1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Экологическое противостояние

hoperУдивительно, до чего похожи друг на друга эти две гнусные статьи, опубликованные почти одновременно под разными фамилиями в "Московском комсомольце" (?!) и "Независимой газете" (?!). Судите сами...

ШАНТАЖ ВЫХОХУЛЬЮ. ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ АКТИВНОСТЬ КАК СРЕДСТВО РЕШЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЗАДАЧ

Маленькая деревня Елка Новохоперского района Воронежской области постепенно становится символом абсурда: экологические активисты и «борцы за природу» выступают в качестве инструмента в конкурентной борьбе. В мировой практике такое случалось неоднократно, и поэтому сейчас любой масштабный экологический протест вызывает только один вопрос: кто за этим стоит?

Ажиотаж среди экологических движений вызвало планируемое освоение самого крупного и, как говорят специалисты, последнего в Европе месторождения никеля. Суммарный запас Еланского и Елкинского месторождений Новохоперского района предварительно оценивается в 400 тыс. тонн. Это гораздо меньше, чем было в месторождении на Таймыре, но запасы норильского никеля, по оценкам специалистов, в обозримом будущем будут исчерпаны.

Протест против добычи воронежского никеля, без преувеличений, обрел планетарный масштаб. Акции экологических активистов против строительства в Елке Уральской горно-металлургической компанией (УГМК) горно-обогатительного комбината (ГОКа) прошли не только в Новохоперске, что логично, но также в Париже и Лондоне. И это несмотря на то, что сформулированных планов строительства ГОКа пока, похоже, нет даже у самой УГМК. Как можно понять по открытой информации, еще не завершены необходимые исследования и нет технико-экономического обоснования освоения Еланского и Елкинского месторождений. То есть может случиться так, что никто никакой ГОК строить не будет, поскольку это окажется экономически невыгодным. Кроме того, местные власти не устают повторять, что если под Новохоперском что-то и будет построено, то это будет именно горно-обогатительный, а не металлургический комбинат.

«На ГОКе осуществляются только подземная добыча руды и ее обогащение с использованием процессов механической переработки, при которой выделяется медно-никелевый концентрат, содержащий также металлы платиновой группы, золото и серебро, – объяснял разницу профессор кафедры обогащения руд цветных и редких металлов Московского государственного института стали и сплавов Эдуард Адамов («МК-Воронеж», 11.12.12). – Эти концентраты затем направляются на Урал, где и будут перерабатываться на существующих металлургических предприятиях с получением уже чистых металлов».

Тем не менее оппоненты строительства делают громкие заявления. Например, экологический активист Константин Рубахин считает, что даже попытки работ по геологоразведке на землях, предложенных для развития проекта, незаконны. По мнению многих экоактивистов, земли, на которых УГМК приступила к геологоразведке, до сих пор не выведены из сельхозназначения, а значит, ведение там такой деятельности преступно. Борцы с добычей руды грозят подать в суд, хотя вряд ли у этого дела есть перспективы: в законодательстве ясно прописано, что при проведении геологоразведки земли своего назначения не меняют. Что логично: если там ничего не найдут, так что же их, потом опять возвращать в сельхозоборот? Такие меры предпринимаются, когда с проектом добычи уже определились.

«В России ГОКов огромное количество, – продолжает профессор Эдуард Адамов. – Многие из них могут служить примером рационального природопользования, охраны окружающей среды и занятости населения в эксплуатации горных и обогатительных предприятий. Взять хотя бы такие ГОКи, как Гайский, Учалинский, где в городах даже не ощущается присутствие таких крупных предприятий».

Тем не менее экологические активисты развернули против воронежского никеля настоящую войну. Они убеждают местное население, что все живое вокруг будет отравлено на десятилетия вперед, воду из Хопра и других водоемов пить станет невозможно, а главное, пострадает гордость Хоперского государственного природного заповедника – русская выхухоль, которая, как известно, водится только в России.

Однако директор Хоперского заповедника Александр Головков о возможном ущербе от разработки никелевых месторождений журналистам воронежской «КП» 11 марта с.г. говорил так: «Современные технологии могут сделать процесс добычи и обогащения медно-никелевой руды максимально безопасным для окружающего мира». Специалисты отмечают, что предприятие, если будет построено, займет площадь не более 500 гектаров, в зону его влияния попадут территории в радиусе не более 500 метров, а расстояние до заповедника – 15 километров.

Кроме того, явно видна тенденция ужесточения федерального законодательства, особенно в части методик расчета компенсаций за причинение вреда окружающей среде. Для новых предприятий предотвратить этот вред заранее явно выгоднее. Да и сама экономика обогащения руды требует снижения энергоемкости, а значит, очистки и вовлечения в новые технологические циклы воды и других ресурсов. Отработанная порода также вовлекается в технологический процесс, заполняя пустоты, образующиеся в результате добычи руды.

«Весь мир так работает, – говорил директор УГМК Андрей Козицын («Русский репортер», 19.07.12). – В Гамбурге металлургический завод вообще в центре города: через забор дома стоят, в Дортмунде то же самое. А здесь даже завода не будет, только ГОК».

Экономический же эффект освоения воронежских никелевых месторождений не вызывает вопросов даже у скептиков. «Выгодно ли это экономически для региона? Безусловно, – отмечал губернатор Воронежской области Алексей Гордеев («Время Воронежа» от 23.02.13). – Можно назвать цифры: порядка 4 тысяч рабочих мест, зарплата на 6–7 миллиардов в год, дополнительные налоги от 3 до 4 миллиардов в год».

Несмотря на очевидные плюсы проекта, экологические активисты тем не менее развернули громкую кампанию против него, которую губернатор Гордеев назвал троллингом.

Похоже, воронежцы имеют дело не с уникальным, но все же довольно редким для России случаем использования экологических вопросов как инструмента решения бизнес-проблем. Кто заказчик – вопрос второй. Подозревать, по идее, можно кого угодно – от «Норильского никеля», проигравшего конкурс на лицензию УГМК, до глобальных торговцев цветными металлами, не заинтересованных в появлении на рынке нового игрока.

Polit.ru (12.03.13) приводит в пример недавний скандал в Монголии, где руками экологических активистов власти США попытались создать проблемы разработчикам крупнейшего в мире месторождения меди Ою Толгой. Его ввод в эксплуатацию мог увеличить ВВП Монголии на 30% (!) и обеспечить значительную долю потребления меди в соседнем Китае. Последнее – не в интересах американского монополиста Freeport-McMoRan. И в дело вступили экологические активисты.

Методы до боли напоминают то, что сейчас происходит в Новохоперском районе. Сразу же по мановению волшебной палочки возникли как из воздуха «Стоп-никель!», ЭКА, «Движение в защиту Хопра» и даже экологическое казачество. Шустрые активисты, леденящие воображение прогнозы псевдоученых, провокации. В результате в выигрыше оказались не местные жители, а те, кто заказывал экологический протест.

На востоке Индии после экологических митингов под эгидой Greenpeace власти запретили реализацию проекта южнокорейской компании POSCO, предусматривающего строительство сталелитейного завода и порта. Это было в апреле 2012 года. А в июле 2012 года разрешение на реализацию аналогичного проекта получила индийско-люксембургская компания ArcelorMittal.

Судя по вниманию, которое экологические организации уже уделяют маленькой деревне Елка и русской выхухоли, разработка месторождений воронежского никеля будет напоминать приведенные выше примеры. Демонстрациями в Лондоне и Париже, понятно, дело не ограничится. По словам аналитика независимого аналитического агентства «Инвесткафе» Андрея Шенка (ИА REGNUM, 14.03.13), маловероятно, что «агрессивные и, главное, массовые протестные акции проходят автономно и не преследуют экономических целей». «Зеленая дубина» – орудие конкурентной борьбы, – согласен с ним председатель высшего совета общероссийской общественной экологической организации «Подорожник» Юрий Раптанов (ИА REGNUM, 22.03.13). – Это орудие давно используется на Западе, теперь и оно до нас дошло: для решения своих задач конкурирующие структуры привлекают тем или иным способом внимание общественности, экологов».

Андрей Шенк, перечисляя заинтересованных в сворачивании разведки месторождения «по экологическим мотивам», не исключает версии и о возможных зарубежных бенефициарах. Крупные мировые трейдеры могут вполне вложиться в то, чтобы на рынке никеля не возникло даже потенциальной угрозы перепроизводства, которое могло бы привести к снижению цены. «Крупные мировые трейдеры могут быть искренне заинтересованы в сворачивании проекта еще на стадии разведки недр. Из таких серьезных игроков на ум приходит только швейцарская Glencore, активно скупающая на рынке сырьевые активы», – отмечает Шенк.

«Это может быть заслуга черного пиара, потому что по экологическим параметрам всегда можно провести экспертизу и четко установить истину, есть реальный вред или нет, – отмечает ведущий инженер ОАО «Енисейгеофизика» Павел Полуян в материале Polit.ru. – А если наслаиваются какие-то пиаровские моменты, то тогда, конечно, это можно рассматривать как некий шантаж под экологическими знаменами».

Сергей Киселев
(Независимая газета, 29.03.2013)

ЧТО ЗАЩИЩАЮТ АКЦИИ «ЗЕЛЕНЫХ»: ПРИРОДУ ИЛИ БИЗНЕС-ИНТЕРЕСЫ?

В Воронежской области разгорается странное противостояние: экологические активисты протестуют против строительства горно-обогатительного комбината, решение о котором еще не принято. Уральская горно-металлургическая компания пока лишь проводит технико-экономическую, экологическую и прочие экспертизы перспективности разработки Елкинского и Еланского месторождений никеля. То есть, проще говоря, проводят геологическую доразведку. Тем не менее митинги протеста прошли не только в Новохоперске Воронежской области, и даже не только во многих городах России, но также в Лондоне, Париже и Нью-Йорке. Это не может не наводить на мысль, что дело тут вовсе не в экологии. Скорее всего, мы имеем дело со случаем экологии, применяемой исключительно в экономических интересах

Это далеко не первый и, вероятно, не последний случай использования экологических проблем для решения бизнес-задач. С одной стороны, в мире мало более одобряемых видов деятельности, чем экология — тут даже нечего объяснять. С другой стороны, за десятилетия экологической активности накоплен достаточно большой объем информации, доказывающей, что действия, направленные, на первый взгляд, на защиту окружающей среды, на самом деле могут преследовать совсем другие цели. Что бы ни было написано на лозунгах и транспарантах.

Аналитики называют как минимум три возможные стандартные схемы, по которым экологические организации помогают своим «спонсорам» решать их бизнес-задачи.

Схема 1. «Завод здесь строить нельзя». И завод не строят. Позже выясняется, что завод нельзя строить конкретной компании. А вот против того, что чуть позже здесь построит точно такой же завод другая компания, экологи почему-то не возражают.

Схема 2. «Добыча полезных ископаемых в этом регионе приведет к экологической катастрофе». И полезные ископаемые не добывают. Позже выясняется, что экологическую активность в этом регионе проспонсировала компания, заинтересованная в поставках в этот регион того сырья, которое планировалось добывать.

Схема 3. «Этот объект угрожает окружающей среде». И активисты экологических организаций блокируют завод, порт или стройку, парализуя их работу, порой на продолжительное время. Позже выясняется, что таким образом экологические активисты, возможно, сами не понимая того, расчищали путь для альтернативного продукта, сырья, услуги или компании, работающей на том же рынке.

Вот лишь несколько примеров.

В мае 2005 года 35 активистов британского дивизиона Greenpeace проникли на завод компании Land Rover в городе Солихалл и остановили конвейер по производству внедорожников. По мнению экологов, автомобили компании потребляют слишком много бензина и наносят серьезный ущерб окружающей среде. Одновременно с акцией в Солихалле более тысячи активистов Greenpeace попытались блокировать работу дилерских центров Land Rover в Лондоне, Бирмингеме, Бристоле, Глазго, Лидсе, Манчестере и Саутгемптоне.

В Land Rover уверены, что действия Greenpeace были предприняты в интересах американских компаний Ford и General Motors. Американские производители предлагают на мировом рынке внедорожники и кроссоверы, являющиеся прямыми конкурентами автомобилей Land Rover. И топлива потребляют в лучшем случае не меньше.

В 2005-2008 годах активисты Greenpeace провели серию акций против использования угля европейскими энергетическими компаниями. Главным объектом атак стал угольный порт Роттердама. А наибольшего внимания удостоился германский концерн E.ON.

В сентябре 2005 года судно Greenpeace Argus и активисты организации на несколько часов заблокировали работу порта. Под тем предлогом, что использование угля способствует дальнейшему изменению климата.

В 2008 году антиугольные акции Greenpeace были оформлены в кампанию «Quit Coal: Save the Climate» («Прекратите сжигать уголь, спасите климат»). На несколько часов было заблокировано строительство ТЭЦ, принадлежащей E.ON. Опять пострадал порт Роттердама. Два судна Greenpeace — Rainbow Warrior и Beluga — блокировали вход в порт. Причем экипажу второго судна удавалось это делать в течение суток.

С 2010 года активисты Greenpeace ведут борьбу против освоения арктического шельфа. Сначала объектом атак организации была британская компания Cairn Energy. В августе 2010 года активисты Greenpeace заняли буровую платформу компании в море Баффина недалеко от Гренландии. В результате акции работа платформы была остановлена. А в мае 2011 года экологи атаковали еще одну нефтяную платформу на гренландском шельфе, во время ее транспортировки к месту бурения. Транспортировка платформы была на время приостановлена.

С июля 2012 года Greenpeace начала акцию Save the Arctic («Защитим Арктику»). Ее основная цель — создание всемирного заповедника вокруг Северного полюса с полным запретом нефтедобычи, рыболовства и войн в данном регионе.

В январе 2010 года швейцарское отделение Всемирного фонда дикой природы (WWF) и Фонд защиты и обустройства ландшафта выступили против строительства горнолыжного курорта Aminona-Est в кантоне Вале. Оператором проекта стоимостью 300 млн долларов выступала российская компания Mirax Group. Экологи заявили, что экспертиза водозащитных сооружений в районе возможного курорта проведена не на должном уровне, а исследования всех последствий строительства на сухих горных плато, являющихся памятниками природы федерального значения, и вовсе не было. Организации подали ходатайство об остановке строительства в Совет кантона Вале. В феврале 2010 года оно было удовлетворено, и Mirax Group прекратила реализацию проекта.

Под давлением экологов о приостановке или отказе от проектов заявили Royal Dutch Shell, Cairn Energy, BP. Но не является секретом, что проекты в Арктике невыгодны конкурентам вышеперечисленных компаний. Chevron, ConocoPhillips, Total не смогли войти в число операторов проектов в арктических регионах. А кроме того, освоение Арктики создает конкуренцию проектам данных компаний в других регионах (Chevron — Мексиканский залив и Техас, ConocoPhillips — Аляска). Любопытно, что высказывания генерального директора Total Кристофа де Маржери и старшего вице-президента компании по разведке и добыче в Северной Европе Патрика де Вивье с критикой арктических проектов цитируются на сайте Greenpeace...

При этом экологическая активность все больше политизируется. Самый яркий пример в нашей стране — защита Химкинского леса. Оставим в стороне доводы сторонников строительства скоростной трассы Москва-Петербург, хотя они, по меньшей мере, не менее убедительны, чем доводы их оппонентов. Но что мы видим в результате? «Химкинский лес» теперь — движение, причем не столько экологическое, сколько политическое. Его лидер Евгения Чирикова — лауреат разного рода премий и получатель грантов, активисты движения, включая лидера, — неизменные участники многих протестных мероприятий.

Воронежские блогеры и СМИ давно обратили внимание на то, что списки участников мероприятий против строительства горно-обогатительного комбината под Новохоперском почти полностью совпадают со списками участников протестных акций в Воронеже и Москве.

Не говоря о Евгении Чириковой, которая, как сообщается, участвовала в «битве за Хопер» в качестве консультанта, в Воронежской области периодически появляются другие, хотя и менее известные, но тоже неоднозначные персонажи.

Например, Константин Рубахин — фотограф, участник московских митингов и помощник депутата Госдумы Ильи Пономарева, Анатолий Кравченко — лидер протестных митингов в Воронеже, активист движения «За честные выборы». Наталья Звягина — активист движения «Стратегия 31», участник акций протеста, Нина Беляева — участник акций протеста, член партии «Справедливая Россия».

Но разница между «Химкинским лесом» в его нынешнем состоянии и Движением в защиту Хопра довольно существенна. В первом случае экологические проблемы могли использоваться для решения политических задач. Во втором — экология, похоже, используется для решения экономических задач, а политика скорее всего выступает в качестве прикрытия. «Ну да, подозревайте нас в том, что мы превращаем экологию в политику, — как бы говорят участники процесса. — Только, пожалуйста, не задавайте вопросов про экономическую подоплеку протеста».

Связь же воронежских экологических (или экономических?) активистов с международными структурами прослеживается, на мой взгляд, явно. Само по себе это не говорит ни о чем: у Красного Креста или фонда «Подари жизнь» тоже масса международных контактов. Другой вопрос, что речь идет о структурах, которые, по оценке экспертов, могут напрямую или опосредованно сотрудничать не только с правительствами иностранных государств — а это уже вызывает вопросы, но и с крупнейшими бизнес-структурами.

«Еще одним персонажем, которого озаботила ситуация в Воронежской области, стала Татьяна Каргина — один из самых известных в России «политических экологов». Дама, активно работающая со многими западными НКО, обладает изрядным опытом информационного давления на крупные компании. К примеру, как раз благодаря курируемой Каргиной программе «Экозащита» было сорвано строительство металлургического завода в Красноярске. Кстати, именно этой программой пытаются сорвать разработку и никелевых месторождений под Воронежем.

Стоит отметить, что Татьяна Каргина официально работает (работала?) в американской НКО «Прожект Хармони, Инк.» (PH International или Project Harmony Inc). Стоит отметить, что с Россией PH International, как и многие другие западные фонды, начала работать в разгар холодной войны в 1985 году. По данным разных источников, НКО до сих пор работает в качестве агента влияния спецслужб США» — сообщает Newsinfo.ru

Вопрос, кому выгодны действия экологов, протестующих против разработки воронежского никеля, в данном случае — не главный. Они могут быть выгодны всем — от нашего «Норильского никеля», проигравшего конкурс на разработку воронежских месторождений, до крупнейшего в мире сырьевого трейдера Glencore, который как раз сейчас находится в процессе слияния с одним из крупнейших в мире производителей меди и никеля — компанией Xstrata.

О том, что в новохоперских протестах, где эмоции накалились до степени рукоприкладства, есть другие мотивы, помимо защиты природы, начали подозревать и местные жители. Так, на Воронежском городском портале 36on.ru —Атаман Второго Хоперского казачьего округа Валерий Телегин обратился с открытым письмом к губернатору Воронежской области Алексею Гордееву, в котором признает, что казаки неправильно оценили ситуацию. И изначально поддержали не полезную для региона постройку ГОКа, а «продажных агентов и провокаторов из других регионов». В результате в Новохоперске в середине марта возник чуть ли не народный бунт — с разгромом техники УГМК и оскорблениями в адрес сотрудников ЧОПа, ее охранявших. «Нас спровоцировали чужаки из Москвы и ряженые казаками торгаши из Урюпинска, использовали в своих целях», — пишет атаман губернатору. По его словам, все проблемы освоения воронежского никеля сводятся, в конечном счете, к одной: неосведомленности местных жителей о реальных целях УГМК, с одной стороны, и экологов — с другой.

Впрочем, несложно предположить, что, вопреки даже мнению местных жителей, активность экологов на реке Хопер будет какое-то время продолжаться. Потому что экологические акции против проекта УГМК подходят под все три выше описанных нами типа слияния экологии с экономикой. И плюс к тому, на мой взгляд, в них очевидна политическая составляющая. Как показывает практика, то дело, в общем, должно оказаться беспроигрышным: экологические акции, как правило, приносят если не экономические, то как минимум политические дивиденды.

Николай Михеев
(Московский комсомолец, 08.04.2013)

ИНТЕРЕСНЫМИ В ЭТОЙ СВЯЗИ ОКАЗАЛИСЬ И КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ

воронеж
9 апреля 2013 в 13:39

Статья явно заказная , кто может быть рад разработке этого никеля . Непроходящая тоска , что у нас тут будут рыть,равносильно что пить кровь с наших тел. Нет для бизнеса ничего ятого. Приезжайте, автор, посмотрите ,что губят, прежде чем миру про Воронеж оповещать.

александр
9 апреля 2013 в 15:15
В статье нет ни слова о том,сколько никеля необходимо нашей стране-это раз, покрывает ли и на сколько потребности своей промышленности Норильский никель-это два,естли необходимость вообще разрабатывать Воронежское месторождение никеля-это три.Я думаю вся продукция будет поставляться на запад,баснословные прибыли будут получать владельцы карьера,а местные жители получат зарплату чуть выше средней по району и кучу болезней в придачу!!! Рыть огромный котлован в центре черноземья для обогащения кучки негодяев-это преступление ,сравнимое с фашизмом.А иначе как назовешь это варворство,губить уникальную природу ,людей ,живущих в радиусе минимум километров 150 из-за сраной кучки никеля.А Валерий Телегин просто безграмотный человек,его необходимо гнать из атоманов,раз отказывается защищать свой край.Любой горный инженер раскажет ,что открытой ямой месторождение разрабатывается в том случае ,если во первых глубина залегания полезного ископаемого,в данном случае речь идет о никеле,не большая,примером тому песчаные карьеры и во вторых если нужно сэкономить бабло ну в очень большом объеме.Если я подчеркиваю если разработка Воронежского месторождения является необходимым условием национальной безопасности страны(в чем я однако сомневаюсь)ну пусть будет даже так,ВСЕ РАВНО для сохранения деревень,кладбищ,пашен всего живого -разрабатывайте эти залежи шахтным способом ,используя самые передовые западные технологии.А сырье для переработки везите в Норильск.Не надо строить будет ГОК в Воронеже.СЕЙЧАС можно понять и простить ХРУЩЕВУ строительство большущей ямы в ЖЕЛЕЗНОГОРСКЕ Курской области.ТО УРОДСТВО,которое принес тому району(Швейцария по срванению с тем местом-отстой) карьер, уже никогда не исправить.Но тогда страна только только начала выходить из под военной разрухи,стране нужен был металл как можно больше и как можно дешевле.И в свете уже сегодняшнего дня можно уверенно сказать можно было и тогда обойтись подземным способом разработки то бишь шахтами.Поскольку получается выкопали эту огромную Михайловскую яму почти по заказу китайцев и для китайцев.А на защиту Воронежской земли от немецко-фашистских захватчиков мы должны подняться всем русским миром. Нам там жить! А те, кто пытается построить ГОК,там жить не будут,у них у всех жилье в Англии,Испании в Америке.Здесь им нужно только дешево зарабатываемое бабло...

Павел
9 апреля 2013 в 17:48
Тяжёлое впечатление от "логики" автора. Он приводит случаи, в которых экологи якобы работали на конкурентов или зарабатывали политический капитал (хотя во многих примерах эти обвинения необоснованны). На этом основании мажет чёрной краской всех выступающих против тех или иных проектов по экологическим соображениям. Итак, всё, что планирует власть и бизнес, - хорошо; все ваши опасения за окружающую среду - это ваши галлюцинации. На мой взгляд, проблемы экологической безопасности слишком серьёзны, чтобы в каждом случае не разбирать ситуацию по существу, а отвлекаться на подобные посторонние рассуждения.

Алексей Мыцыков
9 апреля 2013 в 19:38
Хм... мне МК запомнился какой-то хорошей статьей, но оказывается что эта газета одного поля ягода с АиФ и прочим шлаком: одна заказная статья портит все хорошее впечатление с большим запасом. Тьфу. ЗЫ: Живу в Урюпинске, в последних антиникелевых акциях не участвую, но вижу что большинство людей настроены категорически против никеля.

Вивекананда
9 апреля 2013 в 23:39
Заказная статья. Вранья выше крыши. Автор хоть был на месте? и как оперативно извещают УГМК о выходе заказухи - первыми слетаются угмкашные боты

Алексей Мыцыков
10 апреля 2013 в 08:47
Действительно, бывает так что в проплаченности обвиняют всех кто под руку попадется. Но по этой статье видно что автор не пытался хоть сколько-нибудь вникнуть в проблему, а писал "на заданную тему": в первых строках сразу же объявляются виновные в напряженной ситуации в регионе - нечистые на руку экологи. Это и есть признак заказной статьи, продажности автора.

Роман
10 апреля 2013 в 16:55
Статья идиота и для идиотов, УГМК заявило что до 2015 года ведет гео разведку после чего начнется добыча и строительство комбината, не понимать что такое никель для Чернозема может только конченный идиот, как и создатель этой статьи, я из Черноземья и не хочу кислотных дождей на моей земле

Алина
10 апреля 2013 в 20:45
Самое смешное в таких статьях (и в хвалебных комментариях к ним), это то, что ни автор, ни комментаторы (а зачастую, даже сами их заказчики) ничего не смыслят в экономике, территориально-производственном планировании и пр. Понятно, что статья заказная ("Николаю Михееву", автору единственной статейки, тоже нужно кушать), плохо, что низкопробная и безграмотная. :( Ну а вы там держитесь, на Хопре. Если УГМК экономит на авторах, хорошо построить ГОК они точно не смогут - там то нужны серьезные инвестиции, последствия экономии будут серьезнее, чем неприятный осадок от глупого текста.

Божедар
10 апреля 2013 в 22:14
Автор смешал в кучу все что знал о зеленых, т.е. вместо раздельного анализа все свалил в кучу. Созданный им мусор не позволил увидеть главное - угрозы уничтожения самого чистого региона Европы, утрату питьевого ресурса - Дона, гибель самых богатых в мире земель - чернозема. В какой-то грязной возне вокруг интересов воров от корпораций он забыл о народе, который еще живет на этой земле и будет жить. Тут еще и придурки поддакивают ворам. Дурак дурака видит издалека. Не о деньгах думайте чужих, а о своей жизни...

 

Читайте еще на эту тему:

На защиту Черноземья от добычи никеля стал академик Алексей Яблоков

Битва за Хопер

Против экоактивистов в Воронежской области возбудили уже три уголовных дела