1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Владимир Ресин: «Реновацию нужно было начинать 25 лет назад»

resinСоавтор закона о реновации — о том, как она изменит облик города на сотни лет. После вступления закона в силу Владимир Ресин ответил на вопросы о многочисленных поправках, внесенных после первого чтения.

— Я внимательно читал и проект закона, и финальную редакцию. Складывается впечатление, что это два разных документа, потому что было внесено более ста поправок. Какие из них вы считаете наиболее важными?

— Все важные. Закон принят. В Государственной думе создана рабочая группа по защите прав и интересов жителей при реализации программы реновации жилфонда города Москвы во главе с зампредседателя Петром Толстым. Эта группа специально будет сопровождать его исполнение на весь период наших полномочий, я тоже являюсь членом этой рабочей группы. И сравнивать нынешний закон с тем, что было нами внесено, рассмотрено и принято в первом чтении, просто некорректно. То была концепция, а здесь закон, это разные вещи. Но если бы не было того «костяка», то и не было бы этого закона.

Обсуждения острые, принципиальные, где-то были, так сказать, и политические всякие выпады, но в целом это действительно было обсуждение деловое. Результат мы имеем. И те все принятые поправки помогли создать закон, которому почти не нужно никаких подзаконных актов.

— В законе есть блок, к которому было привлечено наибольшее внимание, — он касается непосредственно защиты прав граждан. Раньше в практике правительства Москвы не было такой опции, как возможность получения равноценного, а не равнозначного жилья взамен сносимого или просто денежной компенсации?

— Когда шла та программа расселения пятиэтажек, которой занимался я, она была чисто региональной. Когда она начиналась, еще не было фактически нового класса собственников, большинство квартир не были приватизированы, они не были чьей-то собственностью, они были в социальном найме, поэтому подход людей был не настолько обострен, как сейчас. А за эти 20 лет создался новый класс, уже мы во многом отошли от того социализма и пришли в совершенно другую формацию — формацию рынка. Люди поняли, что у них есть собственность, которой можно распорядиться, в частности, продать.

Я вам даже больше скажу, я сам думаю: а вот если отталкиваться от сегодняшнего дня, я бы в начале девяностых себя так же вел бы или несколько по-другому? И я думаю, что я бы вел себя по-другому, то есть я бы ничего не делал без федерального закона.

— Но тогда была другая политическая ситуация.

— Но тогда была другая политическая ситуация. Вы правильно сказали.

— В законе написано, что в программу реновации могут быть включены многоквартирные дома первого периода индустриального домостроения и аналогичные по конструктивным характеристикам. Просто расставьте, пожалуйста, для наших читателей точки над «i» — можно ли по этому закону сносить, например, сталинки?

— Программа уже составлена. На системе сайтов правительства Москвы есть предварительный список реновируемых домов, адресные списки сносимых домов подготовят к концу июля — началу августа. Там все дома есть. Чего нам сейчас с вами философствовать, когда адресная программа ее практически составлена.

— Но голосование было до принятия закона.

— Ну ничего, голосование проходило в соответствии с проектом этого закона.

— Я у вас как у строителя хотел поинтересоваться. Много очень вопросов было с теми же «сталинками», их можно отнести к домам, которые по конструктивным характеристикам соответствуют хрущевкам?

— Я сказал, что все уже сделано и все соответствует закону.

— Я не говорю о несоответствии, мне просто интересно понять...

— Надо понимать тех людей, которые намучались, живя в этих домах, и единодушно высказали мнение, чтобы дома попали в программу.

— Вопрос о тех, кто намучился. В программе могут участвовать коммунальные квартиры, могут получить жилье очередники и другие категории граждан, признанные нуждающимися в улучшении жилищных условий. Ну и, соответственно, вместо комнаты в коммуналке полагается отдельная квартира. Это сильно изменит исходные параметры программы реновации?

— Известны все дома с учетом тех критериев, которые вы назвали. Участие в программе имеет колоссальное значение для людей, которые гораздо быстрее сумеют улучшить свои жилищные условия, особенно те, которые живут в общежитии, в коммунальных квартирах.

— Мне кажется, один из самых острых вопросов, который будет стоять теперь, связан как раз с очередностью реализации программы. И вот опять же имеет ли смысл в рамках работы комиссии Госдумы говорить о том, как расселить в первую очередь самых нуждающихся?

— Все будет учитываться: состояние дома, критерии, по которым люди признаны нуждающимися в улучшении жилищных условий, тех возможностей, которые город имеет. В первые три года, в том числе и в текущем году, будет осваиваться по 100 млрд рублей.

— Исторически дома строились сериями в Москве, это было начиная как раз с первого периода индустриального домостроения, и в 90-х, и в 2000-х. В то же время реновация, как было заявлено, направлена на придание большей индивидуальности облику города...

— Здесь будут и индивидуальные дома, и серийные дома, но серии здесь будут такие, которые не отличишь от индивидуальных домов. Совершенно новые технологии, новые материалы, новые архитектурные решения. Поэтому каким бы этот дом ни был, серийный он или индивидуальный, они не будут похожи друг на друга.

— Но серийные дома проще строить, дешевле?

— Конечно. Стоимость квадратного метра имеет значение. Но чем отличается голова от другого места? Что не любой ценой нужно сделать реновацию, а той ценой, которая проходит по экономике, но и чтобы дома строились на сотни лет.

— В соответствии с законом будет создан Фонд реновации. Объясните, пожалуйста, зачем он нужен и чем будет заниматься?

— Фонд будет застройщиком. Но при этом гарантом того, что люди получат свои квартиры, будет правительство Москвы.

— Закон действительно выглядит привлекательнее для граждан, чем проект, изначально внесенный в Думу. Но голосование уже закончилось. И в законе как раз написано, что его результаты окончательные. В то же время программа рассчитана на десятилетия. Насколько это справедливо?

— На сегодняшний день вот так. Что будет через три или пять лет — нам с вами чего гадать? Жизнь подскажет, конечно, ничего на месте не стоит.

Я считаю, что благодаря этой программе мы сумеем улучшить жилищные условия миллионов людей. И если все это получится, я буду считать, что посильную лепту внес в то, чтобы москвичи жили комфортно и удобно в городе, и буду счастлив, что город Москва — и сейчас красивый и удобный город для жизни — будет одним из лучших в мире городов по этим критериям. Я даже мысленно себе уже представляю изменения всех этих, как мы их считали, спальных районов и благодарю то поколение, благодарю Никиту Сергеевича Хрущева, тогдашнее руководство Москвы за то, что они, построив эти пятиэтажки, заранее создали условия, чтобы их снести и вместо них, спустя время, построить современные дома уже на сотни лет.