1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Бесконтрольная раздача «дальневосточных гектаров» может разрушить уникальную уязвимую территорию. Чем обернется для природы и человека инициатива «социальной» раздачи земель на Дальнем Востоке?

zemli-zabroshenyЖители нескольких сел Приморского края бьют тревогу: они считают, что под предлогом освоения «дальневосточного гектара» в Шкотовском районе происходит бесконтрольная вырубка леса. По мнению местных активистов, сведение лесов изменит гидрологический режим реки Суходола и может уничтожить все живое в пойме водоема.

«Выдача «дальневосточного гектара» происходит в водоохранных зонах и на заболоченных территориях. Хозяева гектаров безжалостно рубят леса в руслах рек. Вырубка ведётся без контроля со стороны местных властей: выдаётся разрешение на вырубку 5-7 деревьев неценных пород, а владельцы гектара под это разрешение пилят, что хотят и сколько хотят, – говорит жительница села Лукьяновка Елена Пыхтина. – Ухудшается качество нашей жизни, уровень воды в колодцах падает до критического. В случае тайфуна нас просто смоет, потому что лес держит воду, а его вырубают и продают. Долгое время мы бьёмся, чтобы власти обратили внимание на эту проблему, но пока результатов нет»...

Программу «Дальневосточный гектар» сравнивают со столыпинской реформой – как и в прошлом веке с помощью преференций государство планирует «населить» малообитаемые отдаленные регионы.

Напомним, Правительство Российской Федерации два года назад в кратчайшие сроки разработало и приняло федеральный закон «Об особенностях предоставления гражданам земельных участков в Дальневосточном федеральном округе и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Согласно этому нормативному акту, гражданин РФ может получить расположенный в Дальневосточном федеральном округе земельный участок площадью до 1 га, находящийся в государственной или муниципальной собственности и свободный от прав третьих лиц.

Сначала гектар могли получить только жители Дальнего Востока, затем принимать заявки на кусок земли стали и от жителей других регионов России и даже от соотечественников, проживающих за пределами страны.

На Дальнем Востоке и в Забайкалье на территории семь миллионов квадратных километров (более 40% территории России) проживает около 7 млн человек. Это мало даже по меркам нашей в целом слабозаселенной страны – на 1 квадратный километр территории здесь приходится один человек, в остальной России – 13,6 человека, в среднем по стране – 8,6. В соседних регионах Китая это показатель доходит до 400 человек на кв. км.

Сегодня из 617 млн га земельного фонда Дальневосточного федерального округа в частной собственности находится около 2,4 млн га, то есть менее 0,4%. По оценке Минвостокразвития, площадь свободных и потенциально привлекательных для использования гражданами земель на Дальнем Востоке составляет около 150 млн га, в том числе около 100 млн га лесных земель и порядка 30 млн га сельхозугодий.

При этом в ДФО расположено около 1500 особо охраняемых природных территорий, почти каждая из них имеет свою охранную зону. «Эти территории необходимо взять под особый контроль. Реализация программы «дальневосточный гектар» повлечет ослабление режима охраны особо охраняемых природных территорий и их охранных зон», – предупреждают эксперты. Специалисты считают, что законодательная составляющая инициативы недостаточно глубоко проработана и увязана с действующим экологическим законодательством.

Во-первых, допускается предоставление лесных участков в эксплуатационных и резервных лесах в составе земель лесного фонда. При этом особых ограничений ни по целям использования, ни по дальнейшему предоставлению таких участков в частную собственность нет. То есть речь идет о вполне открытой возможности приватизации лесных массивов региона с ценнейшими насаждениями.

Во-вторых, не ограничивается предоставление гражданам заповедных участков, мест произрастания и обитания редких и исчезающих, включая краснокнижные виды флоры и фауны.

Благими намерениями

Еще один повод для опасений по поводу «дальневосточного гектара» – «под раздачу» попадают и участки, относящиеся к территориям традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера (КМНС).

В регионе насчитывается несколько малых коренных народов: нанайцы, негидальцы, нивхи, орочи, удэгейцы, ульчи, эвенки и эвены. В конце прошлого века региональные власти присвоили их землям статус территорий традиционного природопользования (ТТП). Но недавно правительство Хабаровского края сильно сократило места проживания коренных малых народов Севера. Под «дальневосточные гектары» было изъято 14,9 млн га земли коренных народов, которые они используют для оленеводства и охоты.

Президент Хабаровской краевой Ассоциации коренных малочисленных народов Севера Любовь Одзял говорит, что теперь эта территория уменьшилась вдвое, у некоторых коренных народов осталось менее 10% их исторической территории.

В правительстве Хабаровского края подтверждают, что сокращение было сделано в пользу федерального закона о «дальневосточном гектаре». Но, по словам чиновников, возражений от малых коренных народов Севера на этапе публичных слушаний не поступало, а сам документ размещен на интернет-портале краевого правительства.

«Какой интернет? Какие публичные слушания? Стабильная связь, а тем более – интернет в районах – редкое и малодоступное явление», – говорят обитатели дальневосточных родовых поселений. Представители малых коренных народов требуют пересмотреть постановление и выбрать вариант, который всех устроит. В правительстве заверяют, что они смогут внести в документ корректировки через администрацию районов.

По словам председателя губернаторского Совета уполномоченных представителей КМНС Сергея Сусликова, неизвестно, как будут вместе сосуществовать представители малых народов и новые владельцы гектаров, не знающих правил жизни в тайге. Внутренние распри обычно решаются «сожженными охотничьими избушками».

«Неоколонизация»

«Представьте реальный факт, когда человек, ткнув пальцем в карту, выбирает себе гектар и подает заявление, – рассказывает научный сотрудник лаборатории экологии и охраны животных Тихоокеанского института географии Дальневосточного отделения РАН Владимир Бочарников. – Его спрашивают: «А что ты здесь будешь делать? В этом месте нет ни дорог, ни населенных пунктов». И он отвечает: «Просто я люблю природу. Построю себе на участке дом и буду выращивать кедры». Естественно, никаких кедров он выращивать не будет – они сами растут, но человек может поставить избушку и бесконтрольно заниматься, чем хочет. Кто его там будет контролировать, и кого он пустит на «свою» территорию из проверяющих?»...

По словам эксперта, главная угроза природе Дальнего Востока – увлечение политической конъюнктурой, за которым обязательно следует серьезный недоучет последствий подобного развития ситуации. В законе о «дальневосточном гектаре» уделено большое внимание социальной стороне, декларируется, что можно занять пустующие земли, но не учитывается, что в природе все взаимосвязано. Когда «нарезаются» гектары, происходит множество разрывов единой структуры экосистем с непредсказуемыми последствиями.

Когда обнаружилось, что предоставление «гектара» ограничено небольшой территорией, то волевым решением были введены поправки, позволяющие по максимуму раздавать всем желающим и «охотничьи» земли. Из-за этого возник конфликт интересов между желающими получать «гектар» и местными жителями.

«Я попытался найти ответ на вопрос: как вписывается проект «Дальневосточный гектар» в природоохранную политику нашей страны? – говорит Бочарников. – Оказалось, на эту тему нет ни одного документа и даже ни одной научной публикации! Выяснилось, что в целом по России доля сохранности дикой природы в среднем составляет 68%. Но если для Чукотки она – 92%, для Ханты-Мансийского АО – примерно 76%, для Магаданской области – 80%, то для Приморья – 41%, а для Сахалина – 37%. С другой стороны, средняя доля дикой природы ЦФО – 0,9%, Северо-Кавказского округа – 1,9%, Приволжского – 3,7%.«Дикая природа» в российской Европе теперь практически отсутствует, и мы переживаем «неоколонизацию».

Без границ

«Защитные категории лесов же не просто так придумали – они необходимы для защиты ценных участков леса, поэтому режим природопользования на них должен быть ограничен», – считает руководитель «Экологической вахты Сахалина» Дмитрий Лисицын.

Дмитрий рассказывает об одном из прецедентов – администрация Поронайска (Сахалинская область) чуть не выдала 8 «дальневосточных гектаров», расположенных на территории местного заповедника. Тогда «Экологическая вахта Сахалина» вовремя заметила нарушение и направила запрос в прокуратуру.

В Эковахте полагают, что одна из причин, по которым это стало возможным, – несоответствие границ земельных участков, поставленных на кадастровый учет, и границ, отраженных на Публичной кадастровой карте в интернете. Экологи требуют предотвратить нарушения законодательства при реализации «закона о дальневосточном гектаре» на Сахалине.

Охранная грамота

Тем временем депутаты Госдумы предложили лишить часть земель Дальнего Востока лесоохранного статуса. «Сейчас на территории Приморского края 83% земель относятся либо к лесоохранным зонам, либо к охотничьим угодьям. Остается не совсем ясным, как предоставлять эти земли гражданам в пользование, – говорит член Комитета ГД по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Константин Слыщенко. – Есть предложения вывести часть этих земель из особо охраняемого статуса с сохранением наиболее ценных, заповедных и водоохранных лесных массивов».

Представители общественных экологических организаций пытаются найти альтернативные варианты использования программы дальневосточный гектар с пользой и для человека, и природы. Лучший проект использования «дальневосточного гектара» может претендовать на финансовую поддержку Всемирного фонда дикой природы (WWF).

«Развитие Дальневосточного региона должно идти с учетом задач сохранения уникальной флоры и фауны. Проект «Дальневосточный гектар» предоставляет широкие возможности для реализации частных инициатив. Так легче вести освоение территории не в ущерб природе, – говорит Петр Осипов, директор Амурского филиала Всемирного фонда дикой природы.

Один из примеров экологичной деятельности в регионе – проект «Лесной школы» в окрестностях горы Ливадийская, которую местные жители называют приморской Фудзиямой.

«Это место силы и паломничества. Думаю, что многие захотят отправиться в путешествие по этим фантастическим местам доледникового периода, – говорит Наталья Бугаец, одна из инициаторов проекта. – Наша задача – не только популяризировать туризм в Приморском крае, но и сохранить его природную уникальность. Когда человек заходит в лес и не знает, что там растет, ему все равно, срубить на костер краснокнижное дерево или любое другое. Но если он будет знать, что это его достояние, у него рука не поднимется».

Инициаторы проекта уже заключили договора на 9 га, еще несколько участков под «Лесную школу» находится в стадии оформления. По словам Натальи Бугаец, экологи планируют воспользоваться мерами господдержки, а также использовать кооперацию для строительства жилого посёлка и всех построек комплекса на «дальневосточных гектарах».

Экологические гектары

Доработать идею «дальневосточного гектара» решили чиновники Агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке. Они объявили о новом проекте «Инвестиционный гектар», который, по мнению региональных властей, позволит реализовать масштабные проекты развития.

Из поданных на данный момент заявок по этой программе видно, что многие претенденты на гектар планируют реализовывать рекреационные проекты в сфере туризма. Например, заповедники, природные парки, где можно будет наблюдать за животными в естественной среде обитания. Такие проекты популярны во всем мире и очень перспективны на Дальнем Востоке, учитывая его богатый природный и географический потенциал.

Также в Агентство поступили предложения по использованию бесплатного гектара земли для сельскохозяйственной деятельности и растениеводства, авторы намерены построить солнечную электростанцию, экологический мотель. Участники также предлагают использовать подземные ледники в качестве холодильных камер для хранения скоропортящихся продуктов, выращивать на бесплатных гектарах моллюсков и наладить производство «русского чая» (иван-чай).

«Наиболее распространенным вариантом использования земли участники конкурса считают сельское хозяйство. Каждый третий проект связан с растениеводством, каждый пятый – с производством продуктов питания. Многие предполагают построить на участке дом отдыха. Есть предложения в сфере социальных услуг и туризма», – говорят чиновники.

Заповедник своими руками

У «дальневосточного гектара» есть предпосылки для превращения в экологический. Инициативная группа из 15 единомышленников, среди которых экологи, домохозяйки, туристические гиды и строители, ученые и предприниматели, депутаты и музыканты, объединилась для создания природного парка на мысах Тихий и Красный на острове Сахалин.

«Повсеместно на острове побережье застраивается виллами, дачами, базами за бетонными заборами. Уникальный уголок природы Сахалина – хребет Жданко и прилегающее к нему побережье с мысами Красный, Тихий и бухтой Тихой – жемчужина Сахалинской природы и визитная карточка острова, не имеющая никакого охраняемого статуса, столкнулись с угрозой экспансии, грубой эксплуатации и закрытия для посещения общественностью. Несмотря на это в плане развития системы ООПТ Сахалинской области создание заказника на этой территории не предусмотрено», – пишут инициаторы проекта.

«Используя законные возможности в рамках той же госпрограммы «Дальневосточный гектар» наша инициативная группа, в которой все разделяют идеи сохранения первозданности и общедоступности горного хребта Жданко и прилегающей местности, уже подали коллективное заявление в Министерство лесного и охотничьего хозяйства Сахалинской области на выдачу им в безвозмездное пользование 10 гектаров этой территории».

Экологи разработали своеобразную «дорожную карту»: идет набор других групп, готовых использовать свое право на получение своих гектаров в совместное пользование. Планируется, что все эти группы в свою очередь передадут земли для создания природного парка. Первая группа уже подала коллективную заявку. На очереди – другие...

«Программы обустройства и экономического развития России должны формироваться не только с учетом социально-экономических интересов, но и экологической целесообразности с учетом особенностей уникального региона, – считают эксперты. – «Дальневосточный гектар» должен стать экологичным – это плюс и для природы, и для человека. Иначе мы опять рискуем все потерять...»

Но знаки препинания во фразе «Дальневосточный гектар: использовать нельзя сохранить» пока не расставлены. Требования общественности и ученых привели к тому, что некоторые регионы сокращают число разрешенных к выдаче земель. Большинство же, напротив, расширяют доступные для «гектара» площади в связи с созданием «территорий опережающего развития». Пока последствия от раздачи гектаров зависят от приоритетов региональных властей и личной ответственности владельца гектара.

Ольга Подосенова

http://bellona.ru/2018/03/29/dv-gektar/