1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Проблема трансграничных рек в Казахстане неразрешима

kazahК такому выводу пришли эксперты ПРООН и казахстанские специалисты-водники.

Переговоры Казахстана по трансграничным рекам - Иртышу и Или - идут с Китаем не первый год и даже не первое десятилетие. При этом можно сказать, что даже советское время не в счет, поскольку те же 70-е годы прошлого века пришлись в основном на пик ухудшения советско-китайских отношений, а значит, процесс переговоров по трансграничным рекам мог напоминать диалог немого с глухим.

Однако мало что изменилось и с того времени, как за стол переговоров с китайской стороной сели представители независимого Казахстана, то есть с 1996 года, когда была создана и начала работать специальная комиссия по этому вопросу. За все время, а это почти на протяжении 20 лет, на государственном уровне было подписано только два незначительных соглашения - по безопасности в паводковый период и по экологической безопасности.

Впрочем, последнее все чаще напоминает филькину грамоту. Река Или получает все больше тяжелых отравляющих веществ, поскольку ее верховье лежит в промышленной зоне Китая. Ее русло зарегулировано практически на всем протяжении на территории Синьцзян-Уйгурского автономного района. Концентрация фенолов превышена в 12 раз, меди - в шесть раз, цинка - в 1,7 раза, алюминия - почти в 100 раз, периодическое превышение свинца фиксируется в 1,6 раза.

Но хуже всего другое - за все это время с китайской стороной не урегулирован главный вопрос - о вододелении реки Или. Как заявил "НП" председатель правления ПК "Казгидроводхоз" Анатолий Рябцев, "дипломатия КНР очень вязкая и сложная, и ждать того, что они пойдут на снижение темпов развития СУАР, не стоит". Как и надеяться на то, что Китай будет действовать в ущерб развитию своей экономики.

Если перейти на сухой язык цифр, то Или формирует общий водный сток в размере 18 кубокилометров, из которых более 70 процентов, или почти 12 кубокилометров, формируется в Китае, забирающем себе треть всей воды Или, что может привести в ближайшее время к уменьшению ее водного стока на территории Казахстана до 40 процентов, а значит, озеро Балхаш, которое питается водой Или на 80 процентов, может повторить судьбу Арала. Повторим, река, на которой запланировано строительство свыше 30 электростанций, больше десяти крупных водохранилищ, плотин и иных гидротехнических сооружений, уже сегодня зарегулирована на всем протяжении своего русла в КНР.

Это в прошлом году едва не привело к ЧС. Так, по данным АО "Казгидромет", с 12 мая 2014 года средний расход по Или от границы КНР до Капшагайского водохранилища составил 184 кубометра в секунду при прогнозе в 778 кубометров. При этом самый низкий показатель приточности был отмечен в пределах 76 кубометров в секунду. Тогда на этом фоне почти прекратила на какое-то время свою работу Капшагайская ГЭС, в то время как самая низкая приточность в свое время была в 1995 году в пределах 330 кубометров в секунду.

Правительству РК пришлось даже выслать специальную ноту, в результате чего приток с 14 июля был увеличен до 400 кубометров в секунду. Но эта мера лишь временно снизила напряженность ситуации.

Кроме Или Казахстан и Китай связывают более 25 трансграничных рек, которые наиболее важны с экономической, социальной и экологической точки зрения. Наиболее крупными из них являются Иртыш, Талас и Хоргос. Ресурсы этих рек являются важнейшим источником пресной воды для Казахстана. Канал Иртыш - Караганда снабжает питьевой водой Астану, Караганду, а ресурсами Иртыша обеспечиваются Семипалатинск, Павлодар, Экибастуз, Темиртау и сельское хозяйство некоторых районов Центрального Казахстана.

По бассейну реки Иртыш (Черный Иртыш, как его зовут на территории Китая) границу с Казахстаном пересекает от 9,8 до 10 кубокилометров воды. Из этих 10 кубокилометров около двух составляет приток рек Ак-каба, Кара-каба и Белезек, которые начинаются на территории Казахстана, переходя на территорию КНР, и которые регулируются Казахстаном.

Суммарный водозабор из Черного Иртыша в Китае составляет сегодня около двух кубокилометров из десяти, причем китайская сторона может реально позволить себе забрать до пяти кубокилометров из существующих. Однако, пересекая границу с Казахстаном, Иртыш формирует на территории нашей страны от 26 до 28 кубокилометров воды, что в общей сумме дает примерно 36 кубокилометров стока Иртыша на территории двух стран, хотя Иртыш делит с ними еще и Россия.

Если бы КНР забирал половину стока, формирующегося на их территории Черного Иртыша, это было бы в порядке международных правил, если бы не участие в процессе Российской Федерации, из-за чего, собственно, китайская сторона не допускает участия России в переговорах по водозабору. Китаю выгоднее в будущем получать пять, а не три кубокилометра, как это положено по международным правилам вододеления рек. При этом китайцы, как говорит Рябцев, ссылаются на свое политическое руководство, которое якобы обязывает их вести лишь двусторонние переговоры, хотя любое сокращение притока водных ресурсов, даже самое небольшое, негативно и моментально отражается на окружающей экологии.

Отсюда, несмотря на сокращение потребления воды отраслями экономики Казахстана и населением республики, использование водных ресурсов в республике остается неэффективным, имеется острый дефицит воды как по отдельным регионам, так и в целом по стране. И дело тут вовсе не в казахстанцах, которых периодически "обвиняют" в нерациональном использовании воды, а скорее и вероятнее всего в "реках раздора".

Ольга Шишанова
(МК-Казахстан, 20.08.2015)