1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Глобальная война против «зеленых»

ecotazhПо всему миру защитники природы подвергаются угрозам и физическому насилию, поэтому нельзя сказать, что Россия в этом плане – какое-то особенное государство. Это общемировая тенденция. Но особенно тревожные масштабы этот процесс принял в развивающихся странах, особенно там, где бурное развитие получили добывающие отрасли. В некоторых странах грань между бизнесом и государством настолько тонка, что иной раз сложно определить, где источник угрозы. Мы собрали случаи угроз и насилия, которым за последние годы подвергались природоохранные активисты. Оговоримся, что мы рассматривали истории не только специалистов и активистов экологических организаций, но и коренных жителей, выступающих за сохранение своей среды обитания.

Убийственная статистика

По данным последнего доклада правозащитной организации Front Line Defenders, из 156 правозащитников, убитых в 2015 году, самая многочисленная группа от общего числа – 45% – это защитники окружающей среды, земель или прав коренных народов. Мониторинговая группа Global Witness («Глобальный свидетель») в своем новом отчете «На опасной земле» («On dangerous ground») задокументировала 185 смертельных случаев в 16 странах мира за 2015 год. Это наибольшее количество смертей в год за историю наблюдений (с 2002 года) при росте на 59% по сравнению с 2014 годом, который также был рекордным. 185 смертельных случаев – это почти вдвое больше, чем, например, убитых журналистов за тот же период, при этом почти 40% жертв – представители коренных народов.

В среднем, как отмечают эксперты, в течение 2015 года за защиту своих земель, лесов и рек от разрушительных отраслей промышленности убивали более трех человек в неделю.

Самые «смертоносные» страны для защитников земель и окружающей среды в 2015 году: Бразилия – 50 смертей и Филиппины – 33. Это рекордные цифры для обеих стран. Далее следуют Колумбия – 26, Перу – 12, Никарагуа – 12 и Демократическая Республика Конго – 11.

Основными причинами стали добыча полезных ископаемых – 42 случая, агробизнес – 20, лесозаготовки – 15 и гидроэнергетика – 15.

Всего же с 2002 по 2015 год Global Witness задокументировала 1176 убийств экологических активистов по всему миру. Самый громкий случай в этом году – убийство в Гондурасе известной защитницы природы и прав коренных народов, лауреата премии Голдмана Берты Касерес, а спустя месяц – ее коллеги.

Все чаще отмечаются случаи похищений, когда активисты пропадают при подозрительных обстоятельствах, и неясно, остались ли они в живых. Такие случаи крайне редко качественно расследуются, и с течением времени становится все труднее узнать правду о том, что на самом деле произошло.

Так, в Колумбии в 2011-2012 годах исчезли два экологических активиста, тесно сотрудничавших с Ассоциацией «Национальный центр здоровья, окружающей среды и труда «Да здравствует вода!» (CENSAT Agua Viva) / Друзья Земли Колумбии, – Сандра Вивиана Куэльяр и известный активист движения «Живые реки» (Ríos Vivos) в защиту земель и людей, пострадавших от дамб, Мигель Анхель Пабон Пабон. Местонахождение обоих активистов до сих пор не установлено, со стороны властей не было никаких заявлений в отношении этих происшествий или мотивов, стоящих за ними.

В Бразилии в июне 2012 года, за неделю до конференции ООН по устойчивому развитию «Рио+20» рыбопромысловая организация «Ассоциация мужчин и женщин моря» (Associação de Homens e Mulheres do Mar – AHOMAR) организовала «Токсический тур». Ассоциация выступала против экологических нарушений, происходивших на протяжении пятидесяти лет из-за работы НПЗ Дуки-де-Кахиас (Duque de Caxias), а также нарушений прав человека во время строительства нефтехимического комплекса в Рио-де-Жанейро, одного из крупнейших инвестиционных проектов в истории бразильского энергетического гиганта Petrobras.

«Токсический тур» включал посещение общин в Санта-Крус, пострадавших от деятельности металлургического завода по производству чугуна и стали, управляемого немецкой корпорацией Thyssen Krupp и бразильской корпорацией Vale.

Два представителя AHOMAR, Алмар Ногейра де Аморим и Жоао Луиса Теллес Пенетра, выступили на Саммите народов, проходившем параллельно «Рио+20», с докладом о негативном воздействии нефтяных, горнодобывающих и металлургических проектов в штате Рио-де-Жанейро. Четыре дня спустя оба экологических активиста исчезли и были найдены зверски убитыми лишь 24 июня – два дня спустя после завершения конференции «Рио+20».

Важно отметить, что за пару месяцев до происшествия, в феврале 2012 года полиция по неизвестным причинам прекратила наблюдение на пляже муниципалитета Мауа (Mauá), где расположен офис AHOMAR.

Международным наблюдателям тоже достается

В Нуэва-Эсперансе в Гондурасе в июле 2013 года вооруженными людьми были похищены два правозащитника – Орлэн Видаль из Франции и Даниэль Лангмайер из Швейцарии. Оба наблюдателя, работавших в рамках проекта по сопровождению активистов в Гондурасе, были похищены на несколько часов неизвестными, вооруженными огнестрельным оружием и мачете.

В Мексике в апреле 2010 года активист организации «Друзья Земли – Финляндия» Юри Яаккола был убит вместе с мексиканской природоохранной активисткой Бетти Кариньо – они сопровождали гуманитарный караван, который подвергся нападению вооруженных формирований.

Силовые разгоны протестных акций

В Шри-Ланке в августе 2013 года мирный протест пяти тысяч человек против завода перчаток Venigross закончился убийством троих участников акции, в том числе 17-летнего школьника, многие были ранены. Протестующие требовали чистой воды для ежедневного потребления и закрытия завода. Акция была разогнана полицией при поддержке армейских подразделений, которые применили слезоточивый газ и резиновые пули, а затем открыли огонь по толпе боевыми патронами.

В Гватемале в октябре 2012 года была насильственно разогнана мирная акция коренных народов майя в Тотоникапане. По меньшей мере семь лидеров индейцев были убиты, десятки человек получили ранения. Люди собрались, чтобы, в том числе, обсудить вопрос о предоставлении разрешений на добычу полезных ископаемых на их территории без согласия общины.

В Мозамбике в январе 2012 года более 700 семей, переселенных горнодобывающей компанией Vale Mining Company, вышли на мирную демонстрацию – они попытались заблокировать поезд с углем, идущий в порт. Демонстрация была разогнана, четырнадцать человек были арестованы, поступали сообщения, что находящиеся в тюрьме подвергались пыткам.

В Чехии в 2011 году более 300 человек устроили блокаду – забрались на деревья и приковались к ним, чтобы остановить незаконную вырубку в национальном парке «Шумава». Активисты подверглись нападению со стороны лесозаготовителей и впоследствии были арестованы полицией. Ряд активистов получили травмы, более 120 участников акции были обвинены в незаконном проникновении на территорию лесозаготовки и в неповиновении требованиям полиции.

Насильственные выселения

В Танзании в 2009 году закон об охране дикой природы запретил осуществление в зонах контролируемой охоты ведение сельского хозяйства и выпас скота. Этот закон был использован в качестве оправдания выселения общины масаев Лолиондо, чьи земли и природные ресурсы находятся под угрозой из-за расширения охотничьей зоны. Зоной владеет арабский инвестор Мухамед Абдул Рахим аль Али, владелец компании Ortello Businesses Corporation.

В 2009 году конфронтация привела к принудительным выселениям 20 тысяч членов общины. Принудительное выселение проводилось войсками совместно с частными силами безопасности. Сообщается, что после выселения более 200 бомас (усадеб) было сожжено, женщины подверглись изнасилованиям, более трех тысяч человек остались без крова, и более чем 50 тысяч голов скота оставили умирать без еды и воды.

Пастушьи общины в этом районе находятся в споре с еще двумя другими крупными инвесторами: компаниями Thomson Safaris Nomad Safaris – Mobile Company и Roy Safaris.

В Колумбии в феврале 2012 года полицейские насильственно выселили 800 рыбацких семей из зоны строительства гидроэлектростанции «Эль-Кимбо» (El Quimbo) после того, как местные жители провели мирную сидячую забастовку на берегу реки Магдалена. В результате противостояния были ранены три человека.

Протестующие требовали провести публичные слушания о приостановке разрешения для строительства ГЭС.

Ограничение свободы передвижения

Деятельность по защите окружающей среды – интернациональна, и потому сама собой подразумевает участие в публичных выступлениях не только в своей стране, но и за рубежом, участие в международных конференциях и других мероприятиях.

Часто по ахиллесовой пяте в виде необходимости выездов за границу – бьют. Так случилось в июне 2012 года с Джеремисом Вэнджэном из мозамбикской организации «Экологическая справедливость». Джеремис принимал активное участие в борьбе против бразильской горнодобывающей компании Vale Mining, ему было отказано во въезде в Бразилию для участия в конференции «Рио+20». Вэнджэн, активист и журналист, должен был представить информацию о негативных последствиях работы бразильской компании в Мозамбике на Саммите народов, проходящем параллельно с конференцией «Рио+20».

Несмотря на то, что Вэнджэн имел аккредитацию ООН и въездную визу, его отправили обратно в Мозамбик. Лишь после разъяснительной работы и солидарных усилий более чем 100 организаций из Бразилии и со всего мира Вэнджэну было разрешено выехать еще раз в Бразилию для участия в международных мероприятиях.

Схожий случай произошел в Белоруссии, где в 2010 году российский «антиядерный» эксперт «Беллоны» Андрей Ожаровский был арестован и выслан из страны с запретом на въезд в течение 10 лет. В Белоруссии, как известно, строится Островецкая АЭС с российскими атомными реакторами, которые Ожаровский активно критикует уже много лет.

Примеры противозаконного воспрепятствования свободе передвижения есть и в нашей стране. В сентябре 2014 года сразу несколько представителей организаций коренных народов, направлявшихся на всемирную конференцию в Нью-Йорке 22-23 сентября в рамках Генеральной Ассамблеи ООН, столкнулись с ограничением на выезд из страны. 18 сентября в аэропорту Шереметьево пограничники изъяли паспорт (а затем заявили о его недействительности в связи с повреждениями – вырезана страница) у члена Глобальной координационной группы Всемирной конференции по коренным народам и директора российского Центра содействия коренным малочисленным народам Севера Родиона Суляндзига.

Через день, 20 сентября в Шереметьево при аналогичных обстоятельствах не была пропущена через границу Анна Найканчина – ее паспорт также был поврежден (порезаны страницы).

Для того чтобы не допустить представителей коренных народов на конференцию в Нью-Йорке, портили не только паспорта. Так, председатель Саамского парламента Кольского полуострова Валентина Совкина, выйдя к машине, чтобы ехать в аэропорт, обнаружила, что кто-то порезал колеса. Когда общественница отправилась в аэропорт на такси, то машину трижды останавливали для проверки документов, а на последнем участке на Совкину напал неизвестный, попытавшийся вырвать сумку с документами. Председатель Саамского парламента опоздала на свой рейс, но все-таки смогла вылететь позднее.

The Moscow Times сообщала о том, что еще одна активистка не смогла попасть на нью-йоркский рейс: входная дверь ее квартиры была приклеена к косяку.

Шпионаж за активистами

В Великобритании в 2011 году разразился огромный скандал, когда обнаружилось, что полицейский внедрился в экологическое движение и шпионил за активистами в течение семи лет.

Марк Стоун (настоящее имя – Марк Кеннеди) появился в августе 2003 года на встрече экологических активистов движения Earth First. Он принимал участие в акциях, кампаниях и летних лагерях климатического движения, в акциях против саммитов G8 и почти всех крупных демонстрациях Соединенного Королевства.

Также, используя поддельный паспорт, полицейский агент посетил более 22 стран, побывав на разных мероприятиях, включая участие в акциях протеста при строительстве плотины в Исландии, поездку в Испанию с экоактивистами, а также проникал в анархистские сети в Германии и Италии.

Одним из главных результатов работы шпиона стал арест 114 активистов в школе около Ноттингема в апреле 2009 года с целью предотвращения их проникновения на угольную электростанцию Ratcliffe-on-Soar, запланированного на следующий день. Позже 26 активистов были обвинены в заговоре с целью взлома. Двадцать из них тогда честно признались, что планировали прорваться на электростанцию, чтобы предотвратить выброс 150 тысяч тонн углерода.

Как остановить вал насилия и нарушений прав активистов?

Недавно в газете The Guardian вышла статья по случаю Всемирного дня охраны окружающей среды, которую написали специальные докладчики ООН по вопросам прав человека, связанных с окружающей средой, по вопросу о положении правозащитников и по вопросу о положении в области прав человека и основных свобод коренных народов.

Представители ООН пришли к выводу, что ключ к снижению уровня насилия в отношении экологических активистов и представителей коренных народов лежит в треугольнике «государство – международные финансовые институты – частный бизнес».

Правительства, как полагают в ООН, обязаны защищать права экологов на выражение мнений и мирные собрания, эффективно и быстро реагировать на угрозы, оперативно расследовать случаи притеснения и насилия. Государственным органам также рекомендовано «принять и внедрить механизмы, позволяющие защитникам экологических прав сообщать о своих претензиях, заявлять о виновных и добиваться эффективного возмещения за нарушения».

Международные финансовые институты были призваны «четко связать продолжение своей поддержки проектов развития с осуществлением гарантий в области прав человека, в том числе права на свободу выражения мнений и ассоциаций», а что касается бизнеса, и особенно транснациональных компаний, то спецдокладчики ООН призвали его показать не на словах, а на деле, что компании не будут осуществлять проекты в тех странах, где не обеспечивается основная защита прав человека.

Виталий Серветник

http://bellona.ru/2016/10/11/violence/


ПРАВОЗАЩИТНИКИ ВСЕГО МИРА ТРЕБУЮТ РАССЛЕДОВАНИЯ УБИЙСТВА ЭКОАКТИВИСТКИ ИЗ ГОНДУРАСА БЕРТЫ КАСЕРЕС

Берта Касерес – женщина-символ «зеленого» движения Гондураса и всей Латинской Америки, лауреат премии Голдмана, возглавляла протест против строительства гидроэлектростанции на реке Гуалкарке, важной для сельского хозяйства и обеспечения местного населения питьевой водой. Проект удалось приостановить, но слишком дорогой ценой: в марте этого года Берту расстреляли в собственном доме.

За права коренных народов

Берта родилась в 1970-х годах (по разным данным, в 1971, 1972 или 1973 году) в семье малочисленного коренного народа ленка в Гондурасе. Время в Латинской Америке тогда было непростое: череда военных переворотов, конфликты с соседями, кровавые расправы над оппозицией и общественными активистами. Несмотря на тяжелые времена, мать Берты прививала детям ценности гуманизма и своим примером показывала, что к людям надо относиться с состраданием и помогать им: семья принимала беженцев из соседнего Сальвадора.

Как рассказывала впоследствии сама Берта Касерес, за их домом около 10 лет велось наблюдение, а ее мать и брат однажды даже похищались солдатами правительственных войск.

В 1993 году, будучи студенткой, Берта Касерес вместе с единомышленниками основала общественную организацию Совет организаций коренных народов Гондураса (COPINH) для защиты прав коренных народов своей страны. Работы у организации было много: приходилось бороться с незаконными вырубками лесов, разрешать территориальные споры, разбираться со случаями нарушения прав аборигенов.

В 2006 году за помощью в COPINH обратились соплеменники Берты Касерес: на землях общины Рио Бланко народа ленка собрались строить что-то грандиозное. Неизвестные пригнали строительную технику, не предупредив местных жителей, не говоря уже о том, чтобы поинтересоваться их мнением.

Берта Касерес с коллегами быстро выяснили, что на реке Гуалкарке собрались возводить гидроэлектростанцию «Агуа-Зарка». Кредит на реализацию проекта пообещала выделить Международная финансовая корпорация (дочерняя структура Всемирного банка) в партнерстве с частными инвестиционными фондами, а сам проект продвигала гондурасская энергетическая компания DESA (Desarrollos Energeticos, SA) совместно с государственной китайской Sinohydro.

Проект преподносился чуть ли не как благодеяние для местного населения. Тот же Всемирный банк в 2014 году, например, рассказывал, что 63% населения Гондураса находится за чертой бедности, а в сельских районах каждые 6 из 10 семей живут в условиях чрезвычайной бедности – меньше, чем на $2,5 в день. При этом среди всех стран Латинской Америки в Гондурасе наблюдается самый большой разрыв между богатыми и бедными. Все эти доводы приводились и продолжают приводиться международными финансовыми институтами для оправдания выделения кредитов на проекты, подобные электростанции «Агуа-Зарка».

Впоследствии, уже после убийства Берты Касерес, журналисты издания The CounterPunch выяснили, что за компанией DESA стоит известная в Гондурасе семья Атала, которая поддержала военный переворот 2009 года, в результате чего был свергнут президент республики Мануэль Селайя. А один из членов семьи, Камило Атала, возглавляет самый крупный в стране банк Banco Ficohsa. Издание пришло к выводу, что Берта Касерес боролась не только против частной проблемы, но выступала против целого олигархического клана. Впрочем, сама Берта, разворачивая протестную кампанию, этого даже не подозревала...

Энергия священной воды

Гуалкарке – горная река, которая берет свое начало из геотермальных источников на северо-востоке Гондураса. У народа ленка река Гуалкарке считается священной. Правда, святость имеет вполне практический смысл: вода реки используется для орошения посевов и питья, в реке добывают рыбу – важный источник питания для местного населения. Строительство плотины на реке не только до неузнаваемости изменило бы естественный ландшафт, но и повлекло бы необратимую экологическую трансформацию самой реки, что сказалось бы на рыбных запасах.

Проект «Агуа-Зарка» представляет собой русловую гидроэлектростанцию без водохранилища с расчетной мощностью 21,3 МВт и ожидаемой выработкой электроэнергии 98,8 ГВт•ч в год. Нидерландский банк развития (FMO), один из сокредиторов проекта, заявлял, что ГЭС «Агуа-Зарка» не нанесет вреда окружающей среде, поскольку проект не предполагает затопление территорий, будет оборудован рыбопропуск и обеспечен свободный доступ местного населения к реке после завершения строительных работ.

Впрочем, местные активисты были другого мнения. Защитники реки резонно сочли, что, несмотря на то, что заявленная мощность ГЭС – небольшая (например, по российским стандартам такая ГЭС относится к малым и могла бы претендовать на статус генерирующего объекта на основе возобновляемых источников энергии), она, тем не менее, может оказать крайне негативное воздействие на водоем, так как будет забирать в подводящий канал водяной турбины до 90% естественного потока. Особенно серьезные последствия, отмечают защитники реки, это может оказывать в периоды сухого сезона.

Пик протестной кампании, которую возглавила Берта Касерес, пришелся на 2011 год. До этого Берта успела подать многочисленные обращения в государственные органы, организовала собрание общин коренных народов, на котором их представители высказались против строительства, подала жалобу в Межамериканскую комиссию по правам человека, а также в саму Международную финансовую корпорацию.

Впрочем, несмотря на поднявшуюся шумиху и скандал, в 2011 году строительство ГЭС все-таки началось. DESA стала готовить территорию под застройку, уничтожая кукурузные и бобовые поля, посадки фруктовых деревьев. Тогда Берта вместе с местным населением организовала блокаду стройки, продержавшуюся 21 месяц. Протестующие использовали тщательно продуманную систему взаимного оповещения и вахтовой смены участников блокады.

DESA, однако, сдаваться не собиралась, и вместо того, чтобы попытаться найти общий язык с людьми, угрожала активистам, нанимала вооруженную охрану и даже привлекала правительственные войска.

В 2013 году случилась первая трагедия: во время акции протеста у полевой конторы строителей были застрелены лидер одной из общин Рио-Бланко и активист COPINH Томас Гарсия. После этого история противостояния народа ленка и компании DESA привлекла внимание журналистов и правозащитников всего мира, благодаря чему чаша весов склонилась в сторону защитников реки.

В 2014 году DESA была вынуждена скорректировать проект: плотину решили перенести выше по течению, подальше от населенного района. В том же году Берта Касерес получила мировое признание, попав в финал премии правозащитной организации Front Line Defenders, и затем в 2015 году, когда удостоилась награды Goldman Environmental Prize – ежегодной премии, присуждаемой экологическим активистам, которые работают в условиях серьезного риска.

Парад отказов

Реализация проекта «Агуа-Зарка» планировалась с участием нескольких иностранных кредиторов, но после серии убийств экологических активистов инвесторы стали покидать проект один за другим. В конце 2013 года, после убийства Томаса Гарсия, контракт с DESA разорвала китайская компания Sinohydro, следом Международная финансовая корпорация отозвала финансирование.

Наконец, весной этого года участие в проекте остановили Нидерландский банк развития и финская финансовая компания Finfund. После обращения международных правозащитных организаций заморозили финансирование проекта Центральноамериканский банк экономической интеграции (CABEI) и немецкая компания Voith-Hydro, аффилированная с Siemens.

Таким образом, на сегодняшний день все иностранные инвесторы либо ушли, либо заморозили свое участие в проекте на неопределенный срок: сам проект оказался вынужденно заморожен.

Убийство

Рано утром 3 марта 2016 года в дом Берты Касерес в городе Ла-Эсперанса на юго-западе Гондураса ворвались двое вооруженных людей (по другим данным, нападавших было больше).

«Все случилось очень быстро, за 30 секунд они одновременно убили ее и выстрелили в меня. Они явно следили за ней и рассчитывали, что она будет одна, поэтому, я думаю, их удивило присутствие еще одного человека, они не знали, что делать, так что просто выстрелили в меня и убежали», – описывает момент нападения Густаво Кастро, директор организации «Друзья Земли» в Мексике и друг Берты Касерес, единственный свидетель ее убийства, в интервью изданию The Intercept.

Месяцем позже гондурасская полиция объявит, что задержаны четверо подозреваемых в убийстве Касерес. Среди арестованных оказались действующий офицер республиканской армии и один из сотрудников проекта «Агуа-Зарка». Мировая общественность с нетерпением ждет результатов следствия и суда над нелюдями. Правда, самой Берте это уже никоим образом не поможет...

Ксения Вахрушева

http://bellona.ru/2016/10/13/berta-caceres/


КЕН И «ОГОНИЙСКАЯ ДЕВЯТКА»

Нигерийский писатель и общественный деятель Кенуль (Кен) Бисон Саро-Вива стал символом ненасильственного сопротивления пагубным последствиям нефтяной индустрии в наихудших условиях – в бедной, коррумпированной стране с авторитарным режимом и безнаказанностью транснациональных корпораций.

Схватку с нефтью Кен Саро-Вива, увы, проиграл: уже будучи обладателем премии Голдмана, общественный деятель был приговорен к смертной казни, которую не удалось предотвратить ни общественной международной кампанией, ни угрозами государственных санкций в отношений Нигерии.

Из чиновника в писатели

Кен Саро-Вива родился в 1941 году в племени огони, которое сегодня насчитывает около полумиллиона человек, живущих в густонаселенном регионе Огониленд в дельте реки Нигер на юго-востоке Нигерии. Его отец, Джим Вива, был вождем племени.

В средней школе при государственном колледже Умуахиа Кен показал себя отличным студентом и по окончании получил стипендию для изучения английского языка в Ибаданском университете, после чего стал ассистентом преподавателя в Университете Лагоса, а вскоре занял государственную должность в администрации портового города Бонни. В начале 1970-х годов Саро-Вива работал региональным уполномоченным по вопросам образования в администрации штата Риверс, но был уволен в 1973 году из-за того, что выступил в поддержку автономии народа огони.

После ухода с госслужбы Саро-Вива пристрастился к писательству и телевидению. В общей сложности он написал 27 книг, а в 1994 году даже получил премию Фонлана-Николса (Fonlon-Nichols Award) за выдающиеся достижения в письменном творчестве. А его сатирический телевизионный сериал пользовался в 1990-е годы бешеной популярностью: аудитория насчитывала 30 миллионов человек.

«Билль о правах огони»

Нефть в дельте реки Нигер была обнаружена в 1958 году. За полвека углеводородная индустрия до неузнаваемости изменила этот регион, который покрылся «лесом» нефтяных вышек и горящих факелов. Парадоксально, но миллиардные доходы, получаемые Нигерией, почти никак не отразились на благосостоянии жителей дельты Нигера. Более того – многие местные общины были поставлены буквально на грань выживания из-за прогрессирующего экологического бедствия.

Так, в регионе Огониленд за полвека было добыто нефти на сумму 30 миллиардов долларов, в основном через совместное предприятие правительства Нигерии и компании Shell. Эти деньги достались слишком дорогой ценой: Огониленд стал территорией, малопригодной для нормальной жизни. Выращивать сельхозкультуры, ловить рыбу, добывать чистую питьевую воду с годами становилось все труднее. При этом ни правительство Нигерии, ни нефтяники не спешили тратиться на компенсации жителям страдающих территорий и экологические мероприятия.

Видя происходящее, Кен Саро-Вива стал писать статьи для различных СМИ о проблемах народа огони. Но в 1989 году он понял, что одними лишь публикациями ситуацию не переломить – нужен осмысленный и организованный протест. И в 1990 году Саро-Вива с соратниками создали Движение за выживание народа огони.

Организация представляла собой «зонтик», покрывающий местные группы женщин, молодежи, студентов и даже церковных прихожан. Движение сформулировало два пакета требований: первый предназначался нигерийскому правительству, второй – компании Shell. Требования к властям были изложены в «Билле о правах огони», который был написан в 1990 году и представлял собой нечто вроде манифеста с изложением политических, экономических и экологических требований местного населения.

От Shell Саро-Вива с соратниками потребовали, чтобы компания без оглядки на центральное правительство немедленно приступила к оценке воздействия на окружающую среду своей прошлой деятельностью и повысила стандарты работы.

В январе 1993 года более 300 тысяч представителей народа огони собрались на мирный марш протеста, чтобы отметить начало объявленного ООН года коренных народов, а также в поддержку своих требований: чтобы нефтяники, и в первую очередь Shell, отдавали часть своих доходов коренному населению, выплатили компенсации за разрушение окружающей среды и занялись ее восстановлением.

Акция не на шутку напугала правительство Нигерии. В Огониленд были введены армейские подразделения, более тысячи человек были убиты военными и полицией, другие были лишены своих домов, стали беженцами или были вынуждены отсидеть в тюрьме без суда и следствия.

Тюрьмы не избежал и сам Кен Саро-Вива, которого в течение 1993 года арестовывали несколько раз. Уже тогда Amnesty International признала писателя узником совести.

Арест и казнь

В мае 1994 года Саро-Вива был вновь арестован в своем доме. Поводом, по официальной версии, послужила якобы причастность активиста к убийству четырех лидеров местных общин в дельте Нигера, которые были настроены лояльно по отношению к правительству и нефтяной индустрии.

После непродолжительного судебного процесса, получившего массу критики со стороны мирового сообщества, Кен Саро-Вива и восемь его сподвижников были приговорены к казни. Многие международные организации призывали Нигерию освободить активиста, а компанию Shell – вмешаться в ситуацию.

10 ноября 1995 года Кен Саро-Вива и его товарищи были повешены. Группа получила название «огонийская девятка».

Казнь Саро-Вивы вызвала невиданное возмущение международного сообщества вплоть до отзыва дипломатов. Сразу после расправы над активистами было приостановлено членство Нигерии в Содружестве Наций (которое, впрочем, было восстановлено в 1999 году), а США и ряд других стран рассматривали введение экономических санкций.

Уже находясь в тюрьме, Кен Саро-Вива стал обладателем премии Голдмана, а посмертно удостоился еще и другой престижной международной награды – «За достойную жизнь».

Весьма символично, что в двух странах, породивших компанию Shell, – в Великобритании и Нидерландах память Кена Саро-Вивы увековечили: в 2006 году в Лондоне был открыт памятник нигерийскому писателю, а в 2013 году в Амстердаме появилась улица имени Саро-Вивы – Ken Saro-Wiwastraat.

20 лет спустя

Спустя два десятилетия после казни Кена Саро-Вивы проблемы, с которыми он боролся, все еще не решены. Заявления Shell о том, что компания очистила ряд сильно загрязненных районов дельты – мягко говоря, преувеличение, как утверждается в опубликованном к годовщине казни Саро-Вивы докладе Amnesty International и Центра по окружающей среде, правам человека и развитию (Centre for Environment, Human Rights and Development) в Нигерии «Здесь пора почистить: ложные утверждения Shell о разливах нефти в дельте Нигера». В докладе документально доказано, что, по меньшей мере, в четырех местах, где, как утверждает Shell, все было почищено, продолжаются процессы загрязнения.

В 2011 году в докладе ЮНЕП о проблеме нефтедобычи в дельте Нигера говорится, что экологическая реабилитация территорий в Огониленде потребует только первоначальных вложений в один миллиард долларов. А для всей дельты Нигера стоимость таких работ будет на несколько порядков больше. Так что выплаченные компанией компенсации и оплаченные ею работы по очистке ряда территорий являются лишь каплей в море.

Тем не менее стойкость народа огони и всего гражданского общества Нигерии начинает потихоньку приносить свои плоды: проблема загрязнения дельты реки Нигер вынесена на международный уровень, нефтяные компании все чаще проигрывают суды в пользу местного населения, а прежний казавшийся нерушимым тандем «транснациональные корпорации – коррумпированное правительство» начинает трещать по швам.

Виталий Серветник

http://bellona.ru/2016/10/12/ken-saro-wiwa/


В МОСКВЕ НА УЛИЦЕ ЛОДОЧНОЙ ИЗБИВАЮТ ЗАЩИТНИКОВ ПАРКА

Очередной случай попытки незаконного строительства на территории зеленых зон зафиксирован в Москве. В этот раз на улице Лодочной в парке, идущем вдоль Химкинского водохранилища: здесь запланировано возведение сразу двух объектов – храмового комплекса и стадиона. Местные жители протестуют и требуют сохранить зелёную зону. Строители под охраной сотрудников ЧОП и неизвестных лиц, применяющих насилие, приступили к вырубке деревьев.

Освоение территории началось в 2014 году, когда тут поставили небольшую деревянную церковь. Тогда никто не протестовал и не подозревал, что это было начало большой стройки.

В апреле 2016 года на улице вдруг появился забор, и началась активная подготовка к строительству некоего крупного объекта. Через некоторое время выяснилось, что тут хотят возвести храмовый комплекс высотой в тридцать метров и площадью почти в две тысячи квадратных метров!

После этого местные жители стали собирать подписи и начали изучать документы и законодательство. На обращения в органы власти поступали успокоительные ответы в стиле «всё под контролем», «ничего страшного не происходит», «всё по плану».

Защитники парка указывали на ряд фактов, которые делают строительство невозможным, а именно:

• Постановлением правительства Москвы незаконно изменены границы объекта «природный комплекс №55 «Парк вдоль Химкинского водохранилища по Лодочной улице». Оказались нарушены Устав Москвы, генплан Москвы 2010 г., Земельный кодекс РФ.

• Парк вдоль Химкинского водохранилища является рекреационной зоной, на которой запрещена деятельность, не соответствующая целевому назначению, и запрещено размещение объектов нерекреационного использования.

• Строительство храмового комплекса предполагает вырубку большого количества деревьев возрастом 30-60 лет, что противоречит городскому Закону о защите зелёных насаждений.

• Зелёная зона между Лодочной улицей и берегом Химкинского водохранилища попадает в санитарную зону охраны питьевых источников водоснабжения Москвы, где строения должны располагаться не ближе 100м от уреза воды.

• Предельная высота сооружений здесь должна быть не более 8м.

К сожалению, никакого видимого эффекта эти доводы на московскую власть не произвели. Более того, планы уничтожения зелёной зоны дополнились проектом стадиона.

Местные жители установили дежурство, и началась фаза особо активного противостояния, которая в последние дни вылилась в насилие при бездействии полиции. Нетрудно догадаться, что насилие применялось к защитникам парка и закона.

В конце сентября 2016 года в неприметном уголке парка началась рубка. Её всё-таки заметили, и подоспевшие местные жители потребовали предъявить разрешительные документы. Документов не оказалось. Возник конфликт, после которого в сети появились многочисленные публикации с цитатой «Никому я ноги не пилил». Порубщики вынуждены были уйти, спилив лишь несколько деревьев.

3 октября 2016 года на Лодочной начались прямые столкновения противников строительства стадиона с представителями застройщика. На поле установили ограждение. Появились полицейские, ЧОПовцы и неизвестные лица в гражданском, которые старались пресечь протест местных жителей. При этом применялось насилие, в том числе по отношению к женщинам. Полиция бездействовала и даже время от времени помогала оттаскивать защитников парка от деревьев.

Местные жители говорят, что некоторых «гражданских» сумели опознать защитники парка в Торфянке. Эти «простые горожане» участвовали в столкновениях с защищавшими парк активистами.

В ситуации, когда застройщик прибегает к насилию при попустительстве полиции и властей города, у защитников парка на Лодочной остаётся небогатый выбор действий. Стоять до конца хотя бы и за забором и параллельно добиваться судебной отмены постановлений правительства Москвы, которые сделали возможным весь этот комплекс беззаконных действий.

Напомним, в настоящий момент в Москве и области существует несколько аналогичных горячих точек, о которых «Беллона» уже писала в разное время.

Наиболее серьезное противостояние продолжается сейчас в московском районе Тёплый Стан, где по адресу ул. Профсоюзная, 128 на прошлой неделе опять возобновились попытки возведения гостиничного комплекса. Если в прошлый раз на защитников сквера нападали неизвестные с закрытыми лицами, то в этот раз их пытались оттеснить от места строительства при помощи бульдозера.

Также печальный ряд московских зеленых зон, которым угрожает незаконная застройка (объект федерального культурного наследия Усадьба Коньково, парк Дубки, Серебряный бор, парк Лужники, парк Дружбы, сквер по адресу ул. Академика Капицы, д.32А, сквер на ул. Живописной и др.) пополнился еще одним «участником». Речь идёт о сквере на 1-м Краснокурсантском проезде в Лефортово, входящем в охранную зону объекта культурного наследия Екатерининский дворец. Однако, не смотря на защитный статус, здесь планируют возвести очередной храм, и это при том, что в районе уже находится три церкви, в том числе и расположенная на территории Екатерининского Дворца, прямо напротив планирующейся стройки церковь Михаила Архангела, которая нуждается в реставрации.

Игорь Ядрошников

http://bellona.ru/2016/10/10/lodochnaya/