1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Опыт и практика экоактивизма в России

Об истории развития, рецептах успеха и способах финансирования онлайн-кампаний журналист «Беллоны» Лия Вандышева поговорила с Татьяной Каргиной – директором по развитию «Зеленого движения России ЭКА», активным участником движения «В защиту Хопра!», инициатором множества онлайн-проектов.

– Татьяна, когда зародился экологический онлайн-активизм в России? Что послужило стимулом для этого?

– Активисты стали использовать возможности Интернета, как только он стал широко распространяться в России. Конечно, мощным толчком послужило развитие социальных сетей – в частности, таких как «ВКонтакте» и «Одноклассники», каждая из которых – со своей спецификой аудитории. Я помню многотысячные группы «ВКонтакте», посвященные сбору подписей за отмену охоты на бельков и другим громким экологическим кампаниям.

– Получается, онлайн-активизм становится все более популярным?

– По моим наблюдениям, за последние 3-4 года произошел количественный и качественный скачок в онлайн-активизме, в том числе экологическом. Мы это заметили, потому что уже несколько лет проводим в России неформальную конференцию SocialCamp об использовании интернет-технологий для гражданских инициатив: мы увидели, как стремительно растет число таких инициатив, специальных сервисов и сайтов, мобильных приложений для гражданского активизма. Это связано с взрывным ростом технологий, широким распространением устройств для пользования мобильным Интернетом. Вы можете стать онлайн-активистом в любом месте, где есть связь, с вашего мобильного телефона или планшета, все стало чрезвычайно мобильным. Я считаю, что экологическим активистам просто необходимо это осваивать и очень активно пользоваться для своих целей, так как у активистов всегда ограничены ресурсы, в том числе финансовые, и они не могут так просто и эффективно достичь свою аудиторию, как это могут делать, например, коммерческие компании с рекламными бюджетами. А Интернет дает нам огромные возможности для этого.

– Какие виды экологического онлайн-активизма стали у нас наиболее распространенными?

– Самый распространенный – это создание и распространение разного рода онлайн-петиций по сбору подписей по какой-либо экологической проблеме. Это также отличная возможность распространить информацию о проблеме, потому что если петиция удачная, то люди охотно делятся ею, пересылают друг другу, у сервисов петиций есть опция поделиться в социальных сетях и переслать по почте другу.

Также очень распространена экологическая онлайн-активность в соцсетях – создание тематических групп, встреч, приглашение туда других пользователей, распространение призывов к разным экологическим действиям (той же подписи онлайн-петиций) через лайки и репосты на свою страницу. Для меня была открытием социальная сеть «Одноклассники» в плане работы с аудиторией в сельской местности и небольших городах, где большинство пользователей соцсетей, особенно среднего возраста, зарегистрировано именно в этой сети. Пришлось там и мне регистрироваться. Также растет число блогов, онлайн-СМИ, онлайн-справочников на экотему, причем многие успешные проекты создаются людьми, для которых экоактивизм не является основным занятием. Это просто неравнодушные к теме люди, желающие внести свой вклад в защиту природы. Их ресурсы интересны тем, что часто они работают над проблемой, как «упаковать» информацию, в том числе с дизайнерской точки зрения, чтобы это было интересно обычному пользователю, как ее продвигать в массы.

– В последнее время мы видим все больше примеров краудсорсинговых и краудфандинговых проектов, которые решают социальные, в том числе экологические, проблемы. Расскажите о них подробнее.

– Краудсорсинг (англ. crowdsourcing, crowd – «толпа» и sourcing – «использование ресурсов») – это решение общественно значимых задач силами множества добровольцев, часто координирующих при этом свою деятельность с помощью информационных технологий.

Один из примеров – онлайн-карта пунктов приема вторсырья «Вторая жизнь вещей» (проект Гринпис России в партнерстве с движением «Мусора.Больше.Нет» и коалицией «Pro Отходы»). На карте представлено 22 города России, их число растет, вся работа по наполнению карты, ее модерированию и развитию происходит на волонтерской основе. Возможность вносить информацию и дополнять ее привлекает большое количество «идейных» участников.

Сервис Ecofront.ru спроектирован так, чтобы решить вопрос уборки конкретной свалки даже усилиями всего одного человека. Для этого на сервисе есть разные возможности, и их реализация зависит только от выбора пользователя. Таких интернет-сервисов для решения конкретных проблем, в том числе экологических, при активном участии пользователей становится все больше.

Краудфандинг (народное финансирование, от англ. сrowd funding, сrowd – «толпа» и funding – «финансирование») – коллективное сотрудничество людей, которые добровольно объединяют свои деньги, как правило через Интернет, чтобы поддержать усилия других людей, развивается и в экосфере. Например, буквально на днях было собрано 200 тысяч рублей для съемок документального фильма «Волонтеры. Игры с огнем» о тушении лесных пожаров силами волонтеров. Средства собирались через специально созданную для таких целей российскую платформу Planeta.ru.

– Какие кампании за последние годы оказались наиболее успешными?

– Наверное, самые популярные и успешные – это онлайн-кампании Гринпис, которые давно и системно занимаются развитием киберактивизма. Одна из последних кампаний Гринпис в защиту Арктики собрала, насколько мне известно, подписи более 2 млн человек в мире. Рекомендую всем посмотреть тексты онлайн-петиций Гринпис – они короткие, доступные для непосвященного пользователя, мотивирующие. Можно посмотреть более развернутые аргументы, а также то, как Гринпис занимается продвижением петиций посредством социальных сетей и баз сторонников. Из рекомендаций – нужно системно, каждый день заниматься развитием своих групп в соцсетях и баз сторонников, так же как и другими видами экоактивности. Если заниматься продвижением раз от раза – это не сработает.

Есть отличный российский ресурс democrator.ru, администрация которого берет на себя труд отправлять вашу петицию в бумажном виде адресату после набора определенного числа голосов и информировать об ответе. Последние пару лет очень много запускается петиций, наиболее часто – через ресурсы Avaaz.org/ru и Change.org/ru. Конечно же, часть из них достигает результата, я не делала специального мониторинга по этому поводу. Однако онлайн-кампания – это всегда один из инструментов, которые чаще всего срабатывают именно в комплексе.

– А какие кампании провалились?

– Про кампании, которые провалились, сложно сказать, потому что широкая публика о них так и не узнала.

– Каковы, по-вашему, критерии успешности экологической онлайн-кампании?

– Основной успех – это достижение цели онлайн-кампании, когда ее основное требование услышано и выполнено тем адресатом, к кому она обращена. Однако у онлайн-кампании есть и другие полезные функции, и то, насколько хорошо они выполняются, также служит критерием успеха. Одна из наиболее важных функций – просвещение широкой публики о той или иной экологической проблеме и путях решения, формирование общественного мнения. Здесь важно сделать сообщение о ситуации и путях ее решения. Даже если проблема очень сложна, сообщение должно быть лаконичным и простым – с одной стороны, аргументированным – с другой и достаточно «цепляющим» – с третьей, чтобы у людей появился стимул не только подписать, но и распространить петицию. Из типичных ошибок, которые можно наблюдать у создателей онлайн-петиций, это длинные и сложные тексты.

– Как обычно работают экоактивисты и часто ли они используют интернет-ресурсы?

– Тут все зависит от привычного для активиста стиля работы. Для кого-то Интернет и онлайн- или киберактивизм – это привычная стихия, особенно для так называемого поколения Z (термин, применяемый на Западе для поколения людей, родившихся примерно между ранними девяностыми и средними двухтысячными; то, что предыдущие поколения – X и Y – называли «новыми технологиями» или «технологиями будущего», для поколения Z уже настоящее). Однако это только один из инструментов, который хорошо иметь в арсенале, но не переоценивать его. Важна работа «в поле» и большое число других видов активности, которыми системно достигается успех. Поэтому в команде хорошо иметь разных людей, в том числе тех, кто отвечает за продвижение в сети. Однако особенности онлайн-активизма в том, что невозможно продвигать ту или иную экологическую инициативу в одиночку, это всегда коллективные действия – каждый должен подписать, лайкнуть, вступить, переслать, репостить. Сегодня появилось такое огромное число возможностей быть на связи, даже если вы находитесь в поле, например, через мобильный Интернет, что нет никаких технических сложностей заниматься онлайн-активизмом, остаются только сложности психологические.

– Каким образом экоактивистам удается достучаться до той аудитории, которая не сидит в Интернете?

– По примеру нашей кампании в защиту Хопра – это такие традиционные способы как расклейка и раздача листовок «от дома к дому», издание и распространение собственной бумажной газеты, одиночные пикеты с раздачей листовок, митинги, которые служат, в том числе и для передачи информации, работа с традиционными СМИ. Однако многие люди все равно приходят в социальные сети, потому что скорость и эффективность распространения информации несоизмеримо выше. Некоторые из знакомых активистов регистрировались там специально, чтобы заниматься экологической проблемой, есть те, кто пользуется социальными сетями и практически не пользуется электронной почтой. Еще одна функция – собирается база неравнодушных людей, с которыми можно работать и дальше по этой проблеме.

– Есть ли, на Ваш взгляд, какой-то зарубежный опыт экологического онлайн-активизма, который в России не мешало бы перенять?

– Есть несколько крупных и действительно успешных сервисов онлайн-петиций, которые российским активистам стоит изучить – как они организованы, как структурируют информацию, каким образом работают со своими пользователями. Один из старых сервисов онлайн-петиций – www.care2.com (около 25 млн пользователей). Российским онлайн-активистам в последнее время хорошо известны такие ресурсы для создания собственных онлайн-кампаний, как Avaaz.org/ru (около 35 млн пользователей) и Change.org/ru (около 65 млн пользователей), так как они действуют в том числе на русском языке. Это одни из самых известных платформ-сообществ в мире, которые имеют опыт сбора миллионов подписей под отдельными кампаниями. У них очень удобный интерфейс и функционал, что привлекает все новых и новых пользователей. Важным элементом, на мой взгляд, является рассказывание «историй успеха» – у создателя петиции есть опция держать в курсе изменений и побед, что мотивирует использовать этот инструмент и дальше.

– Как бы Вы сравнили онлайн-активность в России и за рубежом?

– В целом, социальная онлайн-активность в Европе и Америке в разы выше, но это связано скорее не с Интернетом, а с общим уровнем развития гражданского общества. У нас тоже огромное и растущее число интернет-пользователей, но процент тех, кто направляет свою интернет-активность в социальное русло, гораздо меньше. Но сейчас у пользователей наступает насыщение развлекательной информацией, и люди готовы больше участвовать в онлайн-активизме, мы видим этот рост активности. Это значит, что у экоактивистов огромное поле для работы, и это очень интересно!

– Как сделать так, чтобы «экологическая активность» не перебрасывалась от адресанта к адресату и назад, как теннисный мячик, и чтобы у участников онлайн-мероприятий после нажатия нескольких кнопок на клавиатуре не возникало иллюзии плодотворно проделанной работы? Как экодеятельности помочь выплеснуться из режима онлайн в реальный мир?

– Нужно понять, как дальше информировать пользователя либо о ходе кампании, либо о других возможных действиях, которые он может совершить для помощи в достижении целей, или вовлекать его в более системную экологическую деятельность. Например, у большинства сервисов онлайн-петиций есть функция, с помощью которой ее автор может посылать сообщения подписантам, держать их в курсе. Однако пользоваться этой функцией нужно очень умеренно, чтобы не «спамить» пользователя. Также можно приглашать интернет-пользователей в онлайн-рассылки, ваши группы в соцсетях, чтобы быть с ними в постоянном контакте и информировать о других возможностях участия. В целом, мне кажется замечательным, что онлайн-активизм дал возможность даже тем пользователям, которые готовы только на простые действия, как-то проявить себя и внести свой вклад. Сколько времени и усилий человек готов тратить на экоактивность, должно оставаться его выбором, наша задача как экологических организаций и инициативных групп с постоянной работой и миссией – организовать и совершенствовать эту возможность с помощью онлайн-инструментов.

Лия Вандышева
(Беллона, 07/05-2014)

Интервью взято из нового 54-ого номера издаваемого «Беллоной» журнала «Экология и Право»