1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Байкал на должном уровне. При обсуждении проблем главного колодца планеты эмоции не должны превалировать над фактами

baykal-new3О Байкале сказано и написано немало. Начиная от восторженных публикаций о том, что Байкал – кладовая природных ресурсов (с чем не поспоришь) и колодец планеты (к этому образу тоже, как говорится, не придерешься) до грустных сентенций на тему «великое море уже обмелело» (полная чушь). При этом один и тот же факт авторы порой трактуют по-разному. А сама дискуссия о перспективах Байкала порой напоминает разговор глухого с немым: одни оперируют фактами, другие предпочитают эмоции.

Ни метра назад?

Как известно, правительство РФ 30 декабря 2017 года приняло постановление № 1667 «О предельных значениях уровня воды в озере Байкал в 2018–2020 годах». Этим документом кабинет министров установил с 2018 по 2020 год максимальное и минимальное значения уровня воды в озере Байкал. В период средней водности это значение фиксируется на отметках соответственно 457 и 456 м (в тихоокеанской системе высот – ТО). Минимальное значение уровня воды в озере Байкал в период малой водности (маловодный период) установлено на отметке 455,54 м ТО. А максимальное значение уровня воды в озере Байкал в период большой водности (многоводный период) – на отметке 457,85 м ТО.

«Это позволит избежать угрозы чрезвычайной ситуации и обеспечить водо-, тепло- и энергоснабжение населения и объектов экономики и социальной сферы региона», – говорится в документе, который вызвал немало споров и протестов со стороны общественников. Зеленые утверждают, что речь, мол, идет об искусственном регулировании уровня Байкала в зависимости от интересов неких заинтересованных сторон. К последним традиционно относят энергетиков.

С одной стороны, действительно уровень озера регулируется искусственно уже более 60 лет, с момента перекрытия Ангары при строительстве Иркутской ГЭС, и от этого никуда не уйти. С другой стороны, ГЭС уже сама стала частью сложившейся за эти десятилетия экосистемы (вполне устоявшейся), потому что Байкал, Ангара и Енисей представляют собой единый гидроэнергетический комплекс России. Ангарская и Енисейская ветки каскада ГЭС гидравлически связаны, они относятся к одному водному бассейну. И входящие в комплекс реки и водохранилища служат не только и не столько энергетикам. Это ведь и запасы водных ресурсов для нужд коммунального хозяйства, и артерии для водного транспорта, и водоемы для рыбного хозяйства, и места для туризма, и многое-многое другое. Кстати, при строительстве Иркутской ГЭС уровень Байкала действительно поднялся на 1 м (об этом метре чуть ниже). Но за прошедшие с момента пуска станции 60 лет экосистема уже стабилизировалась на новом уровне, о чем говорят многочисленные исследования профильных научных институтов из структуры РАН.

Не раз говорилось о том, что, к сожалению, экстремальное маловодье или экстремальный паводок – явление, от человека не зависящее. Так уж распорядилась природа, что уже четвертый год (с 2014 года) на Байкале установилось экстремальное маловодье: основной источник воды в озере – река Селенга – приносит на треть меньше воды, да и жаркая погода способствует тому, что с поверхности Байкала испаряется больше влаги, чем обычно. И о метровом диапазоне возможных колебаний уровня озера, утвержденном в 2001 году росчерком пера премьера Касьянова, по объективным природным причинам пришлось забыть (кстати, до сих пор непонятно, кто и как считал этот самый пресловутый метр). В итоге с начала последнего маловодья приходилось то вводить ограничения по осадке судов на Ангаре, то вводить режим чрезвычайной ситуации (как в 2014–2015 годах на территории Иркутской области и Бурятии), когда могли оголиться водозаборы сибирских городов и зимой без воды остались бы сотни тысяч людей.

Тут следует отметить три аспекта. Во-первых, декабрьское постановление правительства РФ № 1667 всего лишь возвращает регулирование уровня Байкала к положению, существовавшему в 1950–1990-х годах, когда действовали Правила использования водных ресурсов озера Байкал, приостановленные постановлением № 234 в 2001 году (где впервые и было сказано о метровом диапазоне).

Во-вторых, следует напомнить, что упомянутое постановление почти двадцатилетней давности приостанавливали несколько раз. Потому что чиновники еще не научились управлять природой: в период маловодья уровень озера все равно опускался ниже искусственно установленной отметки 456 м ТО, никакого практического значения уже не имевшей.

В-третьих, правительство своим постановлением всего лишь разрешает Росводресурсам и его подразделению (Енисейскому бассейновому управлению) следовать за реальной гидрологической обстановкой. То есть в случае засухи дойти до отметки 455,54 м, обеспечив водой города ниже плотины Иркутской ГЭС, а в случае наводнения – до отметки 457,85 м. Что в реальности произойдет в ближайшие три года – пока прогнозировать сложно. Хотя эксперты позитивных обещаний не дают и полагают, что маловодье продолжится. К примеру, по данным ученых Сибирского отделения РАН, к маю этого года уровень озера понизится до отметок 455,65–455,75 м ТО (вероятность прогноза – 90%). По данным Лимнологического института СО РАН, до этой отметки и даже ниже нее уровень Байкала опускался за последние полвека 18 раз.

Кто виноват?

Зеленые активисты во всех бедах Байкала с конца прошлого года винят Иркутскую ГЭС. Высохли колодцы – ГЭС высосала всю воду, загорелись леса и торфяники – энергетики воды не дали, рыба летом в озере сдохла – из-за энергетиков в озере мало кислорода, и так далее. Но теперь более серьезно об Иркутской ГЭС и ее влиянии на экологию колодца планеты.

Эта ГЭС, как известно, расположена на единственной вытекающей из Байкала реке Ангаре – в 65 км от озера. Станция является, по сути, инструментом регулирования уровня воды в озере в руках правительства России. Если в Байкал пришло много воды – Росводресурсы (именно этот орган власти, а не сами гидроэнергетики, устанавливает, сколько воды могут пропускать через себя российские ГЭС) дают команду поднять затворы и не допустить подтоплений городов и поселков на берегах озера. А если мало воды, как в последние четыре года, наоборот – закрыть задвижки и копить воду в Байкале. С октября 2014 года по указанию Росводресурсов Иркутская ГЭС работает как раз в таком режиме – пропускает через турбины минимально возможные 1300 куб. м в секунду. Уменьшать этот объем нельзя – в противном случае водозаборы городов ниже по течению Ангары окажутся выше уровня реки и без воды останутся сотни тысяч жителей сибирских городов. При этом естественная скорость течения Ангары в истоке – около 1900 куб. м в секунду, то есть не будь плотины, уровень Байкала уже был бы на несколько метров ниже. Что касается выработки электроэнергии, в условиях маловодья Иркутская ГЭС, по собственным данным, производит ее почти в два раза меньше, чем в обычные годы.

«Минприроды предложило постановление, которое позволит Иркутской ГЭС менять уровень воды Байкала в диапазоне в два раза больше, чем ранее, – заявили ранее в «Гринпис России». – Это может привести к гибели рыбы и изменению берегового рельефа». И еще: «Иркутская ГЭС использует из Байкала столько воды, сколько требуется для получения электроэнергии, – это вызывает колебания уровня воды в озере». Полная чушь – сколько воды пропускать через турбины определяет не ГЭС, она лишь получает соответствующее распоряжение от Росводресурсов. Которые, в свою очередь, принимают решение, комплексно учитывая интересы и экологии, и транспортников, и коммунальных служб, и сельского хозяйства, и энергетиков.

«Из-за того, что ГЭС сливает воды больше, чем нужно, популяция птиц и рыб на Байкале сократилась на треть», – авторитетно рассказывает СМИ некий общественник, не утруждая пояснением, откуда он взял такие данные (в ответ ученые из Лимнологического института СО РАН и Института биологии Иркутского госуниверситета, которые более полувека занимаются изучением Байкала, лишь крутят пальцем у виска).

И еще пара штрихов к картине «противостояния» гидроэнергетиков и общественников. «Возможно, это совпадение, но волна недовольства общественников совпала по времени с размещением акций компании En+, владеющей в том числе и Иркутской ГЭС, на Лондонской бирже – компания привлекла от иностранных инвесторов 1,5 млрд долл.», – подметил портал Лента.ру (12.12.17). Именно на биржу и в СМИ были адресованы десятки написанных под копирку писем от разных малоизвестных общественных организаций, обвиняющих компанию во всех бедах и требующих от нее остановить слив Байкала. Очевидно, что для иностранных газет, не сильно разбирающихся в тонкостях российского законодательства («ГЭС не может самостоятельно решать, сколько воды ей пропустить через турбины – это определяют власти»), история выглядит интересной: герои-одиночки сражаются с корпорацией-монстром за будущее самого глубокого и чистого озера в мире. Вот только аналогичные постановления правительства в 2015 и 2016 годах, расширяющие диапазон регулирования Байкала, почему-то возражений активистов не вызывали.

Сергей Киселев

http://www.ng.ru/economics/2018-01-30/4_7161_baykal.html