1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Проблемы развития системы особо охраняемых природных территорий в Российской Федерации

les719 ноября 2012 года в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации прошел круглый стол на тему: «Правовое обеспечение развития системы особо охраняемых природных территорий и актуальные вопросы защиты лесов в Российской Федерации».

Депутаты Государственной Думы ФС РФ, представители федеральных органов исполнительной власти, законодательных и исполнительных органов власти субъектов Российской Федерации, коммерческих и некоммерческих организаций обсуждали актуальные проблемы развития системы особо охраняемых природных территорий (ООПТ) и защиты лесов в Российской Федерации. Предлагаем ознакомиться с некоторыми тезисами докладов Круглого стола.

ЧЕТВЕРТЬ ВСЕЙ ПЛОЩАДИ ЛЕСОВ ПОДМОСКОВЬЯ УЯЗВИМЫ ДЛЯ ВРЕДИТЕЛЕЙ И БОЛЕЗНЕЙ

На сегодняшний день массовое усыхание еловых лесов – без преувеличения самая острая проблема лесов Московской области. Поэтому вопросы защиты лесов сейчас актуальны как никогда. Главная причина такого удручающего состояния лесов – это многолетние жесткие ограничения на все виды рубок леса в зеленых и лесопарковых зонах Подмосковья, и, как следствие, неизбежное старение лесов. На сегодняшний день спелые и перестойные насаждения, наиболее уязвимые для вредителей и болезней, составляют четверть всей площади лесов Подмосковья (416,7 тыс. га). Если ничего не предпринимать, то через 10 лет все они отпадут.

Для недопущения развития вредителей необходимо кардинальное решение вопроса – внесение соответствующих изменений в законодательство, разрешающих проведение в зеленых и лесопарковых зонах выборочных рубок и рубок ухода за лесом: обновления, переформирования и ландшафтных в спелых и перестойных насаждениях.

Коротко о ситуации. По результатам лесопатологического мониторинга насаждения, поврежденные короедом-типографом, выявлены в Московской области на площади 40,2 тыс. га (10 млн.кбм.), из которых 26,1 тыс. га (6,5 млн.кбм.) – очаги вредителя.

На сегодняшний день проведение санитарно-оздоровительных мероприятий на территории Московской области назначено на площади 16,9 тыс. га, отведено под их проведение 8,4 тыс. га еловых насаждений (2,1 млн. кбм.). В течение 2012 года проведены работы на площади 6448 га (более 1,2 млн. кбм.). С октября по настоящее время обследовано 3884 га короедников, отведено – 4025 га, заготовлено 94,9 тыс. кбм. древесины. Всего же в 2012-2014 годах запланированы обследования на площади 52,4 тыс. га, из них в 2012 году - 12 тыс. га.

Комитетом лесного хозяйства Московской области сейчас проводится работа по оздоровлению лесов области. Сделано следующее.

Во-первых, созданы учреждения - «Центрлесхоз» и «Мособллес», собственная лесопатологическая служба.

Во-вторых, определены источники и объемы финансирования. Планируется закупка техники через лизинг.

Для контроля выполнения арендаторами лесных участков своих обязательств по обеспечению санитарной безопасности в лесах мы приступили к формированию электронной базы данных всех договоров аренды лесных участков.

Сформирован первый эшелон лесозаготовительных предприятий и организаций, которые планируется привлечь к проведению санитарных рубок на территории области. Всего насчитывается около 50 таких организаций, из них 8 крупные.

Подготовлен реестр лесных участков для проведения лесопатологического обследования с целью назначения санитарных рубок и реестр первоочередных участков для проведения санитарных рубок на территории Клинского, Истринского, Звенигородского и Учебно-опытного лесничеств (площадь участков – 1024,1 га, объем рубок – 289,3 тыс. кбм.).

Проработаны вопросы поставки древесины, поврежденной короедом, на перерабатывающие предприятия области в объеме 400 тыс.кбм.

Обеспечено подписание трехстороннего соглашения между Правительством области, Компанией «Русский Биоуголь» и ОАО «Внешэкономбанк», предусматривающее строительство 7 заводов по производству пеллет второго поколения и переработку 1 млн.кбм. низкосортной древесины в год (предварительно определены под строительство Можайский, Клинский, Наро-Фоминский, Коломенский, Волоколамский, Павлово-Посадский, Рузский муниципальные районы).

Совместно с Министерством энергетики Московской области прорабатываются вопросы размещения дополнительно трех заводов по производству пеллет.

Разработан и утвержден план проведения санитарно-оздоровительных мероприятий в лесном фонде, направленных на борьбу с короедом-типографом на 2012-2015 годы

Вместе с тем, проведение первых мероприятий выявило ряд причин, крайне сдерживающих организацию и проведение санитарных рубок в необходимых объемах.

На недавнем совещании по вопросу санитарного состояния лесов Подмосковья, состоявшемся в Егорьевске 31 октября 2012 года под председательством Губернатора Московской области, большая часть проблемных вопросов уже поднималась. Был дан ряд поручений, касающихся как организационных вопросов, так и законодательных изменений.

Коротко остановлюсь на основных вопросах.

Во-первых, оперативность проведения санитарно-оздоровительных мероприятий существенно сдерживается затянутостью процедуры заключения госконтрактов через аукционы. Время от обнаружения вредителя до начала рубки составляет 95 – 115 дней, за это время поражение лесов вредителем успевает принять уже совсем иные масштабы

В случае Московской области, учитывая важность вопроса, для проведения работ в возможно короткие сроки мы постарались сделать все возможное для принятия нестандартного решения об определении ГАУ МО «Центрлесхоз» единственным поставщиком услуг по проведению санитарных рубок в лесах области. Но это частность, необходимо общее решение вопроса на федеральном уровне по сокращению тем или иным способом временного промежутка от обнаружения вредителя до начала рубки.

Еще один негативный момент – это невозможность определить потенциальных исполнителей санитарных рубок и их техническую оснащенность, в результате чего на аукционах выигрывают «фирмы-однодневки» без необходимых кадров и техники, сбивая цену профессиональным компаниям.

Мы понимаем важность развития конкуренции, необходимость поддержки развития субъектов малого бизнеса и ни в коем случае не призываем отменить 94-ФЗ. Однако, нельзя не согласиться, что в выполнении лесохозяйственных мероприятий все же должны участвовать квалифицированные организации, обладающие соответствующим опытом и располагающие необходимой материально-технической базой. Для обеспечения надлежащего качества работ по защите и воспроизводству лесов весь комплекс работ должен выполняться одним исполнителем, и здесь, как первый этап, представляется целесообразным заключение госконтрактов на трехлетний период, чтобы цикл работ по санитарным рубкам и рубкам ухода завершался лесовосстановительными работами. Думаю, такой серьезный и комплексный подход позволит отсеять желающих по-быстрому получить денег, не возлагая на себя при этом серьезных обязательств. А в перспективе важно обеспечить возможность заключения единых госконтрактов по защите и воспроизводству на весь период лесовосстановления, который составляет 7-8 лет (для ели и сосны).

Во-вторых, в защитных лесах (а в Московской области земли лесного фонда на 100% относятся к защитным), как известно, запрещено применение химических и биологических способов борьбы с болезнями и вредителями лесов. Цель такого запрета вполне понятна, однако биологические препараты в ряде случаев незаменимы и могут быть при этом щадящими по отношению к окружающей среде. То есть применение биологических препаратов могло бы стать хорошим дополнением к проведению санитарных рубок, позволить реализовать комплексный подход к борьбе с вредителем. Мы рассматриваем не только возможность обработки инсектицидами штабелей заражённой древесины, но и другие варианты их использования. Соответствующие поправки в федеральном законодательстве могли бы помимо прочего стимулировать разработку таких биологических препаратов и технологий обработки древесины, поддержать науку. Но еще раз повторюсь, решение такое должно быть принято на федеральном уровне, пока в вопросе применения биологических препаратов у нас связаны руки.

Следующая проблема уже напрямую относится к лесовосстановительным работам, следующим за санитарными рубками.

В настоящее время в Московской области не выращивается посадочный материал с закрытой корневой системой, что не позволяет создавать лесные культуры надлежащего качества в течение летнего периода. Посадочный материал завозится из Нижегородской области и Республики Татарстан.

Мы намерены построить собственный лесной селекционно-семеноводческий центр в Щелковском муниципальном районе для обеспечения посадочным материалом лесничеств Московской области в объеме 9 млн.шт. в год. На строительство лесного селекционно-семеноводческого центра уже предусмотрены 600 млн. рублей из бюджета Московской области.

Однако хоть номинально лесные питомники и находятся в субъектах Российской Федерации, в то же время полномочия и финансирование для ведения лесного семеноводства в регионы не переданы. То есть фактически мы не имеем права тратить субвенции на сбор шишек и семеноводство. А ведь по логике именно субъект должен хранить резерв посадочного материала, передавать его подрядчикам. Это серьезная проблема, решить которую можно лишь внесением изменений в федеральное законодательство в части наделения субъектов Российской Федерации полномочиями по ведению лесного семеноводства. Здесь очень важна поддержка и понимание федеральных органов власти.

И в заключение, говоря о защите лесов в более широком смысле. Сейчас происходит практически неконтролируемый перевод лесных земель в земли населенных пунктов, который производится без участия Правительства Российской Федерации, что не обеспечивает реализацию принципа сохранения особо защитных земель. То есть налицо двойные стандарты, при таких строгих правилах использования лесных земель для инфраструктурного развития, мы видим абсолютную лояльность в отношении включения их в границы населенных пунктов, что неизбежно порождает ряд злоупотреблений. И здесь крайне необходимо принятие решения на федеральном уровне.

Евгений. Трунов,
председатель Комитета лесного хозяйства Московской области


В НАШЕМ ЛЕСНОМ ФОНДЕ СЛОЖИЛАСЬ КАТАСТРОФИЧЕСКАЯ САНИТАРНАЯ СИТУАЦИЯ

Прежде всего, следует выразить слова благодарности председателю Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии, членам Комитета и сотрудникам Аппарата за организацию данного круглого стола по очень актуальным и важным вопросам! Все прекрасно понимают насколько зависит состояние лесов Российской Федерации от своевременного законодательного обеспечения!

В настоящее время сложилась катастрофическая санитарная ситуация в нашем лесном фонде, где накоплены огромные запасы пораженной вредителями, сухостойной и поврежденной пожарами древесины. Самый наглядный и близкий пример – состояние лесов Московской области. Там площади только пораженных короедом ельников, достигли колоссальных масштабов, свыше 40000 га. Не считая тысяч гектар перестойной и естественно ослабленной древесной растительности, которая способствует распространению вредителей и болезней. Сложившаяся ситуация настолько серьёзна, что пора объявлять чрезвычайную ситуацию.

Почему мы доводим состояние лесного фонда до катастрофы? Что этому способствует, и какие срочные меры мы должны предпринять?

Специалисты знают, что вспышка короеда циклична, возникает примерно раз в 10-12 лет, в основном благодаря природным факторам (температурный режим). В Центральном федеральном округе массовому развитию вредителя способствовали и ураганы 2008 года и аномально жаркое лето 2010 г. Учитывая отсутствие нормально функционирующей системы ведения лесохозяйственных мероприятий в лесном фонде Московской области, ещё в 2010 году мы предупреждали о прогнозируемой вспышке короеда типографа. Предлагали конкретные меры, направленные на спасение леса, но тогда нас, членов экспертного Совета Государственной Думы не услышали. В результате прогноз к сожалению сбылся.

Мы должны всегда помнить, что главная задача органов, обеспечивающих управление лесами, заключается в проведении комплекса своевременных и оперативных мероприятий по локализации и ликвидации очагов развития вредителей и в том числе короеда типографа. К ним относятся своевременная уборка погибших насаждений, ветровальников, горельников и захламленности. И главный способ борьбы - это своевременное удаление пораженных вредителем деревьев. То есть рубка свежезаселенных, еще с зеленой хвоёй деревьев, с дальнейшим снятием коры и её сжиганием. Физиология вредителя такова, что от времени проникновения его в ствол, до вылета молодого поколения проходит всего 8-10 недель. То есть гораздо раньше этого срока мы должны провести не только лесопатологическое обследование, но и санитарно-оздоровительные мероприятия (т.е. рубку). А сейчас мы боремся не с причинами, а убираем последствия ( уже погибшие, отработанные вредителем деревья).

Так почему же заселенные деревья на вырубаются вовремя?

Дело в том, что в настоящее время проведение текущего лесопатологического обследования, санитарно-оздоровительных мероприятий, наземных работ по ликвидации очагов развития вредителей на территории государственного лесного фонда, не переданного в аренду, возможно в соответствии с Федеральным законом N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд". На практике получается, что от момента выявления очага развития короеда до рубки деревьев, на организацию конкурсов в соответствии с упомянутым ФЗ уходит порядка 6 месяцев. И это при хорошем раскладе, когда пораженный лес интересен лесозаготовителю. А ведь много участков, недоступных для вывоза древесины и желающих рубить там попросту нет. В результате площади сухостойного леса постоянно увеличиваются. Это приводит не только к дальнейшему распространению вредителя, но и к многократному увеличению риска возникновения лесных пожаров. Сухой лес возгорается как порох.

Что мы можем сделать?

У нас есть хороший пример своевременной законодательной поддержки системных мер борьбы с лесными пожарами. В декабре 2010 года ФЗ № 442 были внесены поправки в ЛК и в настоящее время, в соответствии со ст. 53.8 дано право государственным бюджетным учреждениям осуществлять тушение лесных пожаров не по 94-ФЗ, а по сметам доходов и расходов, что позволяет оперативно осуществлять соответствующие необходимые мероприятия. Но кстати, убирать горельники мы опять таки должны по 94 –ФЗ, а это мешает своевременной, оперативной расчистке лесного фонда, приводит к накоплению сухостоя и как следствие способствует возникновению пожаров!

С целью устранения данных негативных предпосылок предлагаем внести поправку в ЛК РФ, например, ввести статью о перечне чрезвычайных ситуаций в лесу, куда отнести возникновение очагов вредителей на площади свыше 100 га в малолесной зоне, и свыше 1000 га в многолесной зоне. При возникновении такой чрезвычайной ситуации предоставить право государственным бюджетным или автономным учреждениям осуществлять вырубку пораженных вредителем участков леса и погибших в результате пожара (горельников) по сметам доходов и расходов.

Сергей Пальчиков,
президент НПСА «ЗДОРОВЫЙ ЛЕС», кандидат сельскохозяйственных наук


 

О ВАЖНОСТИ УЧЕТА СОВРЕМЕННОГО ОПЫТА РАБОТЫ ПРИРОДООХРАННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ РОССИИ ПРИ ФОРМИРОВАНИИ ПРАВОВОЙ БАЗЫ ООПТ

Опыт Национального парка «Приэльбрусье» ясно показал, что существующее законодательство, при наличии многих важных и нужных правовых гарантий, всё же не обеспечивает достаточных механизмов для эффективного регулирования природоохранной и туристско-рекреационной деятельности.

На данный момент регулирование данного направления осложнено отсутствием необходимой конкретики правовых документов. Национальные парки находятся в таком правовом положении, когда для сохранения природных комплексов и регулирования туристско-рекреационной деятельности следует или закрывать территорию для посещения вообще, или же находиться в противоречивом юридическом положении в отношении и с посетителями, и с туристскими организациями и с хозяйствующими субъектами - что будет вести к дальнейшей деградации природных комплексов и потере престижа особо охраняемых природных территорий.

Законодательное обеспечение нужно и для достаточного финансирования природоохранной деятельности за счёт собственных средств. К примеру, Национальному парку «Приэльбрусье», с учётом его размера и рельефа территории на проведение адекватных природоохранных мероприятий и содержание соответствующего, как по количеству, так и по профессиональной квалификации штата, существующего бюджетного финансирования явно не достаточно. Очевидно, что 23 инспектора с зарплатой в 7 тысяч рублей не смогут контролировать в достаточной степени площадь в 100 тысяч кв. га со сложным рельефом. Для решения данной проблемы Национальному парку необходимы дополнительные финансовые средства.

На данный момент в законе об ООПТ есть только общие слова о возможности получения собственных средств за рекреационные услуги. Что позволяет некоторым посетителям вполне справедливо говорить о том, что они никакими услугами НП не пользуются и пользоваться не собираются, а навязывать им их не имеют права. Хотя, в целом, все согласны с тем, что дополнительное финансирование природоохранных мероприятий необходимо, и оно в интересах, как владельцев рекреационных объектов, так и посетителей территории национального парка, для которых важно созерцание природы в эстетически привлекательном, максимально близком к первозданному виду.

Логичным и справедливым источником дополнительных финансовых средств должны быть поступления от посетителей и хозяйствующих субъектов территории ООПТ. Для этого нужно, чтобы в законе было прямым текстом прописано, что ООПТ имеют право устанавливать и брать плату за посещение своей территории, её отдельных природных объектов, а также за пользование природными ресурсами.

Хозяйствующим субъектами, деятельность которых осуществляется за счёт наличия природных ресурсов НП, но от которых никакой компенсации не идёт на природоохранную деятельность, являются, к примеру, гостиницы, турбазы, канатные дороги и др. Люди едут в Приэльбрусье в основном пообщаться с природой. Если бы не было замечательных природных условий, никому не пришло бы в голову воспользоваться гостеприимством канатных дорог и отелей. Поэтому, необходимо, чтобы законодательно была установлена компенсационная плата и разработана методика её расчёта.

В настоящее время нет правовых механизмов и для регулирования въезда автотранспорта, в т.ч. грузового. Есть только общие фразы о возможности создания автостоянок на территории, и о запрете на въезд в заповедную зону, что, к примеру, не учитывает ландшафтных особенностей территории. Следует, чтобы была также определена методика расчёта платы за въезд автотранспорта на территорию ООПТ с учётом их технических характеристик, установлен экологический сбор. К этому, также необходимо и законодательное обеспечение организации въездных кордонов на территории ООПТ.

Передача национальными парками земельных участков в аренду под строительство рекреационных объектов подразумевала получение дополнительной прибыли ООПТ, но на данный момент национальные парки лишены финансовых поступлений от арендной платы, а также штрафов за нарушения природоохранного режима и возмещение ущерба природным комплексам. Те суммы, которые взимаются за ущерб природным комплексам и должны были бы по идее использоваться национальными парками на восстановительные мероприятия, передаётся другой структуре, которая этим не занимается. Странность данного положения очевидна.

Цель, отмеченных уточнений и поправок в законодательстве - повышение эффективности функционирования особо охраняемых природных территорий в целях сохранения и рационального использования природного и культурного наследия. Хочется надеяться, что те моменты, на которые мы обратили внимание, будут учтены при внесении поправок в законодательство, и чем скорее, тем лучше.

 

ВОПРОСЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ СОХРАНЕНИЯ ЛЕСОВ НА ПРИСОЕДИНЕННЫХ К МОСКВЕ ТЕРРИТОРИЯХ

Постановлением от 27.12.2011г. № 560-СФ Совет Федерации Федерального собрания РФ утвердил изменение границ между городом федерального значения Москвой и Московской областью, в соответствии с которым с 1 июля 2012г. в состав г. Москвы вошла территория общей площадью около 160 тыс.га. Существенную часть присоединенной к Москве территории составляют леса. При этом около 70 тыс.га занимают леса, входившие до 1 июля 2012г. в состав лесного фонда. Еще до присоединения указанных территорий к Москве у экологов и юристов возникли вполне закономерные вопросы. Каков будет статус этих лесов внутри г. Москвы? Каким будет правовой режим их использования? Каковы будут и будут ли вообще предусмотрены юридические механизмы обеспечения сохранения этих лесов и недопущения их застройки?

Возделывание «правового поля» соответствующих отношений на территории «новой» Москвы началось с принятия в июне 2012г. Федерального закона № 96-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Указанным законом (ст.12) внесены изменения, в частности, в Федеральный закон 04.12.2001г. N 201-ФЗ "О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации", согласно которым «леса, которые ранее располагались на землях лесного фонда на территориях, включенных в состав внутригородской территории города федерального значения Москвы в результате изменения его границ, решениями уполномоченного органа исполнительной власти города федерального значения Москвы могут быть отнесены к зеленому фонду в соответствии с законодательством в области охраны окружающей среды». Отдельно отмечалось (ст. 4.5), что в случае такого отнесения лесопарковых и зеленых зон к зеленому фонду, требования ч. 6 т. 105 ЛК РФ применяться не будут. Таким образом, стало потенциально возможным изменение границ лесопарковых и зеленых зон в сторону уменьшения их площади. Одновременно резко обозначился вопрос о самом существовании лесов бывшего Подмосковья, а теперь Москвы, поскольку земли, на которых эти леса располагаются, давно уже являются весьма лакомым куском для различного рода застройщиков.

22.08.2012 г. Правительством Москвы принято постановление № 423-ПП «Об особо охраняемых зеленых территориях в городе Москве», предусматривающее возможность отнесения решением Правительства Москвы отдельных земель в г.Москве к особо охраняемым территориям г.Москвы - особо охраняемым зеленым территориям. Тогда же, 22.08.2012г., принято и постановление Правительства Москвы № 424-ПП «Об отнесении лесов, входивших до 1 июля 2012г. в состав лесного фонда и включенных в границы города федерального значения Москвы, к зеленому фонду г.Москвы и территорий, вошедших в зеленый фонд города Москвы, к особо охраняемой зеленой территории города Москвы». Последним установлено, что леса лесного фонда, включенные с 01.07.2012г. в состав внутригородской территории г. Москвы, относятся к зеленому фонду г. Москвы, а земли, входящие в зеленый фонд г. Москвы, к особо охраняемой зеленой территории (п.п.1,3). На особо охраняемой зеленой территории запрещается деятельность, не связанная с сохранением и изучением таковой, при этом установлен перечень разрешенных видов деятельности, не противоречащих целевому назначению особо охраняемой зеленой территории (п.п. 4,5). Предоставление земельных участков, расположенных в установленных границах особо охраняемой зеленой территории, образование таких земельных участков, уточнение и изменение их границ и вида разрешенного использования, выдача градостроительных планов таких земельных участков отнесены к исключительной компетенции соответствующих уполномоченных органов исполнительной власти г. Москвы и Градостроительно-земельной комиссии г. Москвы (п.6). Также в объем данной компетенции вошло и решение вопроса об изменении границ и режима использования особо охраняемой зеленой территории (п.7).

Сейчас, по прошествии четырех месяцев с даты расширения границ г.Москвы, установленный актами правительства Москвы охранный статус лесов присоединенных территорий, как особо охраняемой зеленой зоны г.Москвы, на данном этапе представляется необходимым и достаточным. Однако указанный статус, скорее всего, явится неким промежуточным звеном, позволяющим сохранить леса от тотальной вырубки многочисленными заинтересованными субъектами в процессе длительного выполнения мероприятий по организации на территориях, включенных в зеленый фонд г.Москвы, ООПТ г.Москвы в соответствии с Законом г.Москвы от 26.09.2001г. № 48 "Об особо охраняемых природных территориях в городе Москве».

Уже очевидно, что реализация постановления Правительства Москвы об особо охраняемых зеленых территориях от 22.08.2012г. № 424-ПП сталкивается на местах с прямым нарушением установлений данного нормативного правового акта.

Так, на территории городского округа Троицк, на особо охраняемой зеленой территории теперь уже бывшего лесного квартала 24 Малинского участкового лесничества Подольского филиала ФГУ «Мособллес» в конце октября 2012г. осуществлена вырубка леса под строительство бизнес-центра. В нарушение постановления Правительства Москвы от 22.08.2012г. № 424-ПП, 20 сентября 2012г. главой городского округа Троицк г.Москвы подписано постановление № 289 «О вырубке древесно-кустарниковой растительности на участке, отведенном под строительство бизнес-центра по адресу: г.Москва, г.Троицк, ул. Полковника милиции Курочкина, 19». В целях осуществления как можно более быстрой и не привлекающей внимание вырубки на особо охраняемой зеленой территории, она произведена без предварительного огораживания территории, с самовольного и единоличного разрешения главы городского округа Троицк.

В том же городском округе Троицк, по территории бывших лесных кварталов 24, 54 Малинского участкового лесничества Подольского филиала ФГУ «Мособллес», также вошедших в границы особо охраняемой зеленой территории г.Москвы, в настоящее время осуществляется разработка документов территориального планирования, затрагивающих около 20 га леса, и предусматривающих реализацию на особо охраняемой территории г.Москвы строительных проектов муниципальных органов власти. Предусмотрена вырубка лесов особо охраняемой зеленой территории, в т.ч. лесов ценных пород с обитающими здесь представителями флоры и фауны, занесенными в Красную книгу г.Москвы, и размещение на данной территории офисных центров, автостанции, транзитной трассы, гостиницы, торговых точек.

Ранее, в нарушение прямого указания лесного и земельного законодательства, органами и должностными лицами местного самоуправления г. Троицка в течение 2010-2012 гг. принят целый ряд муниципальных правовых актов по градостроительному зонированию, планировке территории и выделению земельных участков, предусматривающих размещение на территории муниципального образования, занятой, в соответствии с данными Государственного лесного реестра, защитными лесами, объектов капитального строительства преимущественно коммерческого назначения. Вырубки в подавляющем большинстве случаев пока не осуществлены, однако принятием указанных актов фактически легализованы, несмотря на прямой законодательный запрет. При этом и Федеральное агентство лесного хозяйства, и непосредственно Управление лесного хозяйства по МО г. Москва, и Подольский филиал ФГУ «Мособллес» неоднократно указывали, что земли лесных кварталов 24, 53, 54,57 Малинского участкового лесничества Подольского филиала ФГУ «Мособллес» остаются землями лесного фонда, а все действия муниципальных властей г.Троицка МО по распоряжению землями лесного фонда как землями населенного пункта, по передаче их под застройку без согласия уполномоченных на осуществление государственной политики в области лесных отношений федеральных органов, незаконны.

В сложившейся на территории городского округа Троицк, а также, возможно, и на иных присоединенных территориях ситуации, высока вероятность сразу двух вариантов развития событий: с одной стороны могут продолжаться санкционируемые местными администрациями рубки деревьев на особо охраняемой зеленой территории г.Москвы, с другой - муниципальными органами и заинтересованными бизнес-структурами будут предприниматься попытки инициирования изменений в постановление Правительства Москвы от 22.08.2012г. № 424-ПП, направленные на исключение из состава особо охраняемых зеленых территорий г.Москвы отдельных, занятых лесами, территорий, в отношении которых имеются вполне определенные коммерческие интересы.

Исходя из фактической ситуации уже состоявшегося нарушения требований постановления Правительства Москвы от 22.08.2012г. № 424-ПП, высокой вероятности его последующих прямых нарушений уполномоченным органам исполнительной власти г.Москвы совместно с правоохранительными органами крайне необходимо предпринимать всесторонние меры:

- по контролю за соблюдением постановления Правительства Москвы от 22.08.2012г. № 424-ПП муниципальными органами власти и недопущению нарушения его требований;

- по воспрепятствованию реализации предложений о внесении в него изменений, инициированных заинтересованными лицами, исключающих из состава особо охраняемых зеленых территорий г.Москвы отдельные территории, в частности, территории бывших лесных кварталов 24, 53, 54, 57 Малинского участкового лесничества Подольского филиала ФГУ «Мособллес», находящихся в границах городского округа Троицк г.Москвы;

- по недопущению незаконного распоряжения органами местного самоуправления внутригородских муниципальных образований землями особо охраняемой зеленой территории г.Москвы;

- по скорейшей реализации всех необходимых мероприятий по организации на территориях, включенных в зеленый фонд г.Москвы и, в частности, территориях бывших лесных кварталов 24, 53, 54, 57 Малинского участкового лесничества Подольского филиала ФГУ «Мособллес», расположенных в границах городского округа Троицк, ООПТ регионального значения в целях сохранения лесов, играющих важнейшую роль в обеспечении экологического благополучия региона.

Тимур Евгеньевич Мельник,
научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации

 

ПРАВОВОЙ РЕЖИМ ЗАЩИТНЫХ ЛЕСОВ: ВОПРОСЫ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ

Обсуждая актуальные вопросы защиты лесов, невозможно оставить без внимания отдельные аспекты правового регулирования защитных лесов.

В первую очередь хотелось бы остановиться на запретах, предусмотренных Лесным кодексом и установленных в целях сохранения средообразующих, водоохранных, защитных, санитарно-гигиенических, оздоровительных и иных полезных функций лесов.

По общему правилу Лесной кодекс запрещает сплошные рубки в защитных лесах.

В качестве исключения называются два случая:

Во-первых, когда строительство, реконструкция, эксплуатация объектов, не связанных с созданием лесной инфраструктуры, не запрещены или не ограничены в соответствии с законодательством Российской Федерации.

И, во-вторых, если выборочные рубки не обеспечивают замену лесных насаждений, утрачивающих свои средообразующие, водоохранные, санитарно-гигиенические, оздоровительные и иные полезные функции, на лесные насаждения, обеспечивающие сохранение целевого назначения защитных лесов и выполняемых ими полезных функций.

Но в различных категориях защитных лесов законодатель дополнительно определяет различные исключения из установленного запрета на осуществление сплошных рубок.

В частности, в лесах, расположенных в водоохранных зонах, сплошные рубки лесных насаждений допускаются только в случае, когда строительство, реконструкция, эксплуатация объектов, не связанных с созданием лесной инфраструктуры, не запрещены или не ограничены в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Для сравнения, в лесах, выполняющих функции защиты природных и иных объектов, сплошные рубки возможны в трех случаях. Первые два повторяют общую норму, приведенную в части 4 статьи 17 Лесного кодекса.

Причем статья 105 дважды отсылает к одной и той же норме. Сначала через часть 4 статьи 17, а потом непосредственно направляет к части 5¹ статьи 21. Такое «утяжеление» кодифицированного акта вряд ли можно назвать разумным.

В качестве третьего исключения статья 105 Лесного кодекса называет проведение сплошных рубок в зонах с особыми условиями использования территорий, на которых расположены соответствующие леса, если режим указанных зон предусматривает вырубку деревьев, кустарников, лиан.

Даже в ценных лесах сплошные рубки допускаются в случаях, приведенных в части 4 статьи 17 Лесного кодекса. Правда статья 106 страдает тем же пороком, что и статья 105. Я имею в виду «двойную отсылку».

Из приведенных выше норм видно, что сплошные рубки лесных насаждений в случае, если выборочные рубки не обеспечивают замену поврежденных лесных насаждений на лесные насаждения, обеспечивающие сохранение целевого назначения защитных лесов и выполняемых ими полезных функций, не возможны в лесах, расположенных в водоохранных зонах.

Логично напрашивается вопрос: а как быть со сплошными санитарными рубками на указанных территориях? Как поступать, если в результате ветровала или иного стихийного бедствия повреждена значительная площадь лесного фонда, и требуется проведение именно сплошной санитарной рубки?

Здесь необходимо отметить, что, изменив понятийный аппарат, Лесной кодекс не дал четких и конкретных определений сплошных и выборочных рубок, а также их классификации. Не вносят определенности в данный вопрос и действующие подзаконные акты.

Однако, если нормы Лесного кодекса понимать буквально, то запрет на сплошные рубки в лесах, расположенных в водоохранных зонах, распространяется и на сплошные санитарные рубки.

Особенно актуален данный вопрос для регионов, где количество водных объектов достаточно высоко. Так в нашей области лесные площади составляют 12,0 млн.га, из них 1,8 млн. га - защитные леса, из которых 1,3 млн. га водоохранные зоны. На территории области находится 167 озер и 1306 рек, и большая часть из них окружена лесами.

Похвально стремление законодателя обеспечить сохранение лесных массивов, выполняющих водоохранные функции. Но в каждом деле – главное не переусердствовать. О каком надлежащем уходе за лесами можно говорить, если проведение сплошных санитарных рубок в правовом поле не представляется возможным.

Поэтому очевидно, что Лесной кодекс, в том числе и статья 104, требует корректировки. Заодно предлагаю устранить логический сумбур двойных отсылок.

Итак, в статье 104 слова и цифры «частью 5¹ статьи 21» предлагается заменить словами и цифрами «частью 4 статьи 17»,

в статьях 105, 106, 107 слова и цифры «частью 5¹ статьи 21» предлагается исключить.

Говоря о правовом режиме защитных лесов, невозможно не остановиться еще на одном запрете – запрете размещения объектов капитального строительства в защитных лесах.

С одной стороны запрет на размещение объектов капитального строительства установлен для всех категорий защитных лесов. С другой стороны отдельные виды использования лесов, в том числе и осуществление рекреационной деятельности, предусматривают строительство временных построек. Но где грань между временной постройкой и объектом капитального строительства?

На этот вопрос не дает однозначного ответа не только действующее законодательство, но и судебная практика. Например, у нас в регионе в рамках судебного производства одни и те же объекты были признаны разными экспертными организациями и временными постройками, и объектами капитального строительства.

Такая неопределенность порождает многочисленные судебные споры и негативно сказывается на состоянии лесов, в том числе и лесных насаждений, выполняющих защитные функции.

Давайте выработаем общие правила игры, что и где можно возводить, потому что употребление таких неустоявшихся, двусмысленных терминов и категорий оценочного характера как «временная постройка, объект капитального строительства» является коррупциогенным фактором, содержащим неопределенные, трудновыполнимые и обременительные требования к гражданам и организациям.

Как один из вариантов решения проблемы можно предложить запрещение в защитных лесах возведения не только объектов капитального строительства, но и иных зданий, строений, сооружений, в том числе временных построек, определив при этом перечень исключений из общего правила для разных категорий защитности.

Подводя итог вышесказанному, хотелось бы отметить, что запретительные нормы только тогда являются действенным механизмом правового регулирования, когда существует реальная возможность их выполнения со стороны правоприменителя, запрет подкрепляется карательными мерами, а уровень развития общественных отношений стимулирует каждого индивида к построению своей деятельности в четком соответствии с правовой регламентацией.

Дмитрий Пилипенко,
начальник Управления правовой и кадровой работы Департамента лесного комплекса Вологодской области

 

СЕТЬ БИОСФЕРНЫХ РЕЗЕРВАТОВ ЮНЕСКО В РОССИИ И ВОПРОСЫ ЕЕ ПРАВОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ

После первой сессии Международного координационного совета (МКС), созданного по решению Генконференции ЮНЕСКО для реализации Программы «Человек и биосфера» (МАБ), прошло чуть более 40 лет. По случаю 40-летнего юбилея в Дрездене (Германия) 27-28 июня 2011 г. была проведена Международная конференция «Во имя жизни, во имя будущего: биосферные резерваты и изменения климата» и вслед за ней 23-я сессия МКС МАБ. Участники конференции и МКС МАБ одобрили Дрезденскую декларацию, которая затем была представлена на 36-ой сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО. По решению ЮНЕСКО впервые (3 ноября 2011 г.) был проведен Международный день биосферных резерватов (БР). На основе анализа данных, полученных за 40 лет в разных государствах-членах Программы МАБ, было признано необходимым: продолжить усилия по выполнению Севильской стратегии (1995 г.) и Мадридского плана действий (2008 г.). Соответственно, рекомендованы дополнительные меры на трех уровнях: на политическом уровне государств-членов; на практическом уровне в каждом БР и на уровне ЮНЕСКО.

Учитывая очень насыщенную программу данного круглого стола, можно лишь кратко остановиться на функциях и задачах БР, как совершенно особой категории охраняемых территорий, которые создаются на основе Концепции БР, разработанной в первые годы осуществления Программы МАБ. С необходимыми дополнениями эта Концепция получила признание во многих странах мира, и к настоящему времени число БР достигло 610 в 117 странах (в том числе в России, на базе государственных заповедников, национальных парков и региональных ООПТ, создан 41 БР). В силу своего межправительственного статуса Программа МАБ направлена на решение конкретных проблем управления природными ресурсами и природопользованием непосредственно в странах, участвующих в ней. К решению таких проблем привлекаются ученые самых различных специальностей, т.е. данная Программа имеет и междисциплинарный характер. При этом сами БР стали удобной моделью для научного обоснования оптимальных подходов по гармонизации взаимоотношений человека с окружающей его средой и по улучшению экологического образования.. С учетом рекомендаций недавно проведенного Всемирного саммита «Рио+20» круг задач, стоящих перед БР, по решению последней сессии МКС МАБ еще более расширяется, и они также должны способствовать внедрению «зеленой» экономики и более широкого использования альтернативных источников энергии.

Для выполнения задач, ранее поставленных перед БР, был проведен Первый международный конгресс по биосферным заповедникам (Минск, октябрь 1983 г.), который принял План действий. За Минским конгрессом через 12 лет последовала Международная конференция в Севилье (1995 г.), на которой была разработана в деталях Севильская стратегия для БР. Дополнительные уточнения Севильской стратегии, в частности, по трансграничному сотрудничеству БР, были приняты на конференции в Памплоне, Испания в 2000 г. Затем примеры наиболее удачного сочетания разных функций БР и задачи по усилению работы с местным населением были представлены в сборнике "Biosphere reserves: special places for people and nature", изданного ЮНЕСКО по случаю 30-летнего юбилея Программы МАБ. Наконец, в феврале 2008 г. состоялся Мадридский конгресс по БР. Принятый на этом конгрессе План действий на период с 2008 по 2013 г. включает в себя 4 основных области деятельности, 31 цель и 65 мероприятий. Он фактически стал настольной книгой для всех управляющих БР, и благодаря унифицированным индикаторам по нему можно оценить реальные достижения каждого БР. В 2013 г. должны быть подведены итоги выполнения этого Плана, и встанет вопрос о соответствии каждого из 610 БР тем критериям, которые были утверждены ранее. В связи с этим может последовать и определенное сокращение числа БР , входящих во Всемирную сеть, в том числе и в нашей стране.

За прошедшие 40 лет во многих документах Программы МАБ была опубликована, так называемая, «идеальная» схема зонирования БР и его основные функции. Наличие в каждом БР трех зон (ядро, буферная и переходная зоны) представляет собой принципиальное отличие БР от других категорий ООПТ. Благодаря усилиям Российского комитета МАБ и Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО при сотрудничестве с Минприроды России и местными администрациями к настоящему времени уже создан 41 БР. При этом, как и в других странах, были согласованы с ЮНЕСКО определенные отклонения от «идеальной» схемы, как это показано на примере БР «Башкирский Урал» и «Большой Волжско-Камский БР. В последние годы активно развивается сотрудничество БР, расположенных в пределах Волжского бассейна, проводятся семинары в рамках Международного Форума «Великие реки» в Нижнем Новгороде для обмена опытом по выполнению БР разных функций. Такой подход получил поддержку Секретариата МАБ и для расширения его применения на международном уровне подписаны соглашения по бассейнам Амазонки и Днепра. Начата подготовка к подписанию аналогичных соглашений с БР, созданными в бассейне Миссисипи и в пределах других, не менее обширных речных бассейнов в Азии (Инд/Ганг и Янцзы/Хуанхэ) и Африке (Нил).

Важно подчеркнуть, что выполнение указанных на схеме зонирования БР функций и задач, в том числе и по участию российских БР в международном сотрудничестве, не может быть обеспечено без законодательной поддержки, ЮНЕСКО после Мадридского конгресса (2008 г.) обобщила опыт различных стран (к сожалению, без участия России) в этой области и подготовила «модельный» закон для БР. 15 статей в этом законе, как показано на слайде, полностью раскрывают особенности концепции БР, а их неукоснительное выполнение, несомненно, будет способствовать резкому увеличению КПД созданных и планируемых БР. РК МАБ вместе Комиссией РФ по делам ЮНЕСКО уже неоднократно пытался убедить руководство Комитета Государственной думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии и Министерства природных ресурсов и экологии РФ принять такой закон, который необходим не только для БР, но и для других природных территорий, имеющих международное признание (участки Всемирного наследия, Рамсарские водно-болотные угодья и другие объекты, используемые в международных программах) или, по крайней мере, включить ряд статей, касающихся деятельности БР в закон с поправками к Федеральному закону по ООПТ (1995 г.), статья 10 в котором совершенно не раскрывает специфику БР и круг различных ООПТ, желающих принимать участие во Всемирной сети БР. В этой связи хотелось бы просить участников данного круглого стола поддержать наши усилия и рекомендовать Госдуме и Минприроды России начать подготовку соответствующего законодательного акта. В отношении БР можно использовать опыт Беларуси, где такой закон принят, и на его основе активно развивается трансграничное сотрудничество с Польшей и Украиной при поддержке ЮНЕСКО и других международных организаций. При самой протяженной границе в мире и таком количестве созданных в нашей стране БР у нас пока нет ни одного (!) зарегистрированного в ЮНЕСКО ТБР (а в Польше их уже пять). Конкретные предложения Монголии и Украины по подготовке совместных заявок на создание ТБР, при отсутствии указанного выше закона , пока отложены.

23-24 октября 2012 г. в Калининграде прошли 9-ые российско-германские дни экологии, и встал вопрос о трансграничном сотрудничестве трех недавно созданных в Калининградской области региональных ООПТ (Виштынецкий парк и два заказника в дельте реки Неман). Делегации Польши и Литвы поддержали эту инициативу и предложили для сотрудничества свои ООПТ в приграничной зоне, с последующим созданием обширного трехстороннего ТБР по образцу ТБР«Западное Полесье» (Украина, Беларусь и Польша), недавно утвержденного ЮНЕСКО.. Создание такого ТБР с участием ООПТ Калининградской области было бы конкретным вкладом Российской Федерации в Панъевропейскую Стратегию (1995г.) по сохранению биологического и ландшафтного разнообразия и в формирование экологической сети Балтийского региона. Вопрос создания экологических сетей, в отличие от ряда других государств, в нашем законодательстве также остается открытым, но за недостатком времени сейчас на нем нет возможности останавливаться.

Калининградская областная дума провела консультации с экспертами и решила поддержать укрепление трансграничного сотрудничества региональных ООПТ, созданных в Области. В Госдуму РФ были направлены предложения по внесению дополнений в статью 2 ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» Эти предложения были поддержаны на семинаре в рамках 9-ых российско-германских дней экологии, а также Комиссией РФ по делам ЮНЕСКО. Очень важно для будущего трансграничного сотрудничества ООПТ, и не только Калининградской области, чтобы эти добавления были внесены в указанный выше закон, рассмотрение которого в Госдуме пока еще не завершено. Соответствующая пояснительная записка и финансово-экономическое обоснование к проекту поправок, предложенных Калининградской областной думой, получена РК МАБ и может быть передана в Секретариат Комитета Государственной думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии.

Все, кто интересуется проблемами, решаемые различными БР, могут воспользоваться сайтом Программы МАБ (UNESCO.MAB.ORG), а также публикациями национальных комитетов МАБ и отдельных БР. Как показано в иллюстрированном Справочнике «Биосферные резерваты России» (он также доступен на сайте Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО), многие из российских БР уже имеют собственные веб-сайты и даже издают газеты и информационные буклеты для повышения экологической культуры и образования разных слоев населения. В этой связи необходимо отметить, что по решению Исполнительного комитета СНГ 2013 год объявлен «Годом экологической культуры и охраны окружающей среды в СНГ», в рамках которого планируется провести около 20 крупных международных форумов. Очень хотелось бы надеяться, что в течение такого Года будут успешно решены все накопившиеся вопросы по правовому обеспечению развития системы особо охраняемых природных территорий, в том числе и БР. В этом случае Российская Федерация на основе утвержденной Правительством РФ «Концепции развития системы особо охраняемых природных территорий федерального значения на период до 2020 года» может действительно внести весомый вклад во Всемирную сеть БР и вопрос об исключении из нее российских БР уже стоять не будет. Позвольте на этой оптимистической ноте закончить свое выступление.

В. М. Неронов,
Российский комитет по программе ЮНЕСКО «Человек и биосфера»(МАБ)

 

ПРАВОВОЙ РЕЖИМ ОХРАНЫ БАЙКАЛЬСКОЙ ПРИРОДНОЙ ТЕРРИТОРИИ: ОТДЕЛЬНЫЕ ЗАКОНОТВОРЧЕСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ

Природная уникальность и высокая социальная значимость озера Байкал предопределяют необходимость совершенствования системы специальных юридических требований, закрепляющих правовой режим охраны Байкальской природной территории, в части усиления их природоохранной направленности. На это же указывают и результаты анализа основных показателей, характеризующих антропогенное воздействие на Байкальскую природную территорию в целом и непосредственно на озеро Байкал, свидетельствующие об усилении негативного антропогенного воздействия на этот уникальный природный комплекс [1].

Однако обзор некоторых законотворческих инициатив, в той или иной степени затрагивающих вопросы охраны озера Байкал, а также вопросы организации природопользования на Байкальской природной территории, показывает, что у субъектов законодательной инициативы нередко иная позиция относительно направлений модернизации правового регулирования хозяйственной и иной деятельности на Байкальской природной территории. Речь в данном случае идет о проекте федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об охране озера Байкал», разработанном Министерством экономического развития Российской Федерации в этом году.

Указанный законопроект предусматривает целый ряд изменений в Федеральный закон от 1 мая 1999 года № 94-ФЗ «Об охране озера Байкал», направленных на снятие ряда ограничений на осуществление отдельных видов хозяйственной деятельности в центральной экологической зоне Байкальской природной территории. В частности, в законопроекте предлагается отменить запрет на осуществление сплошных рубок в центральной экологической зоне Байкальской природной территории, а также разрешить в указанной зоне перевод земель лесного фонда, занятых защитными лесами, в земли других категорий при создании туристско-рекреационных особых экономических зон, особо охраняемых природных территорий, а также при создании объектов инженерной и транспортной инфраструктуры.

Представляется, что принятие указанного законопроекта приведет к существенному ослаблению режима охраны Байкальской природной территории, создаст условия для дальнейшего усиления негативного антропогенного воздействия на этот уникальный природный комплекс. Данный вывод подтверждают следующие аргументы.

1. Озеро Байкал является не только уникальной экологической системой Российской Федерации, но и природным объектом всемирного наследия. Именно поэтому, в целях охраны этой уникальной экологической системы и предотвращения негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности на ее состояние в соответствии с Федеральным законом «Об охране озера Байкал» была создана Байкальская природная территория, состоящая из трех экологических зон (центральная экологическая зона, буферная экологическая зона и экологическая зона атмосферного влияния). При этом для центральной экологической зоны Байкальской природной территории Федеральный закон «Об охране озера Байкал» установил самый жесткий режим правовой охраны. В частности, в соответствии с действующей редакцией статьи 11 Федерального закона «Об охране озера Байкал» в центральной экологической зоне (на территории, которая включает в себя озеро Байкал с островами, прилегающую к озеру Байкал водоохранную зону, а также особо охраняемые природные территории, прилегающие к озеру Байкал) запрещаются сплошные рубки, а также перевод земель лесного фонда, занятых защитными лесами, в земли других категорий.

Проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об охране озера Байкал», разработанный Министерством экономического развития Российской Федерации, снимает ограничения как на осуществление сплошных рубок в центральной экологической зоне Байкальской природной территории, так и на перевод земель лесного фонда, занятых защитными лесами, в земли других категорий при создании туристско-рекреационных особых экономических зон, особо охраняемых природных территорий, а также при создании объектов инженерной и транспортной инфраструктуры.

Представляется, что расширение видов хозяйственной и иной деятельности, допускаемой в границах центральной экологической зоны Байкальской природной территории, может привести к увеличению антропогенной нагрузки на уникальную экологическую систему озера Байкал, повысит вероятность ее нарушения. В свою очередь, утрата особых природных свойств уникальной экологической системы озера Байкал может актуализировать вопрос о возможном придании озеру Байкал статуса объекта всемирного наследия, находящегося в опасности (под угрозой).

Предлагаемые законопроектом правовые новеллы приведут к ослаблению правового режима охраны уникальной экологической системы озера Байкал, предусмотренного действующей редакцией Федерального закона «Об охране озера Байкал», снизят эффективность реализации основных принципов охраны Байкальской природной территории, закрепленных в статье 5 Федерального закона «Об охране озера Байкал», в числе которых приоритет видов деятельности, не приводящих к нарушению уникальной экологической системы озера Байкал и природных ландшафтов его водоохранной зоны, учет комплексности воздействия хозяйственной и иной деятельности на уникальную экологическую систему озера Байкал, сбалансированность решения социально-экономических задач и задач охраны уникальной экологической системы озера Байкал на принципах устойчивого развития.

Также отметим, что ослабление правового режима охраны уникальной экологической системы озера Байкал не согласуется и с основными принципами охраны окружающей среды в Российской Федерации, в числе которых приоритет сохранения естественных экологических систем, природных ландшафтов и природных комплексов, запрещение реализации проектов, которые могут привести к деградации естественных экологических систем, изменению и (или) уничтожению генетического фонда растений, животных и других организмов, истощению природных ресурсов и иным негативным изменениям окружающей среды (статья 3 Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды»).

2. Законопроектом, подготовленным Министерством экономического развития Российской Федерации, предлагается распространить на центральную экологическую зону Байкальской природной территории общий порядок регулирования осуществления сплошных рубок в защитных лесах, предусмотренный Лесным кодексом Российской Федерации.

В случае принятия законопроекта в защитных лесах центральной экологической зоны Байкальской природной территории при осуществлении строительства, реконструкции, эксплуатации объектов, не связанных с созданием лесной инфраструктуры, будут допускаться сплошные рубки для целей осуществления работ по геологическому изучению недр, разработки месторождений полезных ископаемых, использования водохранилищ и иных искусственных водных объектов, а также гидротехнических сооружений и специализированных портов, использования линий электропередачи, линий связи, дорог, трубопроводов и других линейных объектов, а также сооружений, являющихся неотъемлемой технологической частью указанных объектов. При этом действие специального правила, закрепленного в пункте 5.1 статьи 21 Лесного кодекса Российской Федерации о неприменении общего порядка регулирования осуществления сплошных рубок в защитных лесах к случаям, когда они запрещены или ограничены законодательством Российской Федерации, будет нивелировано, так как из текста Федерального закона «Об охране озера Байкал» специальная норма о недопустимости осуществления сплошных рубок в защитных лесах центральной экологической зоны Байкальской природной территории будет исключена.

Н.И. Хлуденева,
ведущий научный сотрудник Отдела аграрного, экологического и природоресурсного законодательства Федерального государственного научно-исследовательского учреждения «Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации», кандидат юридических наук

[1] Постановление Правительства РФ от 21.08.2012 г. № 847 «О федеральной целевой программе «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012 - 2020 годы».

Другие статьи на эту тему:

Правовое обеспечение развития системы особо охраняемых природных территорий и актуальные вопросы защиты лесов в Российской Федерации

Владимир Кашин: в лесной отрасли сегодня накопилось достаточное количество сложных проблем

Библиодосье, подготовленное к «круглому столу» на тему: «Правовое обеспечение развития системы особо охраняемых природных территорий и актуальные вопросы защиты лесов в РФ»

О правовых основах образования системы особо охраняемых природных территорий в России