1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

C заповедников еще не состригли шерсть? Исправить!

arctica-parkВ конце января 2014 года вступает в силу новая редакция Федерального закона «Об особо охраняемых природных территориях», допускающая понижение их природоохранного статуса. Будущее заповедников России под угрозой, предупреждают экологи: отныне любой заповедник может быть беспрепятственно преобразован в национальный парк, где разрешено ведение хозяйственной деятельности.

Заповедники «с предпосылками»

Разработчиком и главным инициатором поправок, принятых в конце прошлого года и вступающих в силу 30 января 2014 года, выступило Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации.

«Необходимость преобразования отдельных заповедников в национальные парки», – сообщается в пресс-релизе, опубликованном 14 января на сайте Минприроды, – «обусловлена исключительно тем, что на территориях нескольких существующих заповедников ведется (в силу исторически сложившихся обстоятельств) многолетняя масштабная рекреационная и иная деятельность, не соответствующая режиму заповедников, но в полной мере адекватная задачам и режиму национальных парков».

Так, по информации, опубликованной в пресс-релизе министерства, в Тебердинском заповеднике (Республика Карачаево-Черкесия) действуют семь канатных дорог, а также сеть бугельных и пять альпинистских маршрутов. В Заповеднике «Столбы» (Красноярский край) выделен «туристко-экскурсионный» район. А в Командорском заповеднике (Камчатский край) коренному малочисленному народу – алеутам – разрешены охота и промысел водных биоресурсов.

Пресс-релиз приводит заявление Рината Гизатулина, заместителя Министра природных ресурсов и экологии РФ, о том, что принятые поправки «могут коснуться не более [семи] российских заповедников».

На просьбу «Беллоны» уточнить, о каких конкретно заповедниках идет речь, представитель пресс-службы Минприроды Юлия Максимова пояснила, что список еще дорабатывается:

«Это коснется лишь заповедников, у которых есть предпосылки для переведения в национальные парки. В ближайшее время их перечень будет опубликован на сайте», – сообщила Максимова.

Гизатулин, согласно пресс-релизу министерства, также подчеркнул, что период для преобразования заповедников в национальные парки ограничен двумя годами – до конца 2015 года. В пресс-релизе указывается, что «Минприроды России исключает планы масштабного преобразования заповедников в национальные парки».

Само заявление Гизатулина, согласно пресс-релизу, было сделано «в ответ на обращения, поступающие в ведомство в связи с публикациями в СМИ, инициированными одной из общественных экологических организаций».

«Истерия представителей Гринпис России, публикуемая в ряде СМИ, пророчащая «разрушение» заповедной системы России в связи с принятыми изменениями законодательства, абсолютно беспочвенна [...]», – цитирует Гизатулина пресс-релиз министерства.

По словам замминистра, «из имеющихся в России 102 государственных природных заповедников, в число заповедников для преобразования в категорию «национальный парк» войдут лишь [шесть-семь], их перевод в статус национальных парков объективно назрел много лет назад. Причем среди них нет ни одного, отнесенного к объектам Всемирного наследия ЮНЕСКО».

Гринпис России в развернутом ответном заявлении от 15 января (см. ниже) возражает, что текст закона не ограничивает число заповедников, подпадающих под действие поправок: «Из текста закона следует, что любой из 102 заповедников можно сделать нацпарком».

Гринпис России также приводит список заповедников, поставленных, по мнению организации, под удар принятыми в декабре поправками. В частности, это заповедники и национальные парки, уже объединенные в единые дирекции в 2010-2012 годах.

Чего следует ожидать?

Принятые Государственной думой 18 декабря и опубликованные 30 декабря прошлого года изменения в закон об особо охраняемых природных территориях (ООПТ) предусматривают новый способ создания национальных парков – «путем преобразования ряда государственных природных заповедников» (пункт 2 статьи 14 Закона). При этом указывается цель подобных преобразований («экологическое просвещение»), сроки (до 31 декабря 2015 года) и условие – наличие положительного заключения государственной экологической экспертизы материалов, обосновывающих указанное решение.

Согласно закону (включая закон в его нынешней редакции), основная и фактически единственная цель заповедников – сохранение в максимально возможно нетронутом состоянии природных комплексов и поддержание естественного хода природных процессов.

Цель национальных парков помимо сохранения природы – обеспечение рекреационных функций природных территорий, в том числе путем организации на них отдыха и туризма.

В отличие от заповедников, на территории которых, в соответствии с природоохранным законодательством, запрещена любая хозяйственная деятельность, в национальных парках допускается размещение объектов туристской индустрии, музеев и информационных центров, а также строительство и эксплуатация хозяйственных и жилых объектов для обеспечения и осуществления рекреационной деятельности, развития физической культуры и спорта, а также размещения объектов туристической индустрии.

Кроме того, в отдельных случаях возможно отчуждение природных ресурсов и недвижимого имущества национальных парков, а также изменение целевого назначения земельных участков, относящихся к территории национальных парков (пункты 2, 3 статьи 12 Закона).

Так ли беспочвенны опасения экологов?

Именно перспектива использования заповедных природных территорий в хозяйственных целях беспокоит экологическое сообщество, прореагировавшее на нововведения с тревогой.

Как прокомментировал декабрьские поправки на сайте Лесного форума Гринпис России руководитель проекта по особо охраняемым природным территориям Гринпис России, эксперт по экологическому праву Михаил Крейндлин, преобразование заповедника в национальный парк «автоматически приведет к вовлечению его в интенсивную хозяйственную деятельность, включая строительство гостиниц, инженерной и транспортной инфраструктуры».

«Таким образом», – пишет Крейндлин, – «наиболее ценные природные комплексы могут быть разрушены».

Крейндлин отмечает, что «принятый закон никак не ограничивает перечень заповедников, которые могут быть преобразованы в национальные парки» (установлено только ограничение по сроку [...] и обязательность государственной экологической экспертизы)».

Однако, как указывает эксперт, «институт государственной экологической экспертизы сильно разрушен реформами последних лет, а кроме того, федеральная экспертиза организуется подведомственным Минприроды Росприроднадзором».

Таким образом, продолжает Крейндлин, внесение изменений в федеральный закон «ставит под сомнение само существование» российских заповедников как уникальной категории ООПТ.

По словам Крейндлина, последствия этого могут «нанести непоправимый вред природным комплексам и объектам», тем более что «в последнее время заповедники все чаще попадают в сферу интересов крупного бизнеса».

Летом прошлого года, например, Гринпис России уже заявлял, что компании «Роснефть» были предоставлены для разведки и добычи углеводородного сырья участки, попадающие в границы арктических заповедников, и что в результате «под угрозой оказались более миллиона гектар заповедных территорий в Арктике».

Как процитировал тогда Крейндлина Гринпис в своем заявлении, «[в]ключение уникальных территорий в лицензионные участки «Роснефти» наглядно демонстрирует, какова цена заявлений правительства о бережном отношении к природе Арктики».

Большую озабоченность в связи с принятием нового закона выразили также активисты Экологической Вахты по Северному Кавказу. Как пишет Крейндлин на сайте Лесного форума Гринпис России, по планам ОАО «Курорты Северного Кавказа», строительство горнолыжных курортов будет осуществляться на территории четырех заповедников.

«Внесенные поправки свидетельствуют о деградации экологического законодательства, разрушении особо охраняемых территорий. Закон исключительно вредный», – сообщил «Беллоне» по телефону координатор ЭкоВахты по Северному Кавказу Андрей Рудомаха.

Власти посчитали иначе: «Проекты горнолыжных курортов Северного Кавказа затронут территории особо охраняемых зон, но не навредят экологии, а потери заповедников возместят новыми территориями», – заявил в комментариях, данных два года назад порталу ЮГА.ру, полпред президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе Александр Хлопонин.

Правда, обеспокоенность сложившейся ситуацией испытывают не все: в телефонном разговоре с «Беллоной» Сергей Панкевич, замдиректора Нижне-Свирского заповедника, расположенного в Ленинградской области, рассказал, что нововведения доверенный ему объект не затронут, никаких последствий не предвидится, и преобразование в национальный парк заповеднику не угрожает.

В перспективе – распродажа заповедных мест?

Вместе с тем, как говорит юрист «Беллоны» Нина Поправко, перевод заповедников в национальные парки существенно ослабляет природоохранный статус ООПТ. Такой шаг позволяет застраивать заповедные территории объектами туристической инфраструктуры – гостиницами, паркингами, коттеджами, коммуникациями, и т.д., считает юрист.

Более того, по словам Поправко, руководство национальных парков, несомненно, будет заинтересовано в увеличении количества туристов: средства, вырученные за вход и предоставленные услуги, будут поступать в фонды нацпарков.

Во многих заповедниках произрастают краснокнижные растения и обитают редкие животные. Как указывает Поправко, неизвестно, как наплыв посетителей и развитие инфраструктуры отразятся на сохранении их численности и в целом на экосистемах ООПТ.

«К сожалению, многие решения отдаются на откуп руководству заповедников. Возникает опасение – как бы не началась распродажа заповедных мест ради получения большей прибыли. С этой точки зрения можно говорить о том, что ослабление охранного статуса заповедников может привести к серьезным нарушениям экологических прав граждан», – заключила Поправко.

Лия Вандышева
(Беллона, 17/01-2014)

ГРИНПИС РОССИИ: МИНПРИРОДЫ ПЫТАЕТСЯ ОПРАВДАТЬ СВОЙ ЗАКОН-УГРОЗУ ЗАПОВЕДНИКАМ

Минприроды ответило на многочисленные обращения граждан о судьбе заповедников и распространило сообщение о том, что в соответствии с новыми поправками в закон об ООПТ в национальные парки будут переведены не более 7 заповедников.

Сайт ведомства приводит слова замминистра Минприроды Рината Гизатулина, что волноваться не о чем. «Из имеющихся в России 102 государственных природных заповедников, в число заповедников для преобразования в категорию национальный парк войдут лишь 6-7, их перевод в статус национальных парков объективно назрел много лет назад», - говорится в сообщении. Жаль только, что в законе этого не говорилось.

Из текста закона следует, что любой из 102 заповедников можно сделать нацпарком. Когда пишутся законы, они должны быть написаны так, чтобы потом не приходилось объяснять, что имелось в виду и что он не для всех случаев, а для нескольких (каких – тоже либо угадывать, либо спрашивать у авторов закона).

Безусловно, заявления Минприроды о том, что в нацпарки переведут не более 7 заповедников крайне радуют. Очень хотелось бы в это верить. Но вот вопрос – стоит ли?

Напомним недавнее заявление упомянутого заместителя министра: «Во многих заповедниках живут люди, находятся города, но из-за жестких законодательных рамок жители не имеют права даже построить дом. Мы просто приводим законодательные нормы в соответствие с реальным положением дел на конкретных территориях",— заявил господин Гизатулин».

В российских заповедниках есть много всего, но городов в них нет. Самый близкий случай – это заповедник «Столбы», да и тот находится не в городе, а рядом с ним (с Красноярском). То, что один притянутый случай якобы дает основания говорить о множестве, конечно, не внушает никакого доверия к политике Минприроды. Появляются все основания полагать, что ведомство с большим удовольствием отдаст заповедные земли под застройку.

Нет доверия и к институту экспертизы, на значение которого упирает Гизатуллин. В последнее время государственная экологическая экспертиза одобрила многие проекты, разрушающие ООПТ. Это и дорога к планируемой правительственной резиденции в заказнике «Большой Утриш» (заключение экспертизы отменено судом), и дорога через территорию Кавказского заповедника, Сочинского национального парка и Сочинского заказника к так называемой «метеостанции», а на самом деле - правительственной резиденции «Лунная поляна» (по заявлению Гринпис рассматривается в органах прокуратуры), и линия метро через природно-исторический парк «Битцевский лес» (также оспаривается в суде). Поэтому надеяться на экологическую экспертизу, увы, нельзя.

Гринпис России настаивает на том, что сохранение российских заповедников должно обеспечиваться законами, а не обещаниями чиновника. Ждем реального результата и не успокаиваемся!

Какие заповедники находятся под ударом?

В 2010-2012 годах несколько заповедников и нацпарков объединены в единые дирекции. Это биосферный заповедник «Баргузинский» и национальный парк «Забайкальский» в Бурятии, заповедник «Байкало-Ленский» и национальный парк «Прибайкальский» в Иркутской области (кстати, все они входят в границы объекта всемирного наследия «Озеро Байкал»), заповедник «Кедровая падь» и национальный парк «Земля леопарда». Напрашивается вывод, что это сделано для того, чтобы после принятия поправок в закон преобразовать эти заповедники в парки (благо, соответствующее учреждение уже есть).

Вполне предсказуемо преобразование в нацпарки Северо-Осетинского заповедника в Республике Северная Осетия и Кабардино-Балкарского заповедника в Кабардино-Балкарской республике (рядом с ними также расположены нацпарки- имеются планы строительства на территории этих заповедников крупных горнолыжных курортов.

Не исключено, что есть желающие сделать нацпарком и Алтайский заповедник (также объект всемирного наследия).

Об «истерии»

«Пророчества грядущего разрушения сети ООПТ не прекращаются десятилетие, тем не менее, все это время происходит развитие системы – создаются новые заповедники и национальные парки, реализуются амбициозные проекты по сохранению биоразнообразия, специалистами ООПТ проводятся научные исследования, имеющие мировое значение, развивается эколого-просветительская деятельность, осуществляется международное сотрудничество в сфере ООПТ и многое другое», - заявляет замминистра. Гринпис России считает своей обязанностью заявлять и предупреждать о нарушениях (в том числе потенциальных) природоохранного законодательства и права человека на благоприятную окружающую среду. Минприроды считает это «истерией». Мол, разрушения нет, создаются новые заповедники, ведется эколого-просветительская деятельность. При этом Систематически не выполняются предусмотренные Правительством планы развития федеральной сети ООПТ. Согласно Концепции развития системы особо охраняемых природных территорий федерального значения до 2020 года к 2013 году должны были быть созданы 3 государственных природных заповедника, 7 национальных парков, 3 федеральных заказника. Кроме того, должны были быть расширены территории 10 заповедников и 1 национального парка.

Из этого амбициозного плана не создано ни одного заповедника, созданы только четыре национальных парка - «Берингия», «Земля леопарда», «Онежское поморье» и «Шантарские острова», два федеральных заказника, расширена территория одного заповедника. При этом ценность некоторых территорий находится под угрозой из-за нерасторопности чиновников. Например, территория «Ладожских шхер» давно должна была быть признана нацпарком, но этого не происходит. И если в самое ближайшее время он не будет создан, природные комплексы, ради сохранения которых он планируется, могут быть полностью разрушены.

Получается, что Минприроды декларирует в официальных документах создание новых заповедников, а на деле не создает их, а наоборот, планирует ликвидировать, переведя в нацпарк (по словам замминистра – не более семи штук, по закону – хоть все). И называет наше беспокойство «истерией».

Что же, если «истерия» заставляет так оперативно реагировать чиновников, поистерим еще чуть-чуть.

История заповедного дела России последних лет.

Зато гораздо успешнее, чем развитие сети ООПТ, продвигается другое основное направление Концепции – вовлечение федеральных ООПТ в различные виды хозяйственной и рекреационной деятельности.

Так, в Приокско-Террасном биосферном заповеднике на фоне продолжающихся скандалов с руководством в 2013 году произошло небывалое количество случаев гибели зубров и бизонов в Зубровом питомнике. Массовую гибель животных признают даже в Минприроды России.

Минприроды же в последние годы принято немало решений о вовлечении федеральных ООПТ в интенсивную хозяйственную деятельность.

В 2013 году Минприроды продолжало настаивать на законности вывода из национального парка «Югыд ва» месторождения «Чудное». Только в 2013 года Верховный суд РФ по заявлению Гринпис признал недействующим это положение. Однако, Минприроды разработано новое положение, также исключающее месторождение «Чудное» из парка. Кроме того, Минприроды планирует исключить 48000 га национального парка из границ территории объекта всемирного природного наследия «Девственные леса Коми».

Минприроды также готовит изменения границ объекта всемирного природного наследия «Западный Кавказ», чтобы исключить из него территорию плато Лагонаки, где планируется строительство крупного горнолыжного курорта вопреки мнению ученых Кавказского заповедника и экспертов Центра всемирного наследия ЮНЕСКО и МСОП, однозначно высказавшихся против строительства на этой территории.

В 2013 году через территорию Кавказского биосферного заповедника и Сочинского федерального заказника и началось строительство дороги, которая ведет к некоему весьма интересному объекту, который называется в разных официальных документах, то «научный центр биосфера», то метеостанция «Фишт», а на самом деле - является президентским горнолыжным комплексом «Лунная поляна». Хотя никакой метеостанции еще нет и в помине, дорога уже строится.

В июле 2012 года Минприроды изменило Положение о государственном природном заказнике федерального значения «Малые Курилы». Теперь в его морской акватории разрешена добыча морского ежа и приморского гребешка.

В 2009 году Минприроды изменило положение о федеральном заказнике «Ненецкий», разрешив на его территории разведку и добычу полезных ископаемых. Кстати, лицензией на разработку месторождения «Коровинское», которое расположено на территории заказника владеют дочерние компании группы «АЛЛТЕК», один из основателей которого является Владимир Микулик, который вместе с г-ном Гизатулиным входит в правление фонда «Зеленое будущее», прославившегося размещенным на сайте лозунгом «все сюда – здесь заповедник».

Минприроды продолжает политику назначения на посты руководителей заповедников и национальных парков «эффективных менеджеров», способных только выполнять указания руководства.

Наиболее скандальный случай произошел в Астраханском биосферном заповеднике, где Минприроды попыталось заменить на посту директора Заслуженного эколога РФ, одного из лучших руководителей федеральных ООПТ России Н.А.Литвинову на местного фермера с уголовным прошлым. Только благодаря массовой кампании протеста, это решение не прошло.

В самом конце прошлого года сотрудники заповедника «Кологривский лес» восстали против своего директора. 28 декабря в Кологриве прошел пикет против произвола директора.

Заместитель директора национального парка «Сайлюгемский» в Республике Алтай задержан за сопровождение иностранных охотников, незаконно находящихся с оружием на территории заказника «Шавлиньский».

Так что, очень хочется верить обещаниям Минприроды, только факты упрямая вещь. Мы просим всех неравнодушных к судьбе заповедников продолжать добиваться утверждения закрытого списка заповедников, которые могут быть преобразованы в нацпарки.

(Гринпис России, 15.01.2014)