1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Возобновляемая энергетика меняет баланс сил в мире

Основной вывод, который делают авторы этого документа, – использование возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в качестве топлива и для производства электричества в мире растет и будет продолжать расти, в то время как использование углеводородного топлива достигнет своего максимума примерно к 2050 году, после чего начнет снижаться. Это неминуемо приведет к экономическим изменениям внутри стран и перераспределению политического влияния в мире.

В выигрыше окажутся страны, которые уже сейчас используют ВИЭ и продолжают инвестировать в развитие новых технологий, с ними связанных. Слаборазвитые страны, у которых нет собственных источников углеводородного топлива, смогут улучшить свою экономическую ситуацию, поскольку ВИЭ доступны по всему миру, а с удешевлением технологий преобразования углеводородов в энергию эти государства смогут обрести долгожданную энергетическую независимость.

Ожидаемо трудно придется странам – крупным экспортерам нефти и газа: странам Ближнего Востока, Северной Африки, России и Азербайджану. В среднем доходы от экспорта углеводородов составляют около 25% бюджетов этих государств. Если они не будут адаптировать свою экономику под новые энергетические реалии, то со снижением спроса на углеводородное топливо и запасов полезных ископаемых придет экономический спад.

По мнению Аднана Амина, генерального директора IRENA, «глобальный энергетический поворот, вызванный ВИЭ, может снизить геополитическую напряженность, связанную с распределением традиционных энергетических ресурсов, и будет способствовать расширению сотрудничества между странами. Эта трансформация поможет смягчить социальные, экономические и экологические проблемы, которые часто являются одними из основных причин геополитической нестабильности и конфликтов».

Шесть предпосылок для развития ВИЭ

Первая: снижение стоимости технологий. Если еще в начале XXI века на ВИЭ смотрели как на очень дорогую альтернативу ископаемому топливу, которую имеет смысл использовать только в специфических случаях, то сейчас электростанции, работающие на энергии ветра и солнца, способны конкурировать по стоимости с традиционными технологиями даже без государственных субсидий.

С 2010 года средняя стоимость электроэнергии, выработанной на СЭС и ВЭС, снизилась на 73% и 22% соответственно. IRENA прогнозирует и дальнейшее снижение стоимости этих технологий. По расчетам агентства, к 2025 году стоимость производства электричества на наземных ВЭС снизится на 26%, оффшорных ВЭС – на 35%, концентрирующих СЭС – на 37% и фотоэлектрических СЭС – на 59%.

Также ожидается снижение стоимости технологий хранения энергии на 60%, а стоимость электрических автомобилей сравняется со стоимостью автомобилей с двигателем внутреннего сгорания к середине 2020-х годов.

Вторая: загрязнение воздуха и изменение климата. Государства, бизнес и общество наконец стали осознавать, что главный загрязнитель воздуха – это вещества, образующиеся при сжигании ископаемого топлива. Из-за вредных веществ, попадающих в атмосферу при сжигании нефти и угля, воздух в городах – от Нью-Дели до Парижа – становится опасным для людей. По данным Всемирной организации здравоохранения, 9 из 10 людей, живущих на планете, дышат опасным для здоровья воздухом, а 7 млн человек ежегодно умирают от болезней, вызванных загрязнением атмосферы. Учитывая, что энергетический сектор производит две трети всех вредных выбросов в мире, ускоренное развитие и распространение ВИЭ поможет улучшить эту ситуацию.

Третья: стратегические цели. Осознавая необходимость перехода к «неуглеродной» экономике, правительства многих стран на законодательном уровне установили стратегические цели для внедрения технологий на основе ВИЭ. На сегодняшний день у 57 стран мира есть цель полностью отказаться от использования углеводородов при производстве электричества. В 179 странах существуют стратегические цели по увеличению доли производства энергии на основе ВИЭ в энергетическом балансе.

При этом мотивы у государств различаются. Страны – импортеры нефти и газа, такие как, например, Индия, развивают ВИЭ, чтобы обрести энергетическую независимость в условиях растущего энергопотребления и нестабильных цен на углеводороды. Некоторые крупные экспортеры нефти и газа также понимают необходимость развития ВИЭ в своих странах для снижения объема вредных выбросов и диверсификации экономики. Цель ОАЭ – увеличить долю использования ВИЭ до 44% и уменьшить выбросы СО2 на 70% к 2050 году.

Четвертая: технологические инновации. Ускоренное развитие технологий, в первую очередь в секторе фотоэлектрических солнечных модулей и высоких ветрогенераторов, подтолкнули ВИЭ к выходу на широкий рынок. На сегодняшний день количество новых патентов, касающихся технологий ВИЭ, превосходит количество патентов, связанных с развитием традиционной энергетики, включая углеводороды и атомную энергетику.

Прогнозируется, что совершенствование технологий производства биотоплива и электролиза водорода стимулирует развитие сфер, которые до сих пор считаются сложными для отказа от углеводородного топлива, – авиацию, судоходство и тяжелую промышленность.

Пятая: действия корпораций и крупных инвесторов. Группы инвесторов, такие как DivestInvest и CA100+, оказывают давление на компании, в которые инвестируют, чтобы те снижали количество выбросов парниковых газов. На климатической конференции COP24 в Польше в декабре 2018 года группа из 415 инвесторов с общим объемом инвестиций в 32 трлн долл. США поддержали Парижское соглашение по климату и обратились к правительствам стран не субсидировать производство и потребление углеводородного топлива и постепенно выводить из эксплуатации угольные ТЭС.

Норвежский суверенный фонд благосостояния, банк HSBC и некоторые другие частные банки, международные страховые компании Allianz и AXA объявили о постепенном выводе своих инвестиций из угольного сектора. Мировой банк также отказался от поддержки новых проектов угольной промышленности.

Шестая: общественное мнение. По всему миру среди потребителей появляется устойчивый спрос на продукцию, произведенную без использования углеводородов. Экологические организации продолжают оказывать давление на правительства и бизнес. А недавно к этому движению подключились и религиозные лидеры, включая папу римского Франциска.

Доля ВИЭ в первичных источниках энергии в мире в 2016 году составляла 14%, включая все виды ГЭС, в том числе крупные плотинные, и биотопливо, включая дрова для отопления. По видам ВИЭ: гидроэнергия – 2,5%, биотопливо и отходы – 9,8%, солнечная, геотермальная и другие – 1,7%.

Рост ВИЭ опережает общий рост производства энергии из первичных источников по сравнению с 2000 годом. Если общий рост составил 37%, то рост ВИЭ – 47% за тот же период. Наибольший рост наблюдается в использовании солнечной и геотермальной – количество произведенной на их основе энергии увеличилось почти в 4 раза за 16 лет.

Доля ВИЭ в производстве электричества в мире в 2016 году составляла 24%, включая все виды ГЭС, в том числе крупные плотинные, и отходы. В 2000 году этот показатель составлял 19%. По видам ВИЭ: биотопливо – 1,8%, отходы – 0,4%, ГЭС – 16,7%, геотермальные станции – 0,3%, солнечные фотоэлектрические – 1,3%, солнечные термальные – 0,04%, ветроэлектростанции – 3,8%, приливные – 0,004%. Наибольший рост заметен в использовании солнечной энергии и энергии ветра.

С 2000 по 2016 год количество выработанных с помощью солнечных батарей гигаватт-часов электричества увеличилось в 330 раз. А ВЭС за тот же период выработали в 30 раз больше электричества.

Китай лидирует по объему ежегодных инвестиций в развитие ВИЭ с 2014 года. В 2017 году доля китайских инвестиций достигла 45% от всех совокупных инвестиций в возобновляемую энергетику в мире. Такое стимулирование «зеленой» энергетики направлено на обеспечение энергетической независимости и улучшение экологической ситуации, которая в крупных городах стала катастрофической из-за повсеместного сжигания угля.

Основная часть этих инвестиций идет на строительство солнечных электростанций. В 2017 году в Китае было введено в эксплуатацию СЭС общей мощностью 53 ГВт – больше половины от новых мощностей СЭС по всему миру. Этой энергии хватит на электрификацию 38 млн домохозяйств.

Кроме строительства установок на основе ВИЭ на своей территории Китай активно инвестирует в глобальный рынок возобновляемой энергетики. В рамках амбициозного проекта развития мировой инфраструктуры «Один пояс, один путь», который был анонсирован президентом Китая в 2013 году, планируется построить межконтинентальную сеть линий электропередачи (глобальная суперсеть), связав энергетические системы всех континентов для облегчения экспорта и импорта электроэнергии. Китай готовится вырабатывать электричество для этой сети на основе ВИЭ.

А вот инвестиции в ВИЭ в Европе в 2017 году существенно снизились – на 36% по сравнению с 2016 годом. Согласно докладу о глобальных инвестиционных трендах в 2018 году, подготовленному в рамках программы по окружающей среде ООН, основной причиной такого падения стало сокращение на 65% инвестиций в Великобритании вследствие отмены государственных субсидий для наземных ВЭС и фотоэлектрических СЭС, а также перерыв в торгах по проектам оффшорных ВЭС. Но перерыв не был долгим. Уже в первой половине 2019 года Великобритания проведет тендер на государственную поддержку проектов строительства оффшорных ВЭС и наземных ВЭС на отдаленных островах на общую сумму около 67 млн евро.

В Германии – лидере по объему инвестиций в ВИЭ в 2017 году также наблюдалось снижение, на 35% по сравнению с 2016 годом. Это произошло, главным образом, из-за неопределенности с торгами по проектам наземных ВЭС и снижения затрат на строительство оффшорных ВЭС в расчете на 1 МВт мощности.

Тенденции мирового финансового рынка, в частности рост средней процентной ставки по кредитам, могут негативно отразиться на отрасли ВИЭ в ближайшие несколько лет, считают эксперты ООН, но вряд ли смогут существенно затормозить ее развитие.

Ксения Вахрушева

https://bellona.ru/2019/08/12/vozobnovlyaemaya-energetika-menyaet-balans-sil-v-mire/