1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Николай Герасимов: геолог, романтик, поэт...

gerasimovВ Сыктывкаре вышел в свет двухтомник стихов геолога Николая Герасимова и воспоминаний о нем его друзей и коллег по жизни и работе в Республике Коми. Мы, в редакции «Зеленого мира», хорошо знали Николая Николаевича Герасимова – бывшего министра природных ресурсов и охраны окружающей среды, министра промышленности и вице-премьера Республики Коми. И на всех этих должностях – искреннего друга «ЗМ».

Знали мы Николая Герасимова и как поэта, влюбленного в российские Севера.Вот три его стихотворения, на одно из которых, отправленное в «Зеленый мир», дружески ответил главный редактор Марк Борозин.


МОИМ СЕВЕРАМ

1.

Уезжают друзья с Северов,

Словно птицы на юг улетают.

Новый круг, новый край, новый кров

На широтах других обретают.

То один, то другой в перелет...

Ну а наша судьба – оставаться,

Обживать этот снег, этот лед –

И за тысячи верст не теряться!

2.

Сколько лет мы с тобой Северам подарили,

Сколько троп проторили мы в этих краях,

Наши шалые будни в легенды и были

Превратились.

Но время ходить в королях

Утекает сквозь пальцы. И дышат в затылок,

Не умея сдержать ураганный азарт,

Несмышленые мальчики, чтоб пропустили

Их на главные роли, к рулю, в авангард.

Дай им, Боже, терпенья на долгие годы,

Сделай так, чтоб хватило на замыслы сил,

Пособи устоять на любой непогоде,

Помоги удержать Воркуту и Вуктыл.

И какие обиды... – закончены сроки.

Нам пора возвращаться с высоких широт

К малой родине, к тем позабытым истокам,

Где нас мама когда-то ждала у ворот.

 

А.П. БОРОВИНСКИХ

Давай, дружище, воз тянуть до ста,

Отыгрывать у Бога дней висты

И в Севера колючие врастать.

И за собой, как встарь, сжигать мосты.

Пусть россыпями стелятся года,

Пусть строки троп ложатся на листы,

Пусть светит нам Полярная звезда –

Да будут наши помыслы чисты!

 

ВОРКУТА

Моим северным друзьям

В городе этом совсем не осталось друзей,

Городу этому отдано нами полжизни.

И недалеко отсюда до призрачных Мангазей,

А еще ближе, пожалуй, до собственной тризны.

Весны капризные, словно похмельный синдром,

Зимы тягучие, как восхожденье к вершине.

В мерзлую землю врастаем. Горят серебром

Россыпи звезд на чернильной небесной холстине.

Тянем судьбы паутинку в колючей пурге,

Пишем стихи на хрустальных снегах без помарок,

На ивняковой, забытой богами, ворге,

Рвем для любимых охапки жарков и фиалок.

Здесь, на окраинах дальних, на жестких ветрах

Мы обживаем российские веси и пади,

Тянем свой воз – без оглядки, до хруста в костях, –

Верим, что город-ковчег сбережем от распада.

Только, дружище, настала пора на крыло

Нам становиться – и стаей растрепанной в лето

Снова лететь в те края, где впервые свело

Сердце – любовью, а душу – родительским светом.

 

В ЖИЗНИ РОССИЙСКОЙ ДРУЗЬЯ...

Н. Герасимову, А. Попову на герасимовское «Моим северным друзьям»

В жизни российской

друзья

не появляются вдруг.

В жаре событий,

давлении

глупых указов

формировались кристаллы

с решеткою «друг»...

Или помягче,

мутнее – обычные стразы.

Жесткость хрупка

в обрамленьи

и века,

и мига.

Подлое время,

сдвигаясь,

решетки кристаллов

крушит...

Друзе друзей

миг,

минута

и век хороши

даже печалью

страниц

недописанной книги.

Книги о жизни

от первого света

до тризны,

следе песца

на искристых снегах

мангазей,

веснах капризных,

дыхании жен

и детей,

пальцах отца

и траве

у крылечка отчизны...

 

Марк Борозин

28–29.07.2008