1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Высыхание Аральского моря слегка замедлилось

aralskoeСостояние Аральского моря начало стабилизироваться, сообщил заместитель директора Института океанологии РАН Петр Завьялов. Как известно, Арал стал катастрофически быстро высыхать в 60-е годы прошлого века. Именно тогда сток в море, который формировался в основном за счет рек Сырдарья и Амударья, фактически "обнулился" в связи с тем, что вода забиралась на поля хлопка и других сельхозкультур. В результате площадь моря сократилась в четыре раза, а объем воды - в десять раз. Но с уменьшением площади сократилось и испарение. Теперь даже небольшому стоку рек и подземным водам удается компенсировать потери. Таким образом, море сейчас близко к равновесию.

Может ли Арал возродиться и наполниться водой до уровня, который был в начале прошлого века? "Если смотреть на историю Арала, то катастрофические высыхания случались не раз. К примеру, около двух тысяч лет назад и примерно 400-500 лет назад, - сказал Петр Завьялов. - Это связано с изменениями климата. В периоды высокой влажности наблюдался большой сток рек, который наполнял море, а когда наступала засуха, сток сокращался, и море пересыхало. Думаю, что подобное повторится вновь. Только вопрос, сколько столетий может пройти?"

Кроме того, Петр Завьялов отметил, что хотя соленость моря очень высока, однако биологически его нельзя назвать мертвым. Арал может служить примером удивительной приспособляемости экосистем даже к экстремальным воздействиям. В море живет около 40 видов фитопланктона, развитые донные сообщества водорослей, большая биомасса зоопланктона, представленного жаброногим рачком Artemia.

Юрий Медведев
(Российская газета, 18.06.2013)

Из истории вопроса

АРАЛЬСКАЯ АТЛАНТИДА

В 2009 году Институт океанологии им. Ширшова РАН (ИО РАН) организовал экспедицию (десятую по счету, начиная с 2002 года), посвящённую изучению Аральского моря. На пресс-конференции «Аральское море — живое или мертвое?», проведённой на площадке «РИА Новости», учёные подвели итог своей деятельности.

Экологическая катастрофа ХХ века — так говорят о проблеме высыхания Аральского моря. (Поясним, что в тексте под Аральским морем мы будем понимать так называемое Большое Аральское море. Плотина, сооружённая казахским правительством для того, чтобы удержать стоки Сырдарьи на своей территории, разделила Аральское море на две части — Большое и Малое).

Занимавшее ещё в середине прошлого века четвёртое место в мире по площади водного бассейна, Аральское море уменьшилось более чем на три четверти, а объём воды в нём сократился в 15 раз. Теперь в аральской воде можно преспокойненько лежать и читать книгу (см. фотографию): уровень солёности вырос с 10 до 150 граммов на литр (в некоторых местах этот показатель достигает 200; для сравнения в Мёртвом море уровень солёности доходит до 300 граммов на литр). К осолонению (ускоренно растущему с 2006 года) добавилась ещё одна напасть — сероводородные заражения, которые находятся всего лишь в 20 метрах от поверхности моря (в Черном море — в 120—150 метрах, да и концентрация сероводорода в нём в 10 раз меньше, чем в Аральском). Всё это пагубным образом сказывается не только на природе и населении Приаралья — Челябинская и Оренбургская области (прежде всего) так же находятся под угрозой неблагоприятных последствий высыхания Аральского моря: ветром лёгкая и опасная пыль с обнажённого дна моря разносится на 700—800 километров.

Не будем спешить винить в этих бедах только человека. Арал уже пересыхал и не единожды. Так, где-то в XIII веке на территории, которую сейчас занимает акватория Аральского моря, была построена мечеть и находилось небольшое кладбище. (К слову, археологи немало открытий «накопали» в 2004—2006 годах на дне высохшего моря). Но но нельзя не отметить, что в XX веке деятельность человека существенно усугубила «жилищную» проблему в Аральском море.

Есть кто живой?

«Кто-то считает, что в Аральском море ещё можно поймать камбалу, кто-то убеждён, что в море всё вымерло. И то, и другое — неправда», — говорит научный сотрудник ИО РАН, специалист по водорослям и донным организмам Аральского моря Филипп Сапожников.

В 2002 году, когда начинались экспедиционные работы ИО РАН, рыба в Аральском море ещё водилась. «Мы видели умирающую камбалу, а эхолоты фиксировали на дне живую, — вспоминает Филипп Сапожников. — Но уже в 2003—2004 годах, и камбала, и каспийская атерина (Atherina boyeri caspia), вторая уцелевшая при высоких значениях солёности рыба, вымерли. Рыбы в Большом Аральском море нет, и это научно установленный факт. Как нет крабов, моллюсков и крупных червей. А ведь ещё в 1970-ом году в море жило около 40 видов морских обитателей! Сейчас в Аральском море живёт только один вид беспозвоночных — личинки двукрылых насекомых из группы хирономид (Chironomidae). Эти солеустойчивые небольшие червячки красного цвета населяют верхний слой грунта на глубине не более 8 метров (с девяти метров начинаются непригодные для их обитания сероводородные грунты). Из этих личинок вылупляются насекомые вроде комара, которые «печально жужжат, летая над морем». К счастью, кусать они не способны: вместо жала у них длинные усы.

Обитает в толще воды и древняя артемия (Artemia salina) — рачок длиной 12—13 миллиметров, способный размножаться партеногенетически, то есть без участия самцов.

«Этот вид в некотором роде надежда на экономическую поддержку района, — рассказывает ведущий научный сотрудник ИО РАН, специалист по биологическим системам Аральского моря Елена Арашкевич. — Артемия производит цисты — яйца, которые плавают по поверхности воды. Они резистенты и к солёности, и к температуре, и к сероводороду, и выживают в течение 100 лет (некоторые учёные полагают, что в течение 1000 лет)». Высушенные цисты можно продавать, например, акварюмистам — в солёной тёплой воде из этих яиц через два дня появляются живые организмы. «Бельгийские фирмы, например, заинтересованы в налаживании промышленного производства артемий», — говорит Елена Арашкевич. Плодовитость рачков очень высока: каждые четыре дня они откладывают до 100 «детей». Поэтому яиц артемий должно хватить всем: и людям, и птицам. Последние встречаются на Аральском море в период массовой миграции. Кулики, плавунчики, гуси, чайки, розовые пеликаны и фламинго подкармливаются яйцами артемий (для розовых фламинго, например, это излюбленный корм; впрочем, питаться здесь всё равно больше нечем), сбрасывают старые перья, отращивают новые и летят дальше.

Не только животный, но и растительный мир Аральского море стал беднее в разы: биоразнообразие в фитопланктоне сократилось с 300 видов до 50. Правда, биомасса осталась на том же уровне: в результате природного эксперимента водоросли преобразуются вместе с морем. И в этом смысле Аральское море будет жить до последней капли, полагают учёные.

Виноват ли человек?

Но так ли уж неизбежна эта последняя капля? История Арала длится около 10 тысяч лет, и за это время науке известны четыре регрессии (так называется процесс высыхания моря). И 500, и 1000 лет назад подобные метаморфозы с морем уже происходили. «Численное моделирование показывает, что на современную регрессию Аральского моря повлияли и естественная изменчивость климата (этой причине отводится 30 процентов) и антропогенный фактор (70 процентов)», — поясняет заместитель директора ИО РАН Пётр Завьялов.

Стоит отметить, что под антропогенным фактором в данном случае понимается... околонаучная деятельность.

«Основы деградации экосистемы были заложены в 1954—1956 годах, когда на Арале проводили уникальные для советского времени эксперименты по внедрению в этот водоём каспийской кефали, — говорит Филипп Сапожников. — Даже в случае успеха, кефаль, акклиматизированная в Арале, не была бы столь вкусна, сколь хотелось бы. Но вместе с кефалью в Арал вселилась целая группа сорных рыб: шесть видов бычков и та самая каспийская атерина, которая дожила до 2003—2004 годов». Эти сорные рыбы и подорвали кормовую базу местной ихтиофауны (в частности, таких промысловых рыб, как сазан, плотва, лещ).

Удивительно, но даже пресловутые сбросы пестицидов не оказали такого определяющего влияния на экосистему, как эксперименты по внедрению в водоём новых видов рыб. «Другое дело, что сейчас в восточном дне высохшего бассейна лежат миллионы тонн удобрений и ядовитых веществ, — поясняет Филипп Сапожников. — Для того чтобы задержать эту пыль, и актуален переброс воды».

Стоит ли поворачивать реки?

Об этом «перебросе» рек мечтало советское правительство, сейчас фантазирует Юрий Лужков. Не отметает эту мысль и Пётр Завьялов. Напомним, речь идёт (и шла в советские годы) о проекте переброски части стока Иртыша. «Следствие наших грубых вторжений в природу можно лечить только новыми, но умными вторжениями, — убеждён замдиректора ИО РАН. — Сама по себе идея мне кажется привлекательной: расчёты показывают, что Россия даже не почувствует отвода воды. Но этот проект, к которому я отношусь осторожно-положительно, требует тщательной и всесторонней разработки. Мне кажется, к этому мы ещё вернёмся».

Если сидеть сложа руки, то по модельным расчётам море будет «уходить» со скоростью полметра — метр в год ещё лет 50, после чего оно примет форму остаточного горько-солёного водоёма, который стабилизируется подземными стоками. Но в природе предугадать что-то наверняка невозможно. Возвращение экспедиции задержалось, так как «лил страшный проливной дождь» — явление для этого региона аномальное. И такие дожди стали идти даже в летний период (традиционный период засухи). «Возможно, водный баланс почвы, поддерживающий экосистему, будет сохраняться», — говорит Пётр Завьялов.

Ложка мёда в бочке дёгтя

Ложку мёда в бочке дёгтя отыскал заведующий лабораторией Института геологии и геофизики Академии наук Республики Узбекистан Максим Петров. По его мнению, научные экскурсии могут пользоваться популярностью: посмотреть на «интересные формы выветривания» или остатки каких-либо форм жизни желающие найдутся. Поддержал коллегу и Пётр Завьялов: «Арал мог бы стать туристической Меккой, ведь это затерянный живой мир, прекрасный уголок природы. К тому же, необходимо изучить и лечебные свойства аральской воды и грязи. По-видимому, они есть. Все, кто бывал на Аральском море, отмечали, что после контакта с этой водой проходят костные и кожные недомогания. Например, моментально исчезают экземы».

Светлана Синявская
Источник: http://www.strf.ru/material.aspx?CatalogId=222&d_no=23791