1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Как поделить Нил? В Африке назревает водный конфликт

nilВ конце января в столице Эфиопии Аддис-Абебе завершилось XXIV заседание Ассамблеи глав государств – членов Африканского союза. Одними из наиболее важных и обсуждаемых событий в ходе мероприятия явились встреча и переговоры президента Египта Абделя Фаттаха ас-Сиси и премьер-министра Эфиопии Хайлемариама Десалена, стержнем которых была тема эксплуатации водных ресурсов Нила.

Во многом из-за наличия таких острых проблем, как эпидемия лихорадки Эбола, анархия в Ливии, экспансия терроризма в Северной Африке, набирающий обороты политический кризис вокруг Нила остается относительно незамеченным. Однако его последствия могут быть не менее драматичными и даже катастрофичными, затронув не только непосредственно вовлеченные государства, но и соседние, в том числе европейские, страны.

Проблема распределения вод этой великой реки возникла далеко не сегодня, но в последние несколько лет страсти вокруг нее значительно обострились, став одной из злободневных тем в странах – участниках так называемой Инициативы бассейна Нила, членами которой являются Египет, Судан, Эфиопия, Уганда, Кения, Танзания, Бурунди, Руанда, Демократическая Республика Конго.

Главным камнем преткновения стал эфиопский проект по возведению гидроэлектростанции, получивший название «Возрождение» и находящийся в настоящее время на стадии строительства. Предполагаемые масштабы этого гидротехнического сооружения поражают, ставя в перспективе его в ряд крупнейших не только по африканским, но и по мировым меркам. Так, планируемая после окончательной и полной постройки мощность электростанции должна составить 6 ГВт, что будет примерно соответствовать Красноярской гидроэлектростанции, входящей в десятку крупнейших в мире среди сооружений подобного рода. Рядом со станцией планируется сооружение резервуара, способного хранить объем воды более 60 млрд куб. м.

Даже на первый взгляд видно, что этот проект может стать огромным рывком в развитии Эфиопии, совокупный объем электростанций которой сегодня не превышает 3 ГВт, то есть в два раза меньше, чем мощность «Возрождения», что, конечно, очень мало для страны с населением 94 млн человек. При этом потенциал развития сектора гидроэнергетики здесь второй в Африке после Демократической Республики Конго, он составляет более 30 ГВт. Главной причиной этого является наличие бассейнов 10 рек, самая крупная из которых Голубой Нил. Севернее вместе с Белым Нилом на территории Судана Голубой Нил образует собственно Нил, протянувшийся до Египта, 85% вод которого текут из Эфиопии. Правительство Эфиопии возлагает глобальные надежды на строительство станции, связанные с развитием промышленности, с обеспечением электроэнергией части населения и даже экспортом ее за рубеж – в Судан, Уганду, Кению, Сомали. С этой целью запущено несколько проектов по строительству линий электропередач и иной вспомогательной для этих целей инфраструктуры. В связи с такими крупными перспективами проект приветствуется и большинством стран Африканского союза.

Стоимость гидротехнического сооружения без учета инфраструктуры, транспортирующей электричество, оценена в объеме 4,8 млрд долл., что составляет около 15% ВВП страны, – огромная цифра для экономики Эфиопии. При этом большую часть расходов – 3 млрд долл. – правительство страны взяло на себя, тогда как оставшиеся 1,8 млрд согласились профинансировать китайские банки в виде предоставления кредитов. Строительство осуществляется при помощи итальянской компании Salini Impregilo, которая имеет опыт сооружения крупных инфраструктурных проектов, в том числе на Африканском континенте.

Казалось бы, столь перспективный и амбициозный проект должен внушать только оптимизм, способствуя экономическому развитию сразу нескольких стран Черного континента. Однако ложкой дегтя здесь является ограниченность водных ресурсов Нила, который всегда был и остается главным источником пресной воды Судана и особенно Египта. Последний всегда очень чувствительно относился к попыткам других стран Нильского бассейна производить какие-либо действия, способные повлиять на объемы воды, получаемого Страной пирамид, 80% которой протекает именно из Эфиопии. При этом источником для 98% пресной воды, потребляемой Египтом, является Нил.

Именно позиция Арабской Республики Египет явилась одной из причин, по которой Эфиопия была вынуждена сворачивать все инициативы, связанные с этим проектом. Президент Египта Мухаммад Анвар ас-Садат в 1970-е годы даже угрожал Эфиопии военным ударом в случае начала практической реализации проекта, что в то время было подкреплено мощнейшей по региональным меркам армией и политическим авторитетом Каира.

Формально власти Египта ссылаются на условия соглашений, заключенных с Суданом в 1929 году (в тот период обе республики находились под протекторатом Великобритании) и в 1959 году, в соответствии с которыми квота на эксплуатацию вод Нила, предоставленная Египту, составляет 55,5 млрд куб. м, а Судану – 18,5 млрд куб. м. При этом незначительные разногласия по вопросу распределения вод периодически возникали и между двумя государствами. Но остальные страны бассейна не были включены в эти соглашения, что обосновывалось достаточными для удовлетворения потребностей условиями за счет дождевых осадков.

Не вдаваясь в подробные расчеты, отметим, что эти соглашения сегодня являются, безусловно, морально устаревшими, а утверждение эфиопских властей о его несправедливом характере ввиду заключения без участия других стран бассейна имеет все основания.

В 2010 году в Уганде были подписаны новые соглашения между странами – участниками упомянутой Инициативы бассейна Нила, которые изменили порядок принятия решений по проектам, связанным с эксплуатацией Нила. При этом Судан и Египет отказались подписывать соглашения, а Каир занял категорическую позицию несогласия с ними, что было вполне ожидаемо. Однако в 2011 году, воспользовавшись революцией и последовавшей за этим смутой, охватившей Страну пирамид, Эфиопия приступила к строительству станции. Что касается Судана, то он вскоре сменил позицию на более нейтральную, по всей видимости, получив гарантии экономических и политических дивидендов от Аддис-Абебы в случае сооружения станции.

Негативные последствия, которые может повлечь для Египта проект «Возрождение», достаточно сложно оценить объективно – слишком много факторов могут повлиять на это. Журналистами рисуются разные прогнозы, вплоть до самых мрачных – нехватка воды даже для питья, голод, катастрофа с затоплением значительной части территории в случае гидродинамической аварии. Но, согласно наиболее распространенным прогнозам, сток реки в Арабскую Республику может сократиться на 10–15 млрд куб. м, что составляет более 20% от объемов получаемой воды. При этом средняя стоимость 1 куб. м воды, производимой в стране за счет опреснения, составляет 0,70 долл., а в совокупности это составит более 70 млрд долл. ежегодно, что ляжет тяжелым бременем на экономику Египта, которая и без того находится в тяжелом положении.

Сегодня вопрос строительства плотины является одним из главных вызовов для внешней политики Египта. В период нахождения у власти президента Мухаммеда Мурси и представителей движения «Братья-мусульмане» ситуация накалилась до предела: в Египте даже зазвучали призывы к открытому военному конфликту и поддержке различных сепаратистских движений против Эфиопии, которых в регионе Африканского Рога немало. В свою очередь, рядом экспертов быстрая реализация проекта Эфиопией и ее несговорчивость были расценены как желание политического руководства страны удовлетворить свои политические амбиции, своеобразно «отомстив» северному соседу за прошлые обиды.

Ситуация несколько улучшилась после военного переворота 2013 года в Египте, когда военные во главе с фельдмаршалом Абделем Фаттахом ас-Сиси, захватив власть в стране, смягчили риторику, говоря о необходимости поиска решения проблемы совместными усилиями. Это нашло поддержку в Эфиопии и в Африканском союзе в целом, которые выразили согласие на развитие диалога и сотрудничества с Египтом.

Однако, несмотря на регулярные консультации, встречи министров и глав государств, видимость совместного конструктивного подхода, решения, удовлетворяющего обе стороны, в настоящий момент не выработано. На фоне высоких темпов прироста населения (к 2050 году, согласно прогнозам, количество жителей Египта достигнет 150 млн человек вместо 85 млн сегодня) можно констатировать, что страна рано или поздно столкнется с проблемой нехватки воды вне зависимости от наличия плотины в Эфиопии. Эта гидроэлектростанция не создаст, а просто ускорит водный кризис в регионе. Более того, значительная нехватка пресной воды уже ощущается в Египте, вынуждая его забирать часть суданской доли по совместной договоренности. Иным источником пресной воды кроме Нила могут служить строительство опреснительных станций и использование подземных вод Сахары по примеру соседней Ливии, что потребует крупных инвестиций.

В любом случае регион может окунуться в новый по своему характеру военно-политический и экономический кризис, который по масштабам намного превысит войну с терроризмом, ведущуюся сейчас по всей Северной Африке. А европейским странам как ближним соседям региона уже сейчас следует обращать внимание на эту новую угрозу, так как в случае исполнения наихудшего сценария им могут потребоваться гигантские финансовые и материальные ресурсы для сдерживания потоков беженцев и иных последствий войны.

Алексей Носков,
независимый эксперт
(Независимая газета, 17.03.2015)