1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Реальная стоимость черного золота будет определяться не только политикой, но и технологиями

neft2Сразу после объявления победы кандидата республиканцев Дональда Трампа на выборах президента США немецкое государственное агентство Deutsche Welle (DW) выступило с негативным прогнозом для российской экономики. Эту оценку подхватили лидеры оппозиционной «Открытой России», и она была практически переписана некоторыми российскими массмедиа либерального толка. Что же на самом деле ждет Россию от президентства Трампа?

Приход Трампа в Белый дом, безапелляционно заявляет DW, обернется дешевой нефтью. И это связывается с протекционизмом Трампа и его пренебрежительным отношением к проблемам экологии. Как же эти вполне вероятные направления политики 45-го президента США отразятся на стоимости барреля нефти?

Во-первых, отмечает агентство, речь идет о возможности торговой войны между США и Китаем. Но вывод, что это приведет к рецессии в обеих странах, снижению потребления нефти и нефтепродуктов, падению ВВП, все эти процессы перекинутся на весь остальной мир и закончатся дешевой нефтью, кажется очень уж упрощенным пониманием мировой экономики. Я могу сослаться на мнение эксперта из Высшей школы экономики профессора Дмитрия Евстафьева. Он считает, что антикитайский фактор в политике Трампа, наоборот, может дать России новые возможности для взаимодействия с крупными и особенно средними игроками китайского финансового рынка (и рынков Восточной и Юго-Восточной Азии). Добавлю, не говоря уже о том, что ослабление зависимости китайской экономики от американского рынка сыграет также позитивную роль в усилении ее экономических связей с Россией.

Вторая причина – установка Трампа на снятие имеющихся еще ограничений на добычу нетрадиционных углеводородов, расконсервацию нефтяных скважин и пренебрежительное отношение к Парижскому соглашению по климату и прогнозам о глобальном потеплении. В данном случае речь, видимо, идет прежде всего о некоторых ограничениях, накладываемых американским Агентством по охране окружающей среды на работу скважин. Этот довод кажется более серьезным, но только на первый взгляд.

С одной стороны, запасы сланцевой нефти (а также газа) небезграничны и для их освоения требуются все новые и новые территории. Ведь пробуренная скважина работает максимально два года, а обычно – несколько месяцев. Территории для добычи нефтегазовые компании берут обычно в аренду, а потом участок приходится рекультивировать. Другими словами, постепенно земля становится все дороже, а это удорожает и издержки по добыче нетрадиционных углеводородов.

Конечно, с другой стороны, с развитием технологий происходит удешевление самого процесса добычи. Но пока сланцевая нефть рентабельна при цене барреля в среднем не ниже 60 долл. А тенденции в мире сейчас таковы, что спрос растет при сокращающихся инвестициях в разведку запасов. Об этом же говорят и имеющиеся прогнозы. По наиболее вероятному сценарию российского Института энергетических исследований РАН, доля нефти в 2040 году в мировом энергобалансе будет составлять 27% (2015 год – 31%). А в тоннах условного топлива, естественно, вырастет, поскольку будет расти энергопотребление.

Расконсервация нефтяных скважин тоже не одномоментный процесс, и до появления первой нефти в них может пройти несколько лет. Таким образом, давление на цену барреля может наступить лишь в среднесрочной перспективе, когда на рынок в полном объем выйдет нефть Ливии, Ирака и Нигерии, что окажет гораздо большее влияние на цену барреля, чем возможное увеличение добычи в США и снятие всех ограничений на ее экспорт.

Однако и в данном случае реальная стоимость барреля может оставаться загадкой. Как отмечал на недавнем семинаре «Нефтегазового диалога» эксперт Института мировой экономики и международных отношений РАН Станислав Жуков, многие аналитики забывают про Закон о реформировании Уолл-стрит и защите потребителей Додда–Франка (The Dodd–Frank Act) – законодательный акт США, принятый 21 июля 2010 года в целях снижения рисков американской финансовой системы. Его предполагаемая отмена новым американским президентом неизбежно приведет, как считает Жуков, к спекулятивному росту цены барреля.

Конечно, необходимо подождать формирования команды Трампа, поскольку именно она будет конкретизировать – а может быть, и определять – его политику. Однако, что важно для России, Трамп уже поставил под сомнение военные обязательства США за рубежом. Именно такой подход отодвигает от России риск прямого военного противостояния с США.

Это вызвало острую озабоченность у лучших американских союзников в Европе – статус, который немцы оспаривают у англичан. Как пишет DW, немецкие политики опасаются «нового передела мира на сферы влияния – но в этот раз только между США и Россией в ущерб Восточной Европе и Украине». Председатель внешнеполитического комитета бундестага, христианский демократ Норберт Рёттген, называет «угрожающим» заявление Трампа о том, что ему не составит труда найти общий язык с Путиным.

Однако в американской демократии с неугодным истеблишменту президентом случиться может все. Недаром Washington Post опубликовала прогноз профессора Алана Лихтмана, предсказавшего победу Трампа, о возможном отстранении его от власти.

Олег Никифоров
(Независимая газета, 15.11.2916)