 1 кВт∙ч - 160-170 тугриков (7-7,4 центов), ветряной - 160-180 тугриков (7-7,8 центов), солнечной - 180-200 тугриков (7,8 - 8,7 центов). Как ни странно, согласно сегодняшней энергетической политике, чем больше развивается отрасль возобновляемой энергии, тем большие убытки несет государство. А в госпрограмме развития энергетики указано, что в 2020 году доля возобновляемой энергии должна занять 20% от объема всей производимой энергии, а к 2030 году - 60%.

Зелёные Монголии и России вместе осудили экологически и экономически вредных проектов ГЭС.

В 1959 году была запущена первая в Монголии ГЭС на реке Орхон - Каракорумская, мощностью 528 кВт. С тех пор были построены 11 малых ГЭС, мощность которых от 150 до 2000 кВт, 7 из них построены в 2000-ых годах. 4 малые ГЭС Каракорумская (год постройки 1959), Чигджская (1989), Манханская (1998), Мунххайрханская (2003) вышли из строя по разным причинам.

Сейчас планируется строительство с государственной поддержкой десятков ГЭС. В их числе:

Шурэнская, мощностью 245 МВт, Бурэнская - 161 МВт (оба на реке Селенга), Арцатская - 118 МВт (на реке Арцат) в составе Селенгинского каскада (суммарная мощность - 524 МВт),

Эгийнгольская, мощностью 315 МВт, Цамбынхийдская - 50 МВт, Хантайская - 40 МВт, Элстэйская - 40 МВт, Хэнхэртская - 5 МВт и Хатгальская - 3 МВт в составе Хубсугульского каскада (на реке Эгийн-гол, суммарная мощность - 453 МВт),

Тавалтайская - 93 МВт, Эрдэнэбурэнская - 64 МВт, Майхантолгойская - 21 МВт в составе Кобдоского каскада (на реке Кобдо, суммарная мощность - 178 МВт),

Орхонская (на реке Орхон) - 100 МВт,

Тэрэлджинская (на реке Тэрэлдж) - 90 МВт,

Орхон-Гобийская (на канале "Орхон - Гоби" ) - 33 МВт,

Чаргайтская (на реке Чаргайт) - 24 МВт,

Тосонцэнгэльская (на реке Дэлгэр) - 24,

Хэрлэн-Гобийская (на реке Хэрлэн) - 20 МВт,

Улан-Баторская ГАЭС, мощностью 100 МВт и т.д.

Мощность ГЭС в вышеприведённом неполном списке составляет 1546 МВт, что превышает максимально рассчитанный производственный потенциал гидроэнергетических ресурсов страны -1508 МВт. Для выполнения плана приходится прыгать выше головы.

Вокруг Тайширской ГЭС массово гибнет рыба. Но тревожат недобрые истории, связанные чуть ли не с каждой ГЭС.

«Шурэнскую ГЭС можно построить на реке Селенга, между посёлком Хялганат и посёлком-центра сомона Зуунбурэн», - заключили советские институты в 70-ых годах. Всемирный Банк поддержал проект Шуренской ГЭС (ШГЭС) мощностью 245 МВт в рамках проекта МИНИС (Mining Infrastructure Investment Support Project, Проект инвестиционной поддержки горнорудной инфраструктуры). Вообще ШГЭС и многие другие ГЭС - часть почти закрытой системы, где доминируют иностранные компании. Правительство Монголии включило этот проект в бюджетный план 2015 г. Советник проекта Б.Очиржав уверял, что ШГЭС будет работать на полную мощность уже в 2022 г. Экологи и коренные жители Монголии и России в феврале 2015 г. подали совместную жалобу на Всемирный Банк, акцентируя внимание на экологические и социальные аспекты строительства. Инспекционный совет Всемирного банка признал наличие высоких потенциальных рисков проекта МИНИС.

Тавалтайскую ГЭС строит компания, специализирующаяся на строительстве дорог. Строительство ГЭС явно не соответствует профилю её деятельности.

Дургунская ГЭС, на стройку которой затрачено 140-160 млн. долларов, должна была обеспечить электричеством аймаки западного региона. Но запланированная в 1993 году и построенная в 2009 году ГЭС осиливает только центр одного аймака. В результате затоплены зимовья пастухов. Плотины Дургунской и других ГЭС мешают миграции рыб. Особенно страдает эндемичный вид - монгольский хариус.

Тайширская ГЭС в течение нескольких лет привела к исчезновению крупной реки Дзабхан и к засыханию озера Эрээн. И теперь вокруг этой ГЭС гибнут почти все рыбы, а примером процветания природы служат птицы, слетающиеся на падаль.

Харганатскую ГЭС пытались построить в экологически уязвимой зоне, опираясь на нехватку водных ресурсов для нужд скотоводов. Но местные жители выгнали строителей и работы были остановлены в августе этого года.

Общественность Монголии выступает против переброски вод рек Орхон и Хэрлэн на юг.

Кстати, для Байкала представляют угрозу не только ГЭС, но и проект переброски части стока крупных рек Орхон и Хэрлэн на юг. Готовность поддержать этот проект выразили китайские банки. Монголия намерена развернуть сток р. Орхон через канал протяженностью 920 км до месторождения Оюу Толгой, которое находится вблизи южной границы страны. На канале запланировано возведение ГЭС мощностью 33 МВт. А р. Хэрлэн рассчитывают развернуть на юг вплоть до самой границы, до пограничного порта Дзамын-Ууд, мотивируя тем, что когда-нибудь возможно будет построен индустриальный узел в аймачном центре Сайншанд, хотя этот город расположен в 230 км к северу от Дзамын-Ууда.

Эти гидроресурсы пригодились бы столице Монголии, но, увы, каналы будут проходить вдалеке от Улан-Батора. Руководитель "Программы эффективного использовании поверхностных вод", к которой относятся вышеприведенные проекты, не исключил возможность ухода этих вод в Китай, но тут же попытался успокоить общественность, ссылаясь на сверхизбыток гидропотенциала в Монголии.

Китайский фактор и война с самим собой

Монголия из Китая через СП "Оюутолгой" импортирует электричество каждый год за 200 млн долл.

Руководитель "Бурятского регионального объединения по Байкалу" Сергей Шапхаев заметил, что за спиной всех этих проектов стоит Китай. "Комсомольская правда" сделала вывод, что Китай снижает за счёт этого выбросы на территории своей страны. На одном из российских сайтов пишут: "эти проекты - часть глобального проекта КНР "Экономический пояс Шелкового пути". Как бы то ни было, китайский фактор имеет большое значение в тотальной кампании по гидроэлектрификации Монголии.

Китайские финансисты всегда готовы поддержать кредитами рискованные затеи монгольских комбинаторов. В Монголии есть компании, способные построить ГЭС, опираясь на собственные возможности и не загоняя государство в долги. Но власти упорно доверяют строительство ГЭС китайцам и другим иностранцам.

Наша страна покупает у КНР электроэнергию, которая поступает из Ордосской ТЭС, значительно дороже, чем у России. Через СП "Оюу Толгой" ежегодно импортирует электричество на 200 млн долларов.

Горький урок извлечён из Аргуньского кризиса.

Иностранные компании собираются построить в Монголии Тавантолгойскую ТЭС мощностью 450 МВт, якобы предназначенную обеспечить сельские поселения электричеством. Но руководитель этого проекта заявляет, что "Оюу Толгой" крепко связан договоренностями с китайской стороной, и поэтому вряд ли найдутся покупатели для продукции ТЭС.

В Китай текут реки Керулен, Онон, Халхингол, Булган, Оршуун и Шуурс, берущие начало на территории Монголии. Но за все время шумихи вокруг ГЭС никто не задал вопросы наподобие следующих: почему Монголия с каждым годом тратит все большую сумму, покупая электроэнергию у Китая? Почему Монголия позволяет воде вытекать в Китай просто так? Почему бы Монголии не использовать ресурсы этих рек более эффективно, чтобы прекратить энергетическое давление Китая? Ведь подобные вопросы часто задаются подготовленной государством аудиторией в отношении другой страны. А тех, кто высказывает отличающуюся от официальной пропаганды точку зрения, называют агентом Кремля, шпионом, наёмником, предателем и государственные тролли требуют их сажать в тюрьму и даже приговорить к смертной казни.

"Новая газета" привела один пример:

"В 2007 году российские экологи нечаянно обнаружили, что китайцы задумали проект канала для переброски трети стока трансграничной реки Аргунь (зовется Хайлар на китайской территории), чтобы "спасти озеро Далай от усыхания". Обоснование содержало довольно наивное предположение: так как Далай и Аргунь (Хайлар) соединены протокой, то после наполнения озера, вода хлынет обратно в реку, и прежний баланс восстановится...

Экстренно собранное в Чите совещание специалистов разослало во все концы обращение с объяснением, почему новый канал создаст серьезную угрозу экологического и экономического кризиса, по крайней мере, на 300 километров в пограничной долине реки Аргунь. Российская дипломатия в том же 2007 году официально выразила Китаю свое крайнее беспокойство в связи с этим. В результате вопрос был вынесен на встречу глав государств, и лидер КНР Ху Цзиньтао обещал Путину не предпринимать односторонних шагов без всесторонних консультаций. Появилась твердая надежда, что беду можно предотвратить.

Однако затем китайцы вдруг заявили о том, что канал является сугубо внутренним делом КНР и он будет построен во что бы то ни стало. Канал начали копать втихую, но так как на это не последовало никакой российской реакции, то продолжили, уже ни от кого не прячась, с флагами и оркестрами. А Забайкалье покорно ждет, когда наступит следующая засуха и в полной мере проявится воздействие китайских сооружений.

Монгольские сторонники строительства ГЭС упрямо следуют китайской траектории, копируя Китай во всем. Водное противостояние Китая и Монголии в отношении России выглядит как единое целое. К сожалению, из-за таких противостояний могут очень сильно пострадать наши национальные интересы.

Общественные слушания по материалам про проекты ГЭС в Монголии. Село Кабанск, Кабанский район, Республика Бурятия.

Казалось, что с приостановкой кредитования проекта строительства ГЭС пришёл конец гидроэлектросказке монгольских авантюристов. Но, как оказалось, это далеко не так.

В конце сентября на интернет-сайте Всемирного банка был объявлен тендер на разработку ТЭО и ОВОС больших плотин в бассейне озера Байкал (ГЭС Шурэн и гидроузел на реке Орхон). Срок подачи заявок - 25 октября.

В мае текущего года страны договорились о том, что до объявления такого тендера на территории Российской Федерации должны быть организованы общественные обсуждения проектов технических заданий на проведение региональной экологической оценки (РЭО) и оценки воздействия на окружающую среду и социальную сферу.

Российский координатор международной экологической коалиции "Реки без границ" Александр Колотов сказал по этому поводу:

"Такое пренебрежение мнением жителей России, которое они должны были высказать на слушаниях в Бурятии и Иркутской области, ставит под угрозу саму возможность проведения дальнейших консультаций. Какой смысл проводить общественные слушания в России, если в Монголии уже утверждены и выставлены на тендер именно те материалы, которые и планировалось обсуждать? Это будут не слушания, а сплошной фарс, имитация общественного участия и попытка перехитрить своих соседей".

Глава Минприроды России Сергей Донской направил в адрес руководства Всемирного Банка письмо с просьбой разъяснить ситуацию в связи с объявленными конкурсами на разработку ТЭО, РЭО и ОВОС данных проектов.

После обращения во Всемирный банк монгольская сторона официально заявила, что проекты строительства монгольских ГЭС на крупнейшем притоке Байкала все же станут предметом общественных слушаний в России.

«Однако остается вопрос: будет ли монгольская сторона вообще прислушиваться к мнению жителей России? Наши многочисленные экспертные замечания по монгольским ГЭС до сих пор остаются без ответа, результаты общественных слушаний в Кабанском районе Бурятии, которые прошли в феврале этого года, также полностью проигнорированы монгольской стороной», - отмечает эколог Александр Колотов.

Международные отношения - не детские игрушки. Договоренности - нарушения - протест - договоренности - нарушения - протест... До каких пор отношения между нашими странами будут развиваться по такой схеме? И когда правители Монголии перестанут вытирать ноги о договора и конвенции, участниками которых стали, и начнут их соблюдать? Как я понимаю, Россия нам не запрещает строить ГЭС, а хочет сотрудничать по правилам, но тогда зачем Монголия упрямится, отказываясь всесторонне обсудить эту проблему с северным соседом?

Дружба позади?

В Монголии ходят слухи, что на днях Россия и Америка начнут воевать друг с другом. Слухи слухами, а "холодная война" между Монголией и Россией уже стучится в двери из-за этих путаниц с гидросооружениями. По большому счету, это война не с Россией, а война Монголии с самой собой.

Ч. Мунхбаяр
http://www.plotina.net/mongolskie-ges-vojna-s-samim-soboj/
30.10.2016